Свежий номер

Игорь Фроянов: «История наша, как мать: мы обязаны ей жизнью»

22.06.2016

Алексей ЗАХАРЦЕВ, Санкт-Петербург

Потомок кубанских казаков, он никогда не скрывал патриотических и русофильских убеждений. В 2001-м вследствие либеральной травли это стоило ему должности декана истфака Санкт-Петербургского университета. В канун своего 80-летия крупный ученый, доктор исторических наук Игорь Яковлевич Фроянов ответил на вопросы «Культуры».

культура: Каково это — быть историком в нашей стране, где прошлые победы и достижения являются предметом ожесточенных споров?
Фото: PHOTOXPRESS Фроянов: Это непросто везде, поскольку история тесно соприкасается с настоящим, с интересами людей ныне живущих, хотя речь, казалось бы, идет о «делах давно минувших дней». И нередко правители используют, а то и переворачивают исторические факты, исходя из конъюнктуры текущего момента. Так что столь ходкое у нас изречение, будто Россия — страна с «непредсказуемым прошлым», не более чем плод балагурства русофобов. 

Все мы до сих пор находимся под впечатлением ХХ века. Он в России был насыщен событиями, которые меняли ситуацию с головокружительной быстротой. И наших историков часто понуждали к тому, чтобы объяснять динамичные перемены в угодном для власти ключе. 

Вспомним время перестройки. Все начали искать «белые пятна». Вдруг обнаружилось, что исторических знаний, которыми мы располагаем, совершенно недостаточно и что они якобы искажают действительность. Бросились исправлять, дополнять будто бы потаенное, недосказанное или тщательно скрывавшееся советским режимом. Причем этим отличались не столько ученые (хотя и многие из них повинны в том), сколько околонаучная публика — политики, публицисты, журналисты. В качестве примера я мог бы назвать ныне ушедших от нас Юрия Афанасьева, Александра Яковлева и прочих «архитекторов» да «прорабов» горбачевской эпохи. Ими руководило скорее желание замутить историческую память народа, нежели стремление адекватного познания. Они прекрасно понимали смысл происходивших перемен, знали, куда собираются вести страну — к уничтожению советского государства. Чтобы осуществить задуманное, нужно было привести людей в хаотическое состояние. Поиски «белых пятен» как раз и преследовали такую цель. Из прошлого извлекались исключительно негативные факты, события получали искаженную интерпретацию. 

культура: Как эта технология работает, мы сейчас с горечью наблюдаем на примере Украины, не так ли?
Фроянов: Да, подобный сценарий, провоцируемый извне, собирались осуществить и у нас. Причем в Киеве внешнее управление настолько очевидное и беспардонное, что порой даже не верится, как такое возможно. В РФ в начале 90-х похожие вещи протаскивались скрыто, на Украине же все обнажено, простите, до «срамных мест». В чем причина различия в подходах? Думаю, западные сценаристы не могли не понимать, что в лице России имеют дело со страной, обладающей очень мощной инерционной исторической силой. Преодолеть ее нагло, в открытую, как на Украине, невозможно. Разложение последней проще осуществить, ибо она не имела собственной, воспитанной веками независимой государственности.

культура: Честному историку надо быть смелым, не всем Вашим коллегам это удается...
Фроянов: Все зависит от способностей к подлинному историческому мышлению, от следования профессиональной школе и, конечно же, этики ученого. В аспирантуру Ленинградского университета я поступил в 1963 году, с осени 1966-го работаю на истфаке СПбГУ. Нигде и ни разу совместительством я не занимался. А посему не без гордости могу заявить, что служил и служу Ленинградскому, Санкт-Петербургскому университету. Ему и моим наставникам я обязан всем, что имею.

Было, разумеется, много достойных и даровитых ученых, благодаря которым сформировалась наша славная историческая наука. И чтобы быть ей, как говаривали предки, «в версту», а тем более умножить ее достижения, необходимо соответствовать высокой гражданственности, стараться жить в согласии с совестью — не предавать самого себя, знаний и убеждений. Как говорил Козьма Прутков: «Единожды солгавший, кто тебе поверит?» 

культура: Удалось ли отечественной исторической науке сохраниться после крушения СССР?
Фроянов: Последствия буржуазного переворота, осуществленного Горбачевым и Ельциным, отрицательно сказались и сказываются на ней, потому что историю нередко пытаются превратить в разменную монету для так называемой элиты современного российского общества. Одни стараются доказать благодетельность перемен, другие извлекают из русской истории мрачные, а порой позорные страницы, придавая им всеобъемлющий характер, третьи вообще в нашем прошлом не видят ничего назидательного, призывая стыдиться его. Но история — это то, что было, о чем нельзя судить с этической точки зрения, поскольку этические ценности со временем меняются. Она какая есть, ничуть не хуже, чем у других народов, в частности на Западе. Главное, что следует помнить: это моя страна, я должен гордиться происхождением, воспитать таким образом детей и внуков.

культура: Наверное, для этого историю в школах нужно преподавать по единому для всех учебнику?
Фроянов: Да, я в этом убежден. Поныне в школьном обиходе действует множество учебных пособий, написанных нередко под заказ фонда Сороса; в каждом — свои интерпретации, одурманивающие молодые неокрепшие умы. В школе подобное недопустимо. Именно в эти годы закладываются фундаментальные основы мировоззрения человека. Государство не может быть безразличным, оно должно взять в свои руки воспитание завтрашнего поколения и перестать экспериментировать, привлекая так называемую общественность. Нельзя дозволять делать то, что сейчас творят полуграмотные менеджеры. Ведь желание погружаться в науку у молодежи есть. По внутренним своим качествам наши дети еще не испорчены. 

Я разделил бы историческое обучение на два этапа. Первый — когда закладываются базовые знания. А потом, по мере взросления человек сможет ознакомиться и со спорными моментами и выработать самостоятельную гражданскую позицию.

Историю уместно сравнить с матерью. Она может быть разной: доброй и ласковой, строгой и даже жестокой. Но при этом нельзя забывать, что, как матери, мы обязаны ей жизнью. 

культура: Вы продолжаете вносить весомый вклад в подготовку профессиональных историков: на днях вышел в свет Ваш труд  энциклопедического масштаба «Лекции по русской  истории. Киевская Русь»...
Фроянов: Это курс, много лет читаемый мною студентам СПбГУ. Сейчас работаю над второй частью, которая будет называться «Лекции по русской истории. Московская Русь», где речь пойдет о периоде с монгольского нашествия до венчания на царство Ивана Грозного. 

культура: Обычно в первое десятилетие любого века обозначался художественный стиль времени — в архитектуре, живописи, литературе, музыке. Сейчас уже 2016 год, а мы такого явления что-то не наблюдаем...
Фроянов: Думаю, это от того, что у нас нет перспективной идеи, не знаем, куда идем. В советский период было ясно — строим новое общество, называйте его коммунистическим, социалистическим, как хотите. Однако это строительство имело определенные реальные результаты, пусть недостаточные, могло показаться, что и неудачные, но тем не менее был огромной силы заряд стремления вперед. А ныне мы не очень-то представляем даже вектор.

культура: А Вы как сами видите наше будущее?
Фроянов: Я бы ответил так: заглядывать в далекое «светлое завтра» сейчас мы не можем. После потрясений 90-х у нас сегодня одна цель — окрепнуть, напитаться, восстановить былой жизненный потенциал. Для этого нужно решить две важнейшие задачи: внешнюю (политическую) и внутреннюю (экономическую и социальную). Без этого стране просто не выжить. Первая связана с восстановлением полного суверенитета России, а вторая подразумевает развитие национально-ориентированной экономики, малого и среднего бизнеса, народных предприятий и более определенного перехода на рельсы социального государства. Волей-неволей придется рано или поздно вернуть российские деньги, «хранящиеся» за рубежом, прижать олигархов и особенно чиновничество, погрязшее в коррупции. 

Решать одновременно названные проблемы невозможно, необходимы приоритеты. И наш президент, на мой взгляд, поступает правильно, начав дело с внешней задачи. Нам не дадут устроить внутреннюю жизнь на традиционных ценностях, поднять народное хозяйство на должный уровень, если мы не изживем макроэкономическую зависимость от Запада. 

Однако уже на этом этапе важно проводить очищение власти от тех, кого принято именовать западниками, либералами. Пускай остаются экспертами и консультантами, но без права решающего голоса. Руководство страны должно стать монолитным, в нем не место соперничеству групп с разной идеологией. 

культура: А во внешней политике что посоветуете? 
Фроянов: На Западе — стремиться к установлению союзнических отношений с Германией. Для этого есть необходимые исторические предпосылки, несмотря на две кровопролитные войны, спровоцированные англосаксами. Есть еще и другая почва для сближения. Великая Отечественная завершилась для Советского Союза блестящей победой, полным разгромом  Германии. Но Вторая мировая на этом не прекратилась. Она окончилась, по мнению, скажем, Билла Клинтона падением СССР в 1991 году. Если это так, получается, что и Москва, и Берлин больше всего пострадали в той страшной войне. Повторяется в некотором роде ситуация, существовавшая накануне Генуэзской конференции 1922-го, открывшей период сотрудничества Советской России с Германией. 

На Дальнем Востоке наш естественный союзник в нынешних исторических условиях — Япония. В других регионах Востока перспективны Индия и некоторые мусульманские государства, например Иран и Сирия. Наша страна обладает уникальным историческим опытом общения и взаимодействия, который пока не используется в полной мере.

Для решения любых задач России исключительно важен «евразийский фактор», а именно — огромное, органически спаянное геополитическое пространство Русского мира, создававшееся столетиями. Оно обеспечивало внешнюю безопасность народам, входившим в состав Российской империи и Советского Союза. К восстановлению такого пространства надо стремиться. Полагаю, понимание необходимости нового объединения придет, в конце концов, и к элитам отколовшихся от СССР территорий. Для этого потребуется время, которое, как известно, не только лечит, но и учит.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел