Марина Леонова: «Не важно, насколько силен танцовщик в физике и химии»

01.11.2013

Елена ФЕДОРЕНКО

6 и 7 ноября сцену Государственного Кремлевского дворца займут участники Фестиваля международных балетных школ. Придумала и организовала такую встречу ректор Московской академии хореографии, народная артистка России, профессор Марина Леонова. 

Ей удалось невероятное — по приглашению московской балетной школы, как по привычке называют Академию, впервые в российской столице соберутся педагоги и ученики балетных школ Нью-Йорка и Токио, Гамбурга и Рима, Мадрида, Милана и Петербурга.

культура: Откуда такое название фестиваля — «Три века мирового балета»? Ведь возраст московского балетного образования меньше. С какого года вести летоисчисление, чтобы не подтасовывать, как сейчас любят, даты?
Леонова: Недавно отмечала 300-летие старейшая балетная школа при Парижской Опере, наша Академия участвовала в этом событии. В прошлом году 275 лет исполнилось петербургской балетной школе, нам — 240. По указу императрицы Екатерины II осенью 1773 года открылись танцевальные классы при детском Воспитательном доме. И дом, кстати, сохранился — это здание Военной академии на Котельнической набережной. 

Свою дату мы не афишируем, не объявляем юбилеем, хотя возраст, конечно, солидный. А вот фестиваль по этому случаю проводим, он — моя давняя мечта. Академия ездила на подобные мероприятия не только в Париж, но и в Вашингтон и Афины. Мне захотелось, чтобы наши зрители увидели балетное будущее мира в Москве; чтобы завязались добрые отношения между руководителями школ и хореографами, которые в школах работают; чтобы ученики разных стран познакомились, а те, кто уже знаком (ребята общаются, переписываются), встретились вновь. Добрые отношения — это очень важно.

культура: Какие школы приедут в Москву?
Леонова: Ждем в гости Школу Жаклин Кеннеди Онассис при Американском балетном театре, Школу балета Нового токийского национального театра Асами Маки, Гамбургское детище Джона Ноймайера, Мадридскую консерваторию, Римскую балетную школу, школу «Ла Скала» и коллег из Вагановской академии. 

культура: Действительно, представлены все ведущие мировые школы, но среди участников нет школы при Парижской Опере?
Леонова: Нет и школы «Ковент-Гарден». Жаль, конечно. Но тут причины объективные. Школа Парижской Оперы приезжала в Москву на фестиваль «Benois de la danse», и совсем недавно ее ученики танцевали в «Пахите», показанной на сцене Большого театра. Руководитель школы Элизабет Платель справедливо считает, что частые выезды нарушают учебный процесс.

культура: К прошлой круглой дате, пять лет назад, Вы уже устраивали фестиваль школ. 
Леонова: Тогда провели смотр российских школ. А вот такого количества иностранных Москва еще не видела, а увидеть, конечно, стоит. 

культура: Программы двух дней отличаются?
Леонова: Они разные. В первый вечер мы представим каждую из школ. Их воспитанники примут участие в концерте, откроют который ученики младших классов нашей Академии специально подготовленным вальсом из «Спящей красавицы». 7 ноября в первом отделении гости покажут другие номера, во втором выступят звезды мирового балета. Мы попросили, чтобы школы привезли ту хореографию, которая определяет их творческое лицо. Так что увидим фрагменты из постановок Тюдора, Аштона, Макмиллана, Баланчина, Ролана Пети, Джона Ноймайера и Марсело Гомеса. Наши воспитанники представят Петипа, Горского, Иванова и ... Начо Дуато.  

культура: Когда над системой русского хореографического образования нависла угроза, Вы одной из первых начали отстаивать среднее профессиональное образование. Все нормализовалось? Разобрались в новой системе с магистрами и бакалаврами на пуантах? 
Леонова: Да-да, набираем трехлетний бакалавриат, двухлетнюю магистратуру по направлению «хореографическое искусство». Непростая ситуация остается в среднем профессиональном образовании. Это касается детей, начинающих учиться в 10-летнем возрасте и в 18 получающих квалификацию «артист балета». В новых стандартах, ждущих своего утверждения, главное — общая школа, и блок общеобразовательных дисциплин съедает часы профессиональной подготовки.

Римская балетная школа

культура: Но ведь артист балета должен быть человеком грамотным…
Леонова: Согласна, хотя приоритетной, с моей точки зрения, остается профессия. Каждый руководитель театра хочет видеть хорошо выученного артиста и, будем честны, ни его, ни зрителя не волнует: бакалавр он, магистр или у него среднее образование. Тем более не важно, насколько силен танцовщик в физике или химии. Вундеркинды в области математики определяются в математическую школу, и там не учат балету. Наша школа — балетная, и воспитанникам необходимо овладеть танцем во всем его разнообразии: классический, исторический, дуэтный, народно-характерный, современный. Необходимо владеть и актерским мастерством, ориентироваться в музыкальной литературе, истории театра — русского и европейского. Министерство образования же ставит нас в строгие рамки: мы должны дать 11-летнее образование всем своим студентам в полном объеме всех дисциплин. Как бы при этом не уйти далеко в сторону от профессии артиста балета — вот в чем вопрос.

культура: Я-то думала, что, отбив предложение о переводе хореографического образования из базового в ранг «дополнительного», опасности миновали…
Леонова: Тогда нам предлагали осваивать профессию факультативно, набирать детей без конкурсной основы, то есть учить тех, кого родители записали первыми. От этого абсурда отбились. Теперь прописаны условия приема одаренных детей и возможности отчисления за профнепригодность. Тоже, кажется, нормализовалось. Но если сейчас утвердят новые стандарты с полным объемом математики и физики, времени на полноценное освоение профессии попросту не останется.

культура: Есть выход?
Леонова: Не надо искать никаких ходов и выходов — прекрасно было раньше. Во всех документах рядом с точными дисциплинами стояла звездочка, что означала льготы, то есть «кроме вузов культуры и искусства». Хореографическое образование — уникальная система, предмет зависти профессионалов многих стран. Аналогов Московской государственной академии хореографии и Академии русского балета имени Вагановой — а они практически ровесники Московскому и Петербургскому университетам — в мире нет. Наши выпускники — артисты балета — идут учиться в гуманитарные институты, и я не помню, чтобы кто-то поступал в технический вуз. 

Школа балета Нового токийского национального театра Асами Маки

культура: Вы преподаете в Академии четверть века, возглавляете ее более десяти лет. Дети, которые приходили и приходят на вступительные экзамены, изменились?
Леонова: Изменились родители. Для многих из них Академия — место, куда можно сдать ребенка: он будет учиться, жить в интернате, получать стипендию. Можно на собраниях не появляться, ребенком не интересоваться — ужасна родительская безответственность. А дети? Они разные приходят. Если ребенок сам не горит желанием здесь учиться, то и не надо. И родителям не стоит его заставлять. 

культура: Неужели среди детей есть те, кто сызмальства хочет выворачивать ноги в правильные позиции и постоянно преодолевать мышечную боль?
Леонова: Конечно, и их много. На двухлетние подготовительные курсы приезжают дети из дальнего Подмосковья, чтобы учиться хореографии.

культура: Конкурс большой?
Леонова: В этом году — 15 человек на место, но это уже среди одаренных детей. 

культура: Есть ли статистика — сколько ребят вы набираете и сколько доходят до выпускного класса? 
Леонова: У нас поступление на программу среднего профессионального образования ограничено 46 местами. Набираем два класса, девочек всегда несколько больше. Но год на год не приходится, иногда приходят способные дети, иногда — средние. Случается, весь курс доходит до выпуска, а порой — всего лишь несколько человек. В среднем — чуть более 50 процентов. 

культура: То есть набираете 46, а выпускаете половину?
Леонова: Классы выпускаем полноценные, в процессе обучения их пополняют дети по дополнительным наборам — те, кто получил начальное балетное образование в других городах. 

Гамбургская школа Джона Ноймайера

культура: Во многих странах ученикам балетных школ педагоги не делают замечания по поводу внешней формы — лишнего веса, например, боятся анорексии и детских депрессий. В Академии за этим следят? 
Леонова: Мы говорим, что надо похудеть. Профессия-то сложная, она предопределяет постоянный отказ от многих соблазнов. Эстетика балета поменялась: сейчас мы хотим видеть на сцене красивых, высоких, стройных артистов. Раньше балерины могли быть и пухленькие, и небольшого роста. 

культура: Что же тогда, диета?
Леонова: В Академии диетическое питание, врач всегда следит за тем, что приготовлено. «Добирают» вес дети не в школьной столовой. Мы говорим прямо, что нужно всегда помнить о форме. Ведь есть нормы роста и веса.

культура: Какие они для балета?
Леонова: Рост минус 120: при росте 170 см вес должен составлять не более 50 кг.

культура: В последнее время отношения между Академией и Большим театром складывались по-разному, тогда как раньше московскую балетную школу всегда называли школой Большого театра. Как сейчас?
Леонова: Хорошие отношения. Исторически сложилось, что наши дети всегда танцевали в спектаклях Большого театра, и сегодня они участвуют в балетах, где хореографами поставлены для них танцы. Уже 240 лет Академия готовит кадры именно для Большого театра. Конечно, многие работают в других коллективах, но главное — мы обеспечиваем артистами главный театр страны.

культура: Среди выпускников прошлого года балетоманы заметили двух талантливых девочек: Ксению Рыжкову и Эльвину Ибраимову. Меня удивило, что Ксюша предпочла Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко Большому…
Леонова: В Музтеатре Игорь Зеленский предложил ей главные партии в «Баядерке», «Коппелии», «Щелкунчике», «Сильфиде», «Дон Кихоте». Блестящий репертуар, да и взяли ее на положение ведущей солистки. Такого предложения от Большого театра не поступило, к моему сожалению. Эля работает в Большом театре, в кордебалете. Ксюшу и Элю приглашали семь ведущих театров, включая петербургские: Мариинский, Михайловский и Театр Эйфмана. 

Школа Жаклин Кеннеди Онассис при Американском балетном театрекультура: Они сами выбирали или советовались с Вами?
Леонова: Не только они, многие советуются. Я отвечаю: «Знаете, друзья, вы сами принимайте решение и никогда о нем не жалейте. Это должен быть ваш выбор. Я не могу агитировать». Для меня, конечно, Большой театр — это Большой театр, я там работала, люблю его, и мне, что скрывать, хочется, чтобы дети пошли туда и нашли там свое место. Но они попадают в кордебалет, хотя многие еще учениками стали лауреатами международных конкурсов. Хорошими артистами они станут, если в театре с ними продолжат работать так же, как в школе. Артиста балета надо растить в театре — это ни для кого не секрет. 

культура: Какой совет Вы дали своей звездной ученице Наташе Осиповой, решившей осчастливить «Ковент-Гарден»? 
Леонова: Наташа совсем взрослая, она делилась со мной. Я сказала: «Если ты ушла из Большого, то должна определить постоянное место работы и не блуждать по миру». Хотя сейчас у нее много разных предложений. 

культура: А со своей ученицей Светой Лунькиной — примой Национального балета Канады — общаетесь?
Леонова: Приглашала ее на наш фестиваль, она сказала, что очень хочет приехать, но не может. Так сложились семейные обстоятельства. Обидно, что Светлана не достигла в Большом такого уровня, какой ей был доступен. Хотя все начиналось так хорошо — она работала с Екатериной Максимовой, много танцевала… 

культура: Почему фестиваль, которого мы все так ждем, пройдет на сцене Кремлевского дворца — не самой удобной балетной площадке, а не в Большом театре?
Леонова: Конечно, с идеей я сразу пришла в Большой театр, но, к сожалению, время совпало с выпуском балета «Марко Спада» Пьера Лакотта. Театр был вынужден нам отказать. Кремлевский дворец слишком огромен — шесть тысяч зрителей, да еще два дня! Но мы чувствуем помощь: «Три века мирового балета» делаем при поддержке Министерства культуры и правительства Москвы. С радостью принял наше предложение директор ГКД Петр Шаболтай. До фестиваля еще есть время, но уже постоянно звонят с телевидения и радио — значит, интерес к нашей программе не мал.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть