Госпожа оформитель

06.04.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

Фото: Kremlin.ru

Широкая публика узнала о художнице Евгении Лоцмановой две недели назад, когда хрупкая девушка получила из рук президента России Владимира Путина премию для молодых деятелей культуры: за вклад в развитие отечественного искусства иллюстрации. Евгения запомнилась проникновенной речью о том, как важна подобная поддержка — ведь в наши дни многие талантливые оформители книг уходят из профессии. «Культура» встретилась с новоиспеченным лауреатом и поговорила о жизнеспособности бумажных изданий, знании русского фольклора и наставнике Борисе Диодорове.

культура: Изменилась ли Ваша жизнь после получения награды?
Лоцманова: Пока отбиваюсь от поздравлений — это оказалось немножко утомительно. Хотя, конечно, приятно. Волновалась ли я? Не то слово! Очень боялась, что выйду и не смогу ничего сказать. Надеюсь, эта премия поможет другим художникам поверить в себя. Я много лет трудилась в мастерской литографии и даже не предполагала, что мое творчество когда-нибудь получит оценку на самом высоком уровне. Борис Диодоров говорил: «Вы работаете для себя. Не думайте о материальной стороне. Успех придет, если делаете искренне». Уж он-то знает. 

культура: Расскажите о своем учителе.
Лоцманова: Когда Борис Аркадьевич пришел в Московский государственный университет печати, мы поняли, что нам невероятно повезло. Он рассказывал о высоких, прекрасных вещах, вдохновлял нас. Был строг, требователен, не терпел поверхностного отношения. Настаивал: работать нужно с полной отдачей. Почему-то в детстве у меня не было его книг. Увиденные уже в студенчестве, они стали откровением.

культура: Что привело Вас в изобразительное искусство?
Лоцманова: Мои родители не художники. Зато прадед был богомазом, иконописцем-любителем. После революции ему пришлось отложить кисти. Возможно, какие-то способности передались от него. К тому же я выросла в Коломне, городе с интересной историей и культурой. Всегда чувствовала, что свяжу судьбу с творчеством, но сомневалась, не стать ли театральным художником. В итоге поступила в знаменитый «Полиграф», славный традициями Фаворского. И поняла — это мое. Вдруг вспомнила чудесные рисунки в книгах, на которых выросла. Их авторы приносили так много счастья, что захотелось создать нечто подобное для следующих поколений.

«Сорочьи сказки»

культура: В чем особенность детской иллюстрации?
Лоцманова: Считается, для малышей следует рисовать более тщательно, чем для взрослых. Мне кажется, главное, чтобы образ был выразительным. Поэтичным или смешным, но только не скучным. Пространство бумажного листа — как пустая комната, где нужно расставить мебель, создать уют. Мы должны сделать так, чтобы ребенок захотел прийти в гости, пообщаться с персонажами. И это наполнило бы его радостью и любовью.

культура: За какие произведения Вы получили премию?
Лоцманова: Две мои главные работы, начатые еще в университете, — «Сорочьи сказки» Алексея Толстого и «Волшебный холм» Андерсена. Любимые с детства «Сказки» были первой книгой, которую я оформила. Работала над ней лет семь. Хотелось показать персонажей Толстого в духе Юрия Васнецова: создать колоритные рисунки, полные национального духа. Обе книги трудоемкие, делались в технике литографии. С Андерсеном оказалось чуть проще: образы рождались под влиянием европейского театра, живописи, гравюры. Неожиданно столкнулась с тем, что русская культура дается сложнее. Западное искусство основательно изучается в художественных школах и вузах, а вот по фольклору материалов меньше.

культура: В речи после вручения Вы говорили о том, что не всем молодым оформителям книг удается остаться в профессии. Были когда-нибудь мысли поменять сферу деятельности?
«Волшебный холм»Лоцманова: Не буду скрывать — порой и у меня возникало желание бросить все. Книга иногда отнимает несколько лет. Тиражи маленькие, а значит, и гонорар небольшой. К счастью, мне помогали родители: была возможность посвятить себя творчеству. Иначе, чтобы прокормиться, нужно сдавать работу за два-три месяца, это очень быстро. Начинающему художнику сложно: рука еще не поставлена, не хватает знаний — приходится дополнительно искать материалы по эпохе, костюмам. Многие талантливые однокурсники, дебютировавшие ярко, теперь заняты в других сферах: дизайн, редакторская деятельность. Впрочем, несмотря на трудности, сегодня ощущается подъем. Переиздается много классики. Появляются новые хорошие книги, оформленные молодыми иллюстраторами. А ведь еще лет 10–15 назад рынок был завален ширпотребом.

культура: Есть ли перспективы у бумажных изданий?
Лоцманова: В этом отношении я оптимист. Электронный вариант не дает полного спектра ощущений, как обычная книга, где важны формат, плотность переплета… Читаю с экрана лишь тогда, когда хочу ознакомиться с текстом, к которому вряд ли вернусь. От электронной версии остается впечатление чего-то нефундаментального. К тому же там часто встречаются орфографические ошибки. Детям я бы точно рекомендовала печатные издания.

культура: Над чем сейчас трудитесь?
Лоцманова: Оформляю книгу собственных стихов для детей. Надеюсь, литература станет второй профессией. Как говорил Борис Аркадьевич, надо делать только то, что по-настоящему интересно. Я всегда сама выбирала темы для иллюстраций — хорошо бы, так было и впредь. Если книга не нравится, лучше и не браться: писатель должен быть созвучен художнику. Вообще я перфекционист, что, наверное, плохо. Ни одна собственная работа не кажется идеальной.


КУНИЦА

Берегитесь, звери, птицы,
Уносите лапки прочь — 
Поохотиться куница
Вновь выходит в эту ночь!

Кто по ловкости сравнится
С юркой маленькой куницей?
Только соболь да хорек,
Горностай да колонок.

Вот она по лесу мчится!
Кто куницы не боится?
Прячьтесь, белки, глухари!
Будет бегать до зари

По ветвям, ища добычу:
Вот таков ее обычай!


ВЕСЕЛОЕ МЫЧАНИЕ

Веселое мычание,
Ленивое молчание
И сочно-изумрудное
жевание травы,
Тропинок убегание,
Ромашек расцветание,
Барашковое облачко,
безбрежность синевы.

Пятнистое мычание,
Шмелиное ворчание,
Молочное сверкание
березовой коры,
Мышиное метание,
И пчелок бормотание,
И хвостиков качание
под пенье мошкары.

Протяжное мычание,
И птичек совещание,
И сонное журчание
лесного родничка
И радужно-стрекозное
цветное трепетание
И бабочково-знойное
порханье ветерка.

Веселое мычание
И листков шуршание,
Пушинок пролетание 
над сетью паучка,
Кукушкино кричание,
И щавеля щипание,
И важное жужжание
спешащего жучка.

Счастливое мычание,
Кузнечиков трещание,
Душистое встречание
предсумрачной зари,
Медово-ароматное
земли благоухание,
Ты спи сегодня, солнышко, 
а завтра вновь гори!


ВЕСНА-ЧАРОВНИЦА

Весна вышивает цветы на полянке,
А зайки забросили шапки-ушанки
И белые варежки кинули в травку,
Проснулись букашки, жучки и козявки,

Истошно об этом кукует кукушка,
А мишка со спячки все чешет макушку.
Весна красит небо в оттенки лазури,
Забыты холодные зимние бури,

Уж минули стужи, прошли снегопады,
И каждая веточка солнышку рада!
Весна раздает всем обновки без меры.
Зайчишки костюмчик примерили серый,

Зайчихи, любуясь своим отраженьем,
Бегут за ручьем — непоседой весенним.
В блестящие листики, как самоцветы,
Березки, дубки и осинки одеты.

Желтеют проталины кучей цыпляток,
А воздух восторженно, сказочно сладок.
Весна расплетает зеленые косы,
И елочкам лапы щекочет без спроса,

И бабочку-пленницу вновь вызволяет,
И манит назад перелетные стаи,
Вьет гнезда, а может рассыпаться смело
Ажурным душистым цветением белым,

Прольется капелью, а после взовьется
Туманом вечерним над мшистым болотцем,
И в горлицу ветрено вдруг обратится,
Шалунья, затейница и чаровница.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть