Сергей Безруков: «Мой герой начинал так же, как Барышников»

04.11.2015

Елена ФЕДОРЕНКО

«Маленький принц»

В юбилейный год Антуана де Сент-Экзюпери в Губернском театре появился «Маленький принц». Сергей Безруков пригласил юных зрителей на представление, близкое по формату к «театру книги». 

На сцене — огромный Губернаторский оркестр Московской области, известный духовой коллектив, славящийся не только исполнением парковой музыки и участием в торжественных акциях, но и чудесами перевоплощения в театре под руководством Безрукова. Для «Маленького принца» состав дополнили струнными и арфой, чтобы исполнить французскую классику — Сен-Санса, Дебюсси, Равеля. 

По углам сцены — два книжных шкафа, на авансцене — песочница и старенькая коробка, откуда читающий сказку Сергей Безруков вынимает игрушки. Затем достает из-за пазухи Маленького принца — тот легко умещается на ладони — и ставит его в песочницу, что на глазах превращается в пустыню Сахара. Рядом приземлится маленький самолет с летчиком-медвежонком в шлеме, зашелестит по земле змея. В крошечном театре актер передвигает фигурки и говорит разными голосами. Зрители видят всех на экране, трансляция чем-то напоминает старые кукольные мультфильмы. Путешествие маленького мальчика по планетам также отображается через рисунки Экзюпери, в то время как Безруков продолжает менять роли: то он Летчик-рассказчик, то Король, то Честолюбец, то Пьяница, а то и сам Маленький принц. 

Маэстро Сергей Пащенко и дирижирует оркестром, и выступает героем спектакля, когда появляется в плаще и шляпе старинного покроя, хитро всматриваясь в зал. Тут не пересказывают историю, а стремятся размышлять над ее смыслами. За что полюбить вредную Розу с шипами? Да просто за то, что она — твоя и единственная. Если не только мне захотелось перечитать сказку, значит театр свою задачу выполнил.

После премьеры Сергей Безруков ответил на вопросы «Культуры». 

культура: В Вашем репертуаре уже был «Маленький принц», не так ли?
Безруков: Я читал текст Экзюпери в филармоническом абонементе «Сказки с оркестром». Нынешняя работа — не литературно-музыкальная композиция, а спектакль, попытка вспомнить собственное детство. Я большой поклонник Резо Габриадзе, и мне важно ощущение «живого мультфильма», особенного, игрушечного, где и машинки, и самолетик, и медведь напоминают о том времени, когда все мы были чистыми и открытыми. 

«Маленький принц»

культура: Экзюпери говорил, что «все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит». Вы — помните?
Безруков: Такие сказки не дают забыть о том, что все мы родом из детства. На сцене все из тех лет. Двор с песочницей, моя комната и, конечно, ящик с игрушками. Помню, доставать их было большим удовольствием, а складывать обратно категорически не хотелось. «Маленький принц» для меня — возможность вернуться в детство и многое вспомнить — например, добрые спектакли Сергея Образцова, на которых я воспитывался. Альберт Эйнштейн дал отличный совет: если хотите, чтобы ваши дети были умными, читайте им сказки; если хотите, чтобы они были еще умней, читайте им еще больше сказок. Дорога мне и мысль Чарльза Диккенса о том, что в прозаический век очень важно уделять внимание сказкам. Нынешнее время насыщено агрессией, войнами… Многие забыли о доброте.

культура: Юные зрители ведут себя раскованно и эмоционально — на такую реакцию и рассчитывали?
Безруков: Я хотел дать им возможность воспринимать спектакль как игру. Вы видели, как дети побежали гладить Лиса? Эта игрушка стала для них реальной лисицей, которую приручил Маленький принц, и они решили с ней познакомиться. 

культура: Детский репертуар важен для Губернского театра?
Безруков: Конечно. У нас есть достойные спектакли, среди них — «Остров сокровищ», «Маугли». Так и должно быть, если мы хотим воспитать своего зрителя. Лет через десять те, кто сегодня смотрит «Маленького принца», придут к нам на взрослые спектакли. Но я бы не хотел превращать Губернский театр в ТЮЗ, тем более что в Московской области он есть. Зачем перетягивать одеяло?

культура: Вы руководите труппой без малого два года. Результатами довольны?
Безруков: Мы немало сделали. Объединили два областных театра в единый — Губернский, обновили репертуар, заявили о себе на фестивалях. Здание Московского областного дома искусств «Кузьминки» стало Центром развития театрального искусства, что дает нам возможность экспериментировать, проводить семинары, устраивать различные мастер-классы и тренинги. 

«Маленький принц»

культура: Вы не только худрук, но и режиссер...
Безруков: Поначалу пробовал себя как ассистент постановщика в спектаклях «Табакерки» «Псих», «Признания авантюриста Феликса Круля», проверял себя в инсценировках. Потом в собственной антрепризе поставил спектакли «Пушкин», «Хулиган. Исповедь». Теперь получил возможность заниматься режиссурой в прекрасных условиях. У нас зал на 780 мест, уютная сцена. Есть и Малая — на 200 зрителей. Там экспериментируют молодые режиссеры. 

Свою состоятельность худруку нужно доказывать постоянно. Если не можешь поставить спектакль, то во многом теряешь авторитет. Артисты мне доверяют, я с ними работаю не только как режиссер и актер, но и как педагог. На репетициях у нас царит импровизация, все выкладываются, готовы трудиться по 24 часа в сутки. Двадцать лет моего служения в Театре-студии Табакова не прошли даром. Атмосферу студийности я привношу и в наш коллектив. Ребята проявляют себя удивительно. Например, мы поставили музыкальное ревю с Лерой Ланской, и оказалось, что вокальная джаз-классика по силам многим нашим артистам.

культура: В театре с большим оркестром так и должно быть…
Безруков: В этом нам повезло. Свой оркестр — мечта любого руководителя. Когда идет спектакль по пьесам Островского, музыканты играют еще и в фойе. А рядом — прилавки с народными промыслами Подмосковья: подносы из Жостова, гжельский фарфор. Есть и озерские конфеты, и коломенская пастила, и, конечно, пыхтит самоварчик. Образ ярмарки XIX века без музыки потерял бы свою яркость и живописность.

культура: В труппе по преимуществу выпускники московских вузов?
Безруков: Есть и приезжие. Из Красноярска, Тюмени, Саратова, Ярославля — из разных губерний нашей страны.

культура: Название театра — Ваша идея?
Фото: m-g-t.ruБезруков: В словосочетании Московский областной — мне резало слух второе слово. Подумал, что «губерния» звучит благороднее. Названию стараемся соответствовать. Создаем театр о простых людях с их страстями и проблемами. Сергей Пускепалис поставил спектакль по роману Алексея Слаповского «Первое второе пришествие». Это губернская история о провинциальной жизни. В «Сне разума» — недавней премьере по Гоголю — мне как режиссеру и актеру было важно рассмотреть «маленького человека». В юбилейный год Великой Победы в афишу вошел «Веселый солдат» по повести Виктора Астафьева, вспомнили не о командармах и руководителях страны, а о простых рядовых. О тех, что гибли миллионами в той страшной войне. Еще одна премьера нынешнего сезона — «Слон» Александра Копкова, драматурга 30-х годов прошлого столетия. Эта деревенская пьеса нам очень подошла. 

культура: В Сети появилась информация, что Ваша следующая киноработа связана с ролью артиста балета и Вы сыграете чуть ли не Барышникова… 
Безруков: Образ Алексея Темникова — так зовут героя — не имеет прототипа, это придуманный персонаж. Фильм — не байопик и не связан с Михаилом Барышниковым. История написана сценаристом и режиссером Анной Матисон специально для меня. Я любил танец всегда, наш педагог по Школе-студии МХАТ Лариса Борисовна Дмитриева меня ласково называла «мой Барышников». 

культура: Сюжет не раскроете?
Безруков: Его сложно пересказать. Герой фильма начинал, может быть, как Барышников, стал звездой, ему прочили ослепительное будущее. Травма вычеркнула его из профессии на два десятилетия. Теперь он мой ровесник, ему сорок, живет в Подмосковье, мечтает поставить балет. Его характер сложен, подчас невыносим, в чем-то даже неприятен. Чтобы сыграть эту роль, я начал заниматься, вспомнил уроки у станка.

культура: Все по-серьезному: встаете в первую позицию и начинаете с батмана тандю?
Безруков: Да, а потом плие, фраппе, адажио. В театре есть танцкласс, где репетируют наши прекрасные соседи — «Русский балет Вячеслава Гордеева». Там занимаюсь и я.

культура: Вы будете танцевать классику?
Безруков: Конечно, нет. Классику исполнит мой дублер. Для меня ставит Раду Поклитару. У нас уже были репетиции и, по-моему, хореографа я не разочаровал. Во всяком случае, танцевать придется много. Я нахожусь в смятении и очень нервничаю, потому что не знаю, как справлюсь.

Используем — ни больше ни меньше — реальную постановку «Симфонии в трех движениях» на музыку Игоря Стравинского в Мариинском театре, премьера которой состоится в декабре. Ставит, как вы догадались, не мой герой, а Раду Поклитару. Мы будем снимать репетиции настоящего балета. Естественно, в работе примут участие солисты Мариинки. Воплощение этой идеи оказалось возможным благодаря поддержке Валерия Гергиева, предоставившего нам все возможности для съемок.

культура: То есть это фильм о балете?
Безруков: Нет, о непростой судьбе. Он называется «После тебя». Размышление о том, что каждому нужно понять, ради чего он живет, что оставит. Вопрос общечеловеческий, рано или поздно возникающий перед каждым.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть