Миссия культуры

20.11.2013

Елена Ямпольская — российский журналист, писатель, театральный критик, с 2011 года главный редактор газеты «Культура». Её назначение на этот пост вызвало шквал эмоций и заявлений, а сама «Культура» пережила новое рождение. После же недавнего блестящего выступления на президентском Совете по культуре и искусству споры вокруг персоны главного редактора «Культуры» вспыхнули с новой силой. 

Корреспондент «Завтра» встретился с Еленой Ямпольской и расспросил о самых животрепещущих темах современной российской культуры.

«Завтра»: Елена Александровна, все мы знали газету «Культура» как рупор либеральной мысли. С Вашим приходом всё кардинально изменилось. На каких принципах строится теперь политика газеты?
Ямпольская: Политика газеты очевидна для всех, кто нас читает. Можно обозначить формальные принципы: это пророссийское издание, это патриотическое издание, это издание, относящееся с огромным уважением к нашей истории, как в целом российской, так и конкретно — советской. Ибо всё-таки большинство из нас вышли родом из той эпохи, и поливать её грязью мы не собираемся ни при каких обстоятельствах. Конечно, «Культура» — газета светская, однако мы много внимания уделяем традиционным для России религиозным конфессиям, особенно Русской Православной Церкви. У нас нет никаких особенных отношений с Патриархией, но при любых нападках на Церковь, при попытках спровоцировать вокруг нее очередной скандал мы всегда встаем на её сторону.

Мы — газета, интересующаяся той культурой, которая имеет отношение к нравственности, культурой, несущей определенную систему ценностей. Соответственно, некоторые вещи, интересные, быть может, для других изданий, на наших страницах не печатаются. Скажем, инсталляция из старых унитазов считается частью современной культуры, но нас она по определению не интересует.

При этом быть «правильными» — только полдела. И для газеты, и для человека. Дальше встает вопрос: что ты можешь как профессионал предложить читателю? Газета должна оставаться интересной, читабельной, красивой — чтобы было приятно ее в руки взять, на стол положить. Лично я считаю, что у нас самая красивая газета в стране — мы в это вкладываем много сил и дизайнерских умений.

«Завтра»: Сложен ли был период перехода газеты к новой модели? В это время критика со стороны либерального лагеря лилась нескончаемым потоком. И поменялся ли читатель «Культуры»? Должно быть, теперь совершенно другой круг людей покупает вашу газету.
Ямпольская: Думаю, на данный момент, круг читателей поменялся полностью. А также во много раз расширился и продолжает расширяться. Болезненным, на мой взгляд, этот переход не был, ведь старая «Культура» умерла в октябре 2011-го, а наш первый номер вышел в январе 2012-го. То есть два с лишним месяца никакой газеты «Культура» не было вообще, а потом новая команда ясно продемонстрировала, что она собирается выпускать абсолютно новое издание.

Единственное, о чём я сейчас сожалею, — так это о том, что, в силу природной мягкости моего характера и порядочности наших инвесторов, мы сразу не избавились от команды, работавшей в прежней «Культуре». Напротив, постарались создать этим людям условия, чтобы они могли найти себя в нашей газете. Это было связано исключительно с человеколюбивыми побуждениями: при прежнем руководстве редакция около семи месяцев вообще не получала зарплату. Когда я пришла знакомиться с коллективом, часть людей произвела на меня впечатление бомжей. Страшная разруха в здании; на столах стояли такие компьютеры, которых я никогда прежде не видела. В общем, мы проявили великодушие, которое достаточно дорого нам обошлось. Выплатили чужие долги по зарплате и предложили всем желающим остаться, попробовать. Это стоило больших нервов и впустую потраченных сил. Гораздо проще и разумнее было бы, как я теперь понимаю, просто сразу набрать новую команду. Как говорится, не делай добра — не получишь черной неблагодарности. Вместо того, чтобы сказать «спасибо» и честно работать, или так же честно уйти, отдельные персонажи начали гнать волну, выступать на либеральных радиостанциях — куда их до того в жизни не приглашали, а теперь прямо-таки раскрыли им объятья, — по поводу того, какое мракобесие начинается в газете «Культура», какой кошмарный главный редактор туда пришёл, как она всех зажимает, жизни никому нет и так далее.

Без этого мелкого, гнусного, свинского скандала мы вполне могли бы обойтись, если бы подошли к вопросу так, как свойственно прагматичным медиаменеджерам. Новые владельцы, новое руководство, новая команда. И никаких сантиментов.

Впрочем, тот период давно закончился. Редакция сформирована, в ней остались всего два человека из старого коллектива. Причём эти двое — замечательные люди и, на мой взгляд, очень высокие профессионалы. Они придерживаются именно тех взглядов, к которым тяготеет нынешняя газета «Культура», и, очень надеюсь, теперь работают в своё удовольствие.

«Завтра»: А для кого предназначена обновлённая «Культура»? Кто её читатель? Раньше был слоган «Еженедельная газета интеллигенции». Теперь — «Духовное пространство русской Евразии».
Ямпольская: Да, слоган чересчур пафосный, но нам надо было с самого начала сделать заявку — именно на охват какого пространства мы амбициозно претендуем. Это постсоветские государства, прежде всего. Но также — любая земля, ощутившая на себе влияние русской культуры, русского языка, русского мировоззрения.

Для кого газета предназначена? Для любого человека, чьи духовные запросы выходят за рамки демографической ситуации в семье Пугачёвой и Галкина. Если еще хоть что-нибудь способно его взволновать, наша газета вполне подойдет. Потому что она, на мой взгляд, интересна, она разнообразна, она грамотна, в конце концов. Мы обсуждаем самые острые социальные вопросы, публикуем много специальных репортажей: наши корреспонденты ездят по всей стране. Героями публикаций становятся не только деятели культуры, но люди, работающие на земле, ученые, политики, военные, разведчики. В само слово «культура» мы вкладываем максимально широкий смысл. Культура человеческих взаимоотношений, культура окружающей среды, культура честного труда.

«Завтра»: Но вы всё-таки отсекаете определённую часть современного искусства. Ведь большая часть площадок занята, именно так называемой «либеральной тусовкой». Вы не освещаете и не анализируете эту культуру, которая, по сути, занимает немалую нишу современного культурного пространства нашей страны.
Ямпольская: Не страны, и даже не Москвы, а центра столицы. Если мы сейчас посчитаем, сколько народа входит в ту «тусовку», которую вы упомянули… Честно скажу, как главный редактор, не вижу резона гнаться за этой микроскопической, хотя, действительно, очень шумной аудиторией. А тем паче — я не готова кривить душой, чтобы им понравиться. О глухом молчании речь не идет: мы можем написать, например, об очередном проекте Гельмана, но — со своей позиции. Даем собственную оценку, раздражаем, провоцируем, вызываем споры. Это нормальная для газеты деятельность — раздражать и провоцировать.

«Завтра»: И, надо сказать, это вам удаётся неплохо: 12 октября в эфире радиостанции «Эхо Москвы» во время обсуждения вопроса об идеологии в культуре в Ваш адрес просто нескончаемой волной лилась критика. Взбесились прямо-таки!
Ямпольская: Знаете, мало что меня сейчас радует в жизни так, как эта безостановочная ругань, которая продолжается со времён президентского Совета по культуре, где мне посчастливилось взять слово. Ну и выступление в Совете Федерации, на заседании по проведению Года культуры, тоже добавило «доброжелателей». Вот уже несколько недель я читаю разнообразный бред в свой адрес, типа: Ямпольская призвала вывезти всю культурную элиту за МКАД и бросить в чистом поле. Читаю с наслаждением. Во-первых, есть сугубо личная корысть. Как говорит Никита Михалков: чем больше клевещут, тем чище душа. Во-вторых, я понимаю, что, видимо, мы затеяли очень серьёзное дело, если на него так реагируют. Год культуры!… Да в России каждый год как-нибудь называется. Недавно был Год русского языка. Кто запомнил, чем он ознаменовался? Провели определенное количество мероприятий, всё по регламенту, правильно и скучно. А тут объявили Год культуры, и крика столько… Потому что понимают: речь идёт не о концертах и выставках, и даже не о распределении грантов. Не о культуре в узком понимании, когда ее автоматически приравнивают к искусству. Мол, культура — это когда играют на скрипке. Извините, культура — это гораздо больше. Культура — это система ценностей, которыми живет общество.

«Взбесились», как вы абсолютно точно выразились, — потому что почувствовали, что время меняется, причём меняется необратимо. Им обидно. Им страшно. Как нам было жутковато еще несколько лет назад, так теперь не по себе становится нашим оппонентам. Этот крик на «Эхе…» — свидетельство огромного испуга и полнейшей внутренней слабости.

Но самое смешное, когда режиссёр Андрей Смирнов в эфире сказал, что собирался писать Путину кляузу на нас с Мединским. И хотел привлечь к этому занятию своих коллег. Это удивительная особенность наших либералов: такие вроде бы свободомыслящие, такие продвинутые, но, чуть что, немедленно садятся сочинять донос царю, причём коллективный. Прискорбная убогость методов. Мне, например, не придёт в голову отправить Владимиру Владимировичу жалобу на Смирнова: во‑первых, неловко отвлекать президента от более важных дел, а, во‑вторых, я считаю, что эти методы уже не работают. Стучать — нехорошо.

«Завтра»: А как Вы можете прокомментировать ситуацию в противоположном лагере, в целом? Не считая страха, о котором Вы упомянули, есть ли ещё какие-то причины, почему они так волнуются?
Ямпольская: В российском либерализме, на несчастье, собрались специфические люди, которые совершенно не выносят другой точки зрения. Причем, теперь понятно, что так было уже с начала 90-х. Наш либерализм — худшая разновидность большевизма. У большевизма были свои плюсы, и они полностью потеряны, к сожалению. Зато самое негативное, что его отличало, — всё взято нашими либералами. Полнейшая нетерпимость к чужому мнению, требование немедленно сделать так, чтобы не просто мнения не было, но и человека, который его высказал, тоже. На что идет такая бурная реакция? На слово «идеология», которое звучит с разных трибун все чаще. Почему они на него так реагируют? Потому что ни секунды за последние двадцать лет, с тех пор как в ельцинской Конституции был написан запрет на идеологию, в реальности этот запрет не исполнялся. Мы жили по очень определенной идеологии. Её не надо было объявлять обязательной или государственной, она и так проникла во все поры общества. Результаты этого проникновения мы наблюдаем каждый день. Но наши оппоненты понимают, что это заканчивается, они понимают, что их идеология умерла — народ её не принял, и верхи, поколебавшись, тоже поняли, что ради выживания государства, просто — сохранения России на карте мира, нужен общественный договор на абсолютно других началах. Пришло время создавать новую общероссийскую идеологию, основанную на корневых, традиционных ценностях. Вполне естественно, что либералы пытаются взять реванш, кричат, визжат, молотят по воздуху кулаками, но это уже их проблемы.

«Завтра»: Елена Александровна, на Ваш взгляд, должна ли быть у культуры какая-то национальная миссия? Или же она может существовать в чисто эстетическом выражении?
Ямпольская: Культура может быть любой. Свободное волеизъявление художника должно ограничиваться только Уголовным кодексом. Меня гораздо больше интересует вопрос, какую культуру станет поддерживать государство. На мой взгляд, обременять госбюджет следует только той культурой, которая поможет выстроить идеологию национального развития. Той культурой, которая отдельного человека делает лучше, а толпу способна превратить в народ. Я такое наблюдала на премьере фильма «Легенда № 17»: целый зал жил одной, общей радостью.

Всё остальное может совершенно спокойно существовать на спонсорские деньги или на любые другие частные пожертвования. Что будет в стране поощряемо — это самое главное. Давайте прекратим шаманить, будто любое проявление культуры самоценно. Ничего подобного. Самоценным является сильное государство и личность, у которой есть возможность совершенствоваться. Причем я уверена, что эти две цели не противоречат друг другу, они пересекаются. Нормальное государство заинтересовано в том, чтобы каждый гражданин имел возможность становиться лучше — прежде всего, в нравственном отношении. Потому что это значит, что он будет честно работать. Это значит, что он не захочет воровать. Не станет брать и давать взятки. Не поднимет руку на ближнего. Не бросит ребенка. Пойдет служить в армию — защищать страну, которая его вырастила. Единственный фундамент, на котором может стоять и укрепляться государство, — качественный человеческий материал. На гнилом материале ничего построить нельзя. Если мы с этим соглашаемся, то национальная миссия культуры очевидна.

Почему я говорю, что это всё-таки миссия культуры? Потому что, к сожалению, на мой взгляд, православию не удалось стать идеологией современной России. Может быть, эпоха не та. Но мне кажется, что Церковь сама не доработала — в лице ее «пиарщиков», тех, кто призван вести диалог с обществом, в том числе, с людьми невоцерковлёнными. Это очень печально, потому что где еще искать нравственные авторитеты, чего бы лучше? Но в последние годы Церковь столкнулась с беспредельно циничными, подлыми, лукавыми противниками, и не смогла дать адекватный ответ. Этот бой на земле — не на небе, конечно, но на земле, они пока проиграли. Влияние Церкви на обычного рядового россиянина уменьшается. Поэтому ценности в общество сегодня должна нести культура, больше некому.

Способна ли она эту миссию выполнить? В данный момент — нет. Наша культурная элита фактически превратилась в тусовку. Точнее, в несколько тусовок. Мы десятилетиями наблюдаем на телеэкране одни и те же лица, зачастую надоевшие до тошноты. Мы очень редко слышим, чтобы деятель культуры высказывался по наболевшим для всей нации вопросам. А когда они пытаются проявить гражданскую позицию, то демонстрируют полную безответственность — как в случае с подписями в защиту Pussy Riot. Если печально известное «Письмо 42-х» можно объяснить крайним психологическим возбуждением, эмоции захлестывали мозг, то защита «пусек» — акт глубоко безнравственный. Вот почему я упорно говорю о необходимости нового культурного призыва — из провинции. Не может социальный лифт для талантов из глубинки ограничиваться телепроектом «Голос». Это должна быть продуманная общегосударственная программа. Москве полезно помолчать немножко и послушать, что скажет Россия.

«Завтра»: Но не может же кругозор культурного человека ограничиваться познанием лишь «правильной» родной культуры. Существуют же действительно талантливые произведения, представляющие и прославляющие совсем иные ценности. Как быть с этим?
Ямпольская: Главное — воспитать иммунитет. Культура, о которой мы с вами говорим, фактически равняется воспитанию. Вот смотрите: человек знает историю собственного государства, не перевранную, бог знает кем, бог знает как, в угоду каким-то западным спонсорам, а историю, которой можно гордиться. Человек прочитал русскую классическую литературу. Знаком с красотами своей родной культуры во всех её проявлениях — от народного творчества до самых высоких образцов. Он получил прививку, и зачем его от чего-либо отгораживать? Пусть имеет полную возможность всё видеть, оценивать, сравнивать. Но я думаю, что его перекрестить в другую веру будет очень трудно.

«Завтра»: Сейчас на самом высоком уровне официально заявляется, что наша культура нуждается в идеологии. Как Вы на это смотрите? Что же должно быть основной идеей этой культуры?
Ямпольская: Президент Путин в своей Валдайской речи сказал, что нам нужна идеология национального развития, но не уточнил, какой она должна быть. Точнее, уточнил, какой она быть не должна: советской, дореволюционно-монархической и ультралиберальной. Указал три направления, по которым точно двигаться не надо.

И тут, если моё скромное мнение что-то значит, я с ним абсолютно согласна. Потому что два первых — это чистая ностальгия. Жить ностальгией невозможно. Нельзя существовать с вывернутой назад шеей, надо всё-таки двигаться вперёд. А ультралиберализм не подходит, так как это идеология ненависти ко всему русскому и, в том числе — ко всему советскому. Уж если нельзя жить ностальгией, то ненавистью — тем более.

Мне очень хочется верить, что «не советское — не монархическое» не означает «ни вашим, ни нашим». А означает — неделимость нашей истории. Ибо главные ценности во все времена остаются одинаковыми. Идеология — это что такое хорошо и что такое плохо, заявляемое на государственном уровне. И, что самое трудное, реальная жизнь должна хоть немножко соответствовать этим заявлениям. Надо каждый день хоть чуть-чуть корректировать то, что происходит в стране, в сторону того, чего бы нам хотелось.

Материал подготовила Анна Скок

Оригинал статьи

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (6)

  • alt

    Волков 22.11.2013 22:21:44

    Елена ЯМПОЛЬСКАЯ:
    «Нормальное государство заинтересовано в том, чтобы каждый гражданин имел возможность становиться лучше - прежде всего, в нравственном отношении...
    …Единственный фундамент, на котором может стоять и укрепляться государство, - качественный человеческий материал… …Если мы с этим соглашаемся, то национальная миссия культуры очевидна.
    Почему я говорю, что это всё-таки миссия культуры? Потому что, к сожалению, на мой взгляд, православию не удалось стать идеологией современной России. Может быть, эпоха не та. Но мне кажется, что Церковь сама не доработала - в лице ее "пиарщиков", тех, кто призван вести диалог с обществом, в том числе, с людьми невоцерковлёнными… …Влияние Церкви на обычного рядового россиянина уменьшается. Поэтому ценности в общество сегодня должна нести культура, больше некому…»
    __________________________________________________________________________
    Правильнее будет и себя не отделять от проблем Церкви, а попытаться взвешенно-обстоятельно разобраться в сложившейся ситуации…
    Да, «представляется» логичным, чтобы ценности в общество несла культура, ибо таково ее целевое назначение… И соответствующие «языки». Церковь же «по работе» располагается в горизонте-плоскости выраженно духовной…
    Положим, в Церкви начинает превалировать «ценностный» язык-подход, а не духовный взгляд на события-процессы… В таких случаях полезно задаться вопросом - что сие значит? Причин здесь может быть и имеется несколько, принципиально же следующее - «смещение» религии в идеологию ведет к потере связи с ее метафизическим источником… Применительно к православию - со Христом. Творцом. И тогда возможно «появление» квази-источника. По форме-названию. И только. С бесперспективой для души человека. «Полной».
    Так следует ли сожалеть о том, что православие не стало идеологией современной России?
    Несение ценностей… А настолько ли приоритетен ныне сей «вопрос» учитывая характер- масштабы т.н. «вызовов» времени? Представляется, несмотря на «важность» он все же вторичен. Не то, чтобы «глубоко», однако… Разве не «носили» до того?
    Но в «чем» тогда видится-состоит «первоочередная задача»? Для ответа можно обратиться к той же культуре… Недавнего, все никак не «связующегося» с настоящим прошлого в коем Творцом нередко даются подсказки для формирования будущего. Например, к фильму «Человек с бульвара Капуцинов». По сути, к проблеме созидания человека устойчивого к воздействиям-влияниям мистеров Секондов... Понятно, что у мистера Феста сие принципиально не могло получиться, ибо воспитание добрых нравов не ставит целью научить человека распознавать козни-ухищрения врага рода человеческого в мире сем… И тем более уметь противодействовать – нравственность-то вовсе не «синоним» духовности! Отсюда и…. Как там, у Высоцкого звучало: «Узнай, а есть предел - там, на краю земли. И можно ли раздвинуть горизонты?»
    Да, единственно правильный выход-путь сегодня - совершение работы по «подъему» человека в «горизонт» связного видения жизни в рамках целостной картинки мироустройства - разумеется, с метафизической составляющей… В определенном смысле необходим очередной «переход» от «Савла» к «Павлу». И почему бы той же газете «Культура» по примеру режиссера «народного театра» из фильма «Берегись автомобиля» не «замахнуться» на постановку «Уильяма Шекспира» - поработать на формирование-созидание целостного мировоззрения хотя бы актуализацией- постановкой на страницах соответствующих вопросов? Одного этого сегодня стало бы немало.
  • alt

    о.Николай 29.11.2013 12:45:01

    Елена Александровна, и когда же я увижу Вашу газету у себя на столе?! Я тоже люблю, когда на столе лежит хорошая газета, чтобы читать её за чашкой чая.
  • alt

    о.Николай 29.11.2013 13:01:53

    "Почему я говорю, что это всё-таки миссия культуры? Потому что, к сожалению, на мой взгляд, православию не удалось стать идеологией современной России. Может быть, эпоха не та. Но мне кажется, что Церковь сама не доработала — в лице ее «пиарщиков», тех, кто призван вести диалог с обществом, в том числе, с людьми невоцерковлёнными. Это очень печально, потому что где еще искать нравственные авторитеты, чего бы лучше? Но в последние годы Церковь столкнулась с беспредельно циничными, подлыми, лукавыми противниками, и не смогла дать адекватный ответ. Этот бой на земле — не на небе, конечно, но на земле, они пока проиграли. Влияние Церкви на обычного рядового россиянина уменьшается. Поэтому ценности в общество сегодня должна нести культура, больше некому..." - это горькая правда. Трудная и горькая, но правда - Церковь самоустранилась от спасения человеческих душ. Это горькая правда...
  • alt

    Галина 12.01.2014 01:49:39

    Спасибо газете "Завтра" за это интервью! Как-то даже не верится, что в такую важную в наше смутное время газету допустили не опостылевших , наглых и циничных либералов-русофобов! Порадовало и воодушивило каждое слово Елены Александровны, успеха в ее трудах! Но, к сожалению, мне не удается нигде купить газету, доступные киоски (Реутово и Новокосино) ее не получают. Раньше я гаетой "Культура" не интересовалась, зная ее "напрвление", а заинтересовалась из-за реплики поклонницы "Эха Москвы" - "культурные люди газету "Культура" не читают!"...
    Еще раз - успехов, успехов, успехов!
  • alt

    Павел Р 28.12.2014 12:28:03

    Сейчас одна из главных задач,сделать так , чтобы люди начали обсуждать не "культуру" ,а "что такое культура?". Времена меняются , культура очень интересное явление(причем объективное явление), которое надо изучать простым людям в тех же Домах культуры. К сожалению,до сих пор, у нас Дома культуры выполняют роль Дома искусств!
  • alt

    Станислав 10.03.2015 11:53:06

    Успехов и далее Вам, Елена Александровна!
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть