Валентина Талызина: «Настоящий театр всегда держится на любви»

27.07.2017

Денис СУТЫКА

Владимир Путин наградил народную артистку России Валентину Талызину орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Корреспондент «Культуры» расспросил Валентину Илларионовну о Вассе Железновой, ситуации в Театре Моссовета и почему актриса шесть лет была не востребована в родном коллективе. 

культура: Награда стала для Вас полной неожиданностью?
Фото: Виталий Белоусов/ТАССТалызина: Скорее, приятным сюрпризом. Пару лет назад у меня был юбилей. В России есть хорошая традиция — отмечать круглые даты артистов. Праздник получился замечательный: читала со сцены Мережковского под хор, исполнявший сонату Баха. Звучали поздравления от Никиты Михалкова, Инны Макаровой и других коллег. Пришло множество телеграмм, в том числе и от Владимира Путина. Дочка с внучкой сидели в зале, и в общем-то я осталась всем довольна. Единственное, что меня огорчило, — в Моссовете почти не ставят бенефисных спектаклей. К примеру, в Театре Пушкина к юбилею Веры Алентовой специально выпустили «Апельсины и лимоны». Светлана Немоляева в свой день рождения вышла на сцену «Маяковки» в премьере «Бешеных денег» Островского, а у нас такой традиции почему-то нет. Более того, узнала, что дирекция театра не подавала никаких документов на присвоение мне награды. Так что новость об ордене прозвучала для меня как гром среди ясного неба. Наверное, наверху посчитали, что Талызина все-таки внесла какой-то вклад в развитие отечественного искусства. Как по-другому объяснить — не знаю. Поймите правильно, меня не столько награды интересуют, сколько возможность работать. Я шесть лет не выходила в премьерных спектаклях. 

культура: Не может быть, чтобы Вам так долго не давали новых ролей...
Талызина: И тем не менее это так. Неоднократно подходила к нашему художественному руководителю Павлу Хомскому, спрашивала: «Будет ли у меня что-нибудь новое?» Он говорил: «Да-да, непременно». Но Павла Осиповича не стало, а дирекция не торопилась предлагать мне работу. У нас вообще появилась какая-то странная практика. Некоторые артисты — Александр Домогаров, Ольга Остроумова, Владимир Сулимов — годами сидят без дела, а на сцене все больше Чехов от Андрея Кончаловского. Конечно, Антон Павлович отлично продается, почему бы не сделать ставку на него? Но беда в том, что основная труппа вроде как ни при чем.

После того как сорвалось очередное обещание, решила взять дело в свои руки. Перечитала «Вассу Железнову» Горького и поняла, что это абсолютно сегодняшний материал. Про наше общество, человеческую природу, про всесилие денег, которые переворачивают, выжигают душу. Пришла к Валентине Панфиловой и сказала: хочу сыграть эту пьесу.  Поначалу директор мне отказала, но после продолжительной беседы дала добро, взяв постановку под свою ответственность. Первый раз в жизни отстаивала еще не родившееся произведение. 

Фото: PHOTOXPRESS

культура: Когда прошлой осенью не стало Павла Хомского, труппа фактически оказалась без руководителя...
Талызина: Павел Осипович был очень справедливым человеком, мудро вел театр. Понимал, что от его решений зависят судьбы других людей. У него хватало терпения на все истерики. 

культура: Худрука так и не назначили? 
Талызина: Было принято решение — сократить вакантную должность художественного руководителя. Департамент культуры Москвы вместе с нашим директором избрал триумвират: Андрей Кончаловский, Сергей Юрский и Юрий Еремин. Но Кончаловский не театральный режиссер, и это чувствуется. Юрский — прекрасный актер, а вот как режиссер не всегда выпускает удачные спектакли. Еремин — хоть и театральный человек, предпочитает держаться в стороне от других постановщиков. Они ни разу так и не встретились, чтобы обсудить судьбу Театра имени Моссовета. По-моему, им все равно, кто играет, а кто — нет. Каждый живет в своем мире. Естественно, это подкашивает труппу. А еще приглашают так называемых звезд, и Театр Моссовета постепенно превращается в антрепризу. Когда задумываюсь об этом, становится грустно. Неужели у нас так и не появится вновь художественной идеи? Раньше у руля стояли настоящие творцы: Завадский, Хомский. А теперь...

культура: Жизнь меняется, мы видим, что все чаще появляются директорские театры. Может, и вашему коллективу просто нужно время, чтобы найти свой путь в новых реалиях? 
Талызина: Станиславский и Немирович-Данченко не уставали повторять, что в театре должна быть душа. Как артиста ни поставь: боком, на голову, раздень догола — открытия не получится. Русский театр славился тем, что поражал зрителя духовным содержанием и глубиной, искусством досконального понимания природы человека. Вот от этого сейчас отходят.  

Фото: mossoveta.ru

культура: Полагаете, такими темпами мы можем растерять отечественный репертуарный театр?
Талызина: Если продолжим сапожищами топтать, то, конечно, потеряем, но надеюсь, этого не произойдет. Настоящий театр всегда замешивается на увлечении, любви и глубинных идеях. Когда создается студия, как «Современник», то все равны. И, кроме тяги к искусству, ничего нет. Проходят годы, ты понимаешь, что кто-то вырвался вперед. Но, между нами говоря, на сцене это не имеет значения. Зритель смотрит на артиста вне зависимости от его регалий и достижений.

культура: Вы не задумывались, кто бы мог стать художественным руководителем Театра Моссовета и какими качествами он должен обладать?  
Талызина: Видите ли, это должен быть человек совестливый, спокойный, способный не тянуть на себя одеяло, позволяющий реализовываться тому или иному режиссеру. Не ставить галочки, мол, за сезон сделано столько-то проходных премьер, как мы это частенько видим в некоторых театрах, а действительно стремиться к высокому осмыслению искусства.

На мой взгляд, возглавить Театр Моссовета с художественной точки зрения мог бы Владимир Сулимов. Он профессор, всю жизнь работал с Коршуновым, выпускник щепкинской школы.  Однако не знаю, согласится ли. Да и позволят ли?


Фото на анонсе: Юрий Самолыго/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть