Алексей Леонов: «Пока на Земле примут решение — трижды скончаешься»

04.04.2017

Александр АНДРЮХИН

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Знаменитый космонавт посмотрел фильм, посвященный его собственному подвигу, одним из первых. «Культура» расспросила Алексея Архиповича о впечатлениях.

культура: Как Вам картина?
Леонов: Для меня ее появление — приятное событие. Ничего не приукрашено. Наоборот, в какой-то момент мне показалось, что в фильме все гораздо драматичнее, чем было на самом деле. Хотя в жизни все-таки было страшнее. Космические будни изображены очень натурально. Еще никому не удавалось так правдоподобно снять работу на орбите.

культура: Реальность и никакой фантастики?
Леонов: Фантастика началась уже после премьеры. Какой-то журналист на Первом канале, комментируя картину, успел заявить, что во время выхода в открытый космос я потерял сознание. Если б это действительно произошло, то обратно на корабль я бы уже не вернулся. Внештатная ситуация была, но в обморок не «падал».

культура: Какая внештатная ситуация?
Леонов: На восьмой минуте пребывания в безвоздушном пространстве у меня начал раздуваться скафандр. Я не стал докладывать руководству: пока доложишь, пока на земле проведут совещание и примут решение — трижды скончаешься. Решил в нарушение инструкции пойти на риск — сбросить давление в скафандре до точки закипания азота. Во время сброса почувствовал внутри себя покалывание, но меня спасло, что перед этим я около часа находился под чистым кислородом, и он вымыл азот. Если бы в крови осталось хоть немного, он бы закипел. В картине все сняли точно.

культура: А с проблемой при заходе в люк не переборщили?
Леонов: И тут все показано правильно. Мы отрабатывали заход в люк вперед ногами. Для этого я должен был уцепиться двумя руками. Однако в одной руке у меня была камера, на которой заснят весь итог нашей работы. Выпустить ее я не мог. Поэтому решил в шлюз входить головой, а потом уже внутри развернуться и закупорить крышку. Правой рукой метнул камеру в люк и нырнул вслед за ней. Там сложился пополам и перевернулся. В свинцовом скафандре это было очень непросто.

Фото: Фотохроника ТАСС

культура: Однако именно он в конечном итоге спас Вас от радиации?
Леонов: Скафандр, конечно, тоже. Но нам повезло. На высоте 500 километров над землей радиация обычно 500 микрорентген. Что для человека смертельно. К счастью, в тот день солнце было неактивным, и радиационный фон не превышал 400 микрорентген. Словом, Бог эту опасность тогда отвел.

культура: Что в картине Вам показалось надуманным или нереальным?
Леонов: Касательно космических съемок никакого негатива у меня не возникло. Но в фильме очень нехорошо подали Королева и Брежнева. Я создателям об этом говорил. Брежнев с большим уважением относился к Королеву и понимал значение космической отрасли для государства. Сцена за столом снята некрасиво. Леонид Ильич сидит барином, перед ним ваза с фруктами. Он при Королеве весьма бесцеремонно ест яблоки, щиплет виноград. Такого в принципе быть не могло. Я был в кабинете у Брежнева. На столе у него тетрадь, ручки, три карандаша — черный, красный, синий — и чай в подстаканнике. Все! Никакого изобилия фруктов. Может быть, их подавали во время завтрака. Но здесь кабинет, деловая обстановка. Висел экран. Нынешние руководители страны начинают день с просмотра новостей в интернете, а Брежневу их демонстрировали на экране в виде документальной хроники.

культура: Консультировались ли с Вами по фильму?
Леонов: Еще до того, как начали снимать картину, мне дали почитать сценарий. Он тогда по-другому назывался. Затем в процессе съемок я рассказывал про корабль, его устройство, как выглядел космический центр, и много всего еще, вплоть до того, какую одежду носили научные сотрудники. Ко мне очень внимательно прислушивались. Так получилось, что я остался одним из немногих свидетелей советской космической программы. Ведь в то время все было скрыто и о деталях в космических центрах не говорили. Я дал создателям фильма очень подробную информацию о полете и о внештатных ситуациях. Но, чтобы показать все эти тонкости, фильм должен длиться 24 часа.

культура: На Ваш взгляд, такие ленты сейчас нужны?
Леонов: Конечно! Надоели распутные женщины на экранах, перестрелки, бандиты, переодетые в милиционеров, милиционеры, переодетые в бандитов, и прочее из разряда ни уму, ни сердцу. Наконец сняли что-то настоящее, человеческое! Рассказали правду о нашей стране, о нашем народе, тех, кто первым в мире полетел на орбиту и вышел в открытый космос. А ведь это мировые события, касающиеся всего человечества. Люди Земли провели испытание и дали ответ на вопрос, может ли человек в безвоздушном пространстве, в условиях глубокого вакуума и резкого перепада температур, жить и работать.

«Время первых»

культура: Что нам мешает развивать такими же темпами космическую отрасль, как в советские времена?
Леонов: Корабли делают конструкторы, инженеры, а сейчас на первом месте торговля и в первых рядах менеджеры. Людей же, которые занимались созданием ракет, сегодня нет. Возрождение всего этого зависит от нас и от политиков.


Фото на анонсе: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть