А вместо сердца новенький «дублер»

04.11.2015

Александр РЫЛОВ

Главные недуги, последние двадцать лет обрывавшие жизнь граждан развитых государств, — инфаркт, инсульт и рак, потеснил другой коварный диагноз. Руководитель Отдела заболеваний миокарда и сердечной недостаточности Российского кардиологического научно-производственного комплекса, председатель Национального общества специалистов по изучению сердечной недостаточности и заболеваний миокарда, профессор, заслуженный деятель науки РФ Сергей ТЕРЕЩЕНКО предлагает срочно создать в нашей стране специализированную службу по борьбе с новой напастью.

культура: Что происходит с человеком, пораженным сердечной недостаточностью?
Терещенко: Сердечная мышца ослабевает и все хуже выполняет насосную функцию. Поэтому нарушается снабжение организма кислородом и питательными веществами. Правда, это не самостоятельный недуг, а осложнение гипертонии, ишемической болезни сердца (ИБС), аритмии, инфаркта миокарда, пороков сердца, диабета, анемии и так далее. Поэтому договоримся называть это нарушение болезнью только условно. Таких больных можно часто встретить на улицах. Обычно это пожилой человек, тяжело дышащий, часто останавливающийся, чтобы прислониться к стене или отдохнуть, опираясь на палку, с отеками ног, бледным лицом, синюшными губами. Мой первый совет: если вы обнаружите у себя ключевые симптомы — одышку, усталость, слабость, учащенное сердцебиение, отеки, безотлагательно обратитесь к врачу. 

культура: Вы как-то сказали, будто именно врачи изменили типичный портрет кардиологического больного и тем самым создали проблему сердечной недостаточности. Что имеется в виду?
Терещенко: Число страдающих этой напастью растет вместе со средней продолжительностью жизни. Оно быстро увеличивается, поскольку мы, кардиологи, все лучше лечим болезни, которые становятся причиной сердечной недостаточности (СН). Среди них сегодня лидирует артериальная гипертония. Она встречается примерно у 70–80 процентов сердечников. Затем следуют ИБС, инфаркт миокарда, сахарный диабет, различные аритмии. Зато клапанные пороки сердца, бывшие четверть века назад лидером этого списка, нынче его замыкают. И вот за счет того, что все успешней становится наша борьба с болезнями-предшественниками СН, мы надолго отодвигаем наступление самого этого расстройства. Тогда как раньше, например, инфарктники просто не доживали до наступления сердечной недостаточности. 

Сейчас средний возраст больного СН в западных странах — 76 лет, в России около 65. Относительно раннее развитие недуга связано с тем, что у нас гораздо чаще, нежели в США и Евросоюзе, ИБС и гипертонию лечат плохо или с опозданием. В результате западные люди проживают намного дольше с этими заболеваниями до начала развития СН. 

Теперь о том, что я имел в виду, когда говорил об изменении типичного портрета кардиологического пациента. Раньше это был прежде всего «коронарный больной», у которого атеросклеротические бляшки закупоривали артерии, питающие сердце, что и приводило к ишемической болезни и инфаркту. Сегодня же на первое место при развитии СН вышла артериальная гипертония. 

культура: И это подтверждают статистические данные?
Терещенко: Безусловно. В России сейчас приблизительно 10 миллионов больных с СН, зато число пациентов, переживающих так называемый крупноочаговый инфаркт, составило в прошлом году всего лишь около 180 000 человек. В России, как и в остальных развитых странах, смертность от СН уже в несколько раз выше, чем от инфаркта. Например, в Израиле это соотношение составляет 10 и 4 процента. Свыше чем для сорока процентов российских больных, которые попадают в терапевтические стационары, повод один — декомпенсация СН, то есть переход ее в острую форму — и эта цифра показывает колоссальный масштаб проблемы. 

культура: А насколько опасна сердечная недостаточность?
Терещенко: Средняя продолжительность жизни от постановки диагноза составляет около пяти лет, что хуже, чем даже при ряде онкологических заболеваний. Но эта болезнь может протекать быстрее или медленнее. СН подразделяется на лево- и правожелудочковую, в зависимости от того, какой из разделов сердца больше страдает. И если поражен правый, то симптомы появляются быстро. Дело в том, что левый желудочек является самым мощным отделом сердца, и обычно проходит много времени, прежде чем он «сдает» свои позиции. Но когда это все-таки происходит, то окончательное «обессиливание насоса» происходит с катастрофической скоростью. Если же говорить о больных с наиболее тяжелой стадией СН, то половина погибает уже в первый год после постановки диагноза. Вот почему самый эффективный на сегодня способ борьбы с сердечной недостаточностью — не допустить ее развития за счет упорного и тщательного лечения ИБС, гипертонии и других болезней–предшественников. 

культура: Когда на Западе главной причиной смерти вместо инфаркта стала сердечная недостаточность, какие меры были приняты?
Терещенко: В рамках кардиологических служб создавались специализированные подразделения. Это понадобилось потому, что в профилактике и лечении тут есть свои особенности по сравнению с другими заболеваниями сердца и сосудов, связанные, например, с тем, что пациент с сердечной недостаточностью — это чаще всего пожилой человек, страдающий целом букетом проблем. Была введена отдельная специальность — врач по лечению СН, которой учатся два года и получают особый диплом. В больницах открылись стационарные отделения специально для пациентов с СН. В общенациональные программы по профилактике сердечно-сосудистых заболеваний и пропаганде здорового образа жизни были внесены коррективы, связанные с особенностями питания, дозированием физических нагрузок, иных правил, необходимых больному. Были выделены огромные средства на изобретение особых лекарств против самой болезни, как и на фундаментальные перспективные исследования, нацеленные, скажем, на выращивание из стволовых клеток пациента нового сердца или на создание вживляемых устройств искусственного сердца. Страдающих СН так много, что для них просто не хватает доноров. 

Необходимо следить за артериальным давлением

культура: Что из этих мер посильно для нашей страны? 
Терещенко: Прежде всего, образование специализированной службы по борьбе с СН. Я и мои коллеги создали проект такой структуры в рамках российской кардиологической службы. Нашу инициативу поддержала главный кардиолог Минздрава России, член-корреспондент РАН Ирина Чазова. Очень важно, чтобы и у нас появились специально подготовленные для лечения этой болезни кардиологи, и чтобы были созданы необходимые условия для их работы. По нашему плану крупные отделения в областных больницах должны стать центрами дополнительного обучения врачей. Кроме того, что им пока не хватает опыта в работе с сердечниками, участковый терапевт, на чьи плечи сегодня и ложится лечение таких больных, по правилам имеет всего 12 минут на прием. Но, позвольте: только чтобы подобрать дозу лекарства страдающему СН, надо дважды с часовым интервалом измерить ему давление крови и записать электрокардиограмму.

культура: Если такая служба появится, россияне будут эффективнее лечиться и дольше жить?
Терещенко: Работа врачей, конечно, станет более успешной, но прочие проблемы останутся. Еще очень низка доступность современных препаратов для лечения болезней — предшественников сердечной недостаточности. Больной должен оплачивать практически весь этот список сам, государство почти не помогает. Например, пациент после инфаркта бесплатно получает статины только полгода, хотя должен быть обеспечен ими пожизненно. Несмотря на старания ведущих отечественных кардиологов, уходят многие годы, пока чиновники включат в «бесплатный список» новый препарат, причем его цена в первые годы после начала продаж в России всегда высока. И меня очень тревожит ситуация, которая сложится, начиная со следующего года, когда в нашей стране будет разрешено к использованию зарубежное лекарство, известное под шифром LCZ696 и ставшее первой ласточкой в новом классе препаратов для прицельного лечения СН. Средство улучшает сократительную функцию сердца и снимает сосудистый спазм. Но оно будет дорогим. Думается, что высокая стоимость станет общей чертой и других новых препаратов, которые, как мы надеемся, совершат переворот в лечении сердечной недостаточности. 

культура: Для многих соотечественников недоступны из-за подскочивших цен даже бабушкины средства, а путь к инновационным препаратам для них и вовсе закрыт... 
Терещенко: В том числе и ради того, чтобы этого не случилось, минувшей весной ведущие профильные медики вместе с коллегами, представляющими другие отрасли здравоохранения, объединились в Национальное общество специалистов по изучению сердечной недостаточности и заболеваний миокарда. Помимо дополнительного образования врачей, нашей главной целью будет взаимодействие с Минздравом, благодаря чему мы надеемся расширить список бесплатно получаемых лекарств.

культура: Нашим ученым-медикам остается только завидовать западным коллегам, создающим новые способы борьбы с СН? 
Терещенко: Вы ошибаетесь. Например, в Центре трансплантологии и искусственных органов имени В.И. Шумакова пациенту успешно имплантировали здесь же созданный «дублер» сердца. В основе устройства перекачивающего кровь — электродвигатель. У прибора есть вход и выход — две трубки, одна из них во время операции на открытом сердце вживлялась в левый желудочек, вторая — в аорту. С помощью такого «дублера» усиливается кровообращение. Сам же насос питается от аккумулятора, с которым он соединен гибким кабелем, проходящим через кожу пациента наружу. Каждый месяц мы направляем в Центр трансплантологии несколько больных сердечной недостаточностью для пересадок им донорских органов, и хорошо знаем, насколько важно сейчас нашим коллегам получить поддержку государства, чтобы довести блестящий экспериментальный образец до серийного производства. Но финансирования пока нет. Что же касается отечественных препаратов для лечения СН, то в нашем комплексе создано новое лекарство. Этот пептид под названием апелин — короткая цепочка из аминокислот, уже прошел опыты на животных, и мы готовимся к испытаниям с участием людей. Но сможем ли мы довести до конца работу — это тоже будет зависеть от финансирования. 

культура: Что бы Вы хотели сказать нашим читателям?
Терещенко: Приведу цитату из книги, изданной много лет назад Техасским институтом сердца: «Сердечная недостаточность является достаточно серьезным и даже опасным заболеванием, но этот диагноз не обязательно звучит как смертельный приговор. Чем скорее будет поставлен диагноз и начато лечение, тем более вероятно, что вы восстановите свои силы и здоровье, а ваша старость не будет омрачена видом на улицу из больничного окна».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть