Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Культура — огромный ресурс экономического и социального развития»

28.05.2015

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ

Минувший год стал, без преувеличения, прорывным для отечественной культуры. Впервые за долгое время мы начали обсуждать не только форму, но и содержание. Впервые после десятилетий стыдливого молчания заявили о неразрывной связи культуры и нравственности. О национальных корнях и долге художника перед своим народом. Общество, власть, значительная часть творческой интеллигенции сошлись на том, что культура — не корпоративная делянка, а дело государственной важности. 

Хотя 2014-й позади, работа продолжается. Активнейшее участие в ней по-прежнему принимает Валентина Матвиенко. Именно спикер Совета Федерации обратилась к Владимиру Путину с предложением провести в России Год культуры и после выхода соответствующего президентского указа возглавила оргкомитет по проведению Года. 

Вопросы развития российской культуры по-прежнему находятся в круге неусыпного внимания Валентины Ивановны. Председатель верхней палаты российского парламента ответила на вопросы главного редактора газеты «Культура» Елены ЯМПОЛЬСКОЙ


культура: Тематические годы в России проводились и прежде. Но о реальном общественном звучании впервые можно говорить лишь применительно к Году культуры. То, что скептики заранее прогнозировали как совокупность мероприятий для галочки, на поверку оказалось платформой для поиска смыслов. Люди спорили страстно, горячо. Вы прекрасно об этом знаете, поскольку сами находили время присутствовать на заседаниях и диспутах. Чем, на Ваш взгляд, объясняется этот феноменальный резонанс? 
Матвиенко: На мой взгляд, просто время пришло. И мы благодарны Президенту России В.В. Путину за то, что он сразу поддержал нашу инициативу. Год культуры в 2014-м, нынешний Год литературы — первый масштабный общенациональный смотр положения дел в этой сфере. Причем власть, общество, деятели культуры не просто окинули взором общее состояние и провели некую «инвентаризацию». Что меня очень радует, идут настоящие интеллектуальные атаки — с широким привлечением институтов гражданского общества, всех граждан страны, кому близка, дорога культура. А таких людей, как мы убедились, большинство. 

Нам удалось поднять, всколыхнуть интерес к теме. Это факт, что прежде у федеральной власти, региональной, местной, у самих творцов были различные — хотя не скажу, что концептуально противоположные, — взгляды на положение дел в культуре, на то, что следует сделать в первую очередь. В результате совместной системной работы в течение года, диалога с обществом, дискуссий с участием средств массовой информации мы сейчас выработали общее понимание — что нужно стране, обществу в области культуры, каким они видят ее развитие. Принятые под занавес 2014 года «Основы государственной культурной политики» — это, по моему глубокому убеждению, документ общенационального согласия и стратегического значения. 

Речь ни в коей мере не идет об «огосударствлении» культуры. Напротив: все последние годы шел непростой, но необходимый процесс выстраивания новой модели взаимодействия между государством и деятелями культуры. Я бы сказала, модели демократической, основанной на взаимном доверии государства и творцов, работников культуры. На мой взгляд, мы в этом направлении существенно продвинулись, и Год культуры это зафиксировал, утвердил, закрепил. 

Как вы правильно отметили, важно то, что он не свелся к набору фестивалей, концертов, конференций. Его площадкой стали поселки, малые города, все наши регионы, все российские люди с их потребностями и запросами, а важнейшей составной частью — укрепление, развитие инфраструктуры культуры: библиотек и театров, музеев и сельских клубов. Совершенно очевидно, что у властей на местах разительно изменилось отношение к культурной сфере, и они уделяют ей сегодня гораздо больше внимания — это тоже прямой результат Года культуры.

Мы еще раз убедились: для российских граждан культура — не только форма проведения досуга, но и неотъемлемая часть их интеллектуальной, нравственной, духовной жизни. Это присуще многим странам и народам, но в нашем Отечестве культура всегда играла и продолжает играть особенно важную роль. Она формирует, сохраняет, укрепляет нашу национальную идентичность. В этом отношении культура выше и сильнее любой идеологии. Та может периодически меняться, а вот базовые ценности нашей культуры незыблемы.

Миссия культуры — сбережение национального кода, нашей исторической памяти. Я помню свое потрясение, когда впервые прочитала роман Чингиза Айтматова «И дольше века длится день...». Автор поднял тему манкуртов — людей, которые забыли свои исторические корни. Их уделом стало порабощение, исчезновение как нации. Не все тогда оценили глубочайший философский смысл, заложенный в романе. История подтвердила правоту писателя. Судьба стран и государств, не помнящих свою культуру, историю, всем нам известна.

Вот почему Россия проявила не просто дальновидность, а мудрость, взяв с начала 2000-х годов курс на активную поддержку культуры — поддержку материальную, финансовую, политическую, моральную. И то, что в нынешней непростой обстановке наша страна демонстрирует устойчивость, способность справляться с трудностями, — в очень большой степени результат проводимой культурной политики. Мы не допустили расшатывания системы ценностей, создававшейся в нашей стране на протяжении веков. Напротив, будем и впредь ее укреплять и развивать — как одно из ключевых условий сохранения общественно-политической стабильности, обеспечения безопасности страны. Утвержденные Указом Президента РФ «Основы государственной культурной политики» — решающий шаг в этом направлении. Впервые в истории России культура обрела статус приоритетного направления деятельности государства. 

культура: «Основы...» — главный, но не единственный документ из тех, которые отечественная культура уже обрела или получит в ближайшем будущем. 
Матвиенко: «Основы государственной культурной политики» — это руководство к действию. Документ дает органам государственной власти, местного самоуправления, организациям и учреждениям четкие ориентиры, обеспечивает системный характер решения конкретных вопросов в сфере культуры. Один из таких вопросов — реализация государственной программы «Развитие культуры и туризма» на 2013–2020 годы. Совет Федерации следит за ходом ее выполнения. Думаю, на одном из заседаний палаты в рамках «правительственного часа» мы рассмотрим, как ведется эта работа. Вместе с тем уже очевидна потребность в разработке и принятии «Стратегии развития культуры в Российской Федерации» до 2025 года.

Много сделано и делается для развития правовой базы культуры. Назову принятые недавно закон «О меценатской деятельности» и новую редакцию закона «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации». Надеюсь, в этом году будет принят базовый закон «О культуре в Российской Федерации». Он остро необходим, поскольку действующий закон был принят еще в 1992-м, до Конституции РФ. За прошедшее время многое изменилось и в государственном устройстве страны, и в самой сфере культуры. Откровенно говоря, работа над законом затянулась. Но в итоге это оказалось даже к лучшему, так как дает возможность привести его в соответствие с «Основами государственной культурной политики». Наша палата поддержала инициативу Министерства культуры РФ о принятии базового закона в пакете с другими законопроектами, регулирующими такие отрасли культуры, как кинематография, театры, музеи.

В общем, есть все основания полагать, что уже в ближайшее время правовая база российской культуры обретет целостность. Это позволит решать вопросы функционирования и развития сферы на основе четких, понятных, единых для всех критериев. Для культуры, где вкусовые пристрастия и групповые предпочтения, что греха таить, традиционно играют большую роль, сведение субъективных моментов к минимуму очень важно.

культура: Помимо «Основ государственной культурной политики», в стране есть еще «Стратегия национальной безопасности РФ», «Основы государственной молодежной политики». Также, насколько я знаю, при активном участии Совета Федерации, готовится к внесению в правительство «Общенациональная стратегия развития воспитания». По большому счету, это документы, которые преследуют одни и те же цели. Скажем, борьба с наркоманией. Это одновременно вопрос и воспитания, и культуры, и, конечно, молодежная проблема, и, разумеется, фактор национальной безопасности. Как, на Ваш взгляд, сделать работу по воплощению этих документов комплексной?
Матвиенко: Сегодня уже все в нашей стране понимают, что культура, воспитание, образование — это огромный ресурс экономического и социального развития. Мы живем в мире, где успешность и конкурентоспособность того или иного государства определяется качеством человеческого капитала. Претендовать на лидерство может только такое государство, большинство граждан которого хорошо образованы, профессионально подготовлены, духовно и нравственно цельны, знают и чтят свою историю, свои традиции. У нас в стране существует абсолютно ясное понимание, что такой человеческий капитал и есть главная гарантия национальной безопасности. Все перечисленные вами документы создавались, исходя из этого и являют собой результат серьезного синтеза согласований. Правительство России — тот центр, который координирует всю эту работу, обобщает ее, представляет Президенту Российской Федерации и контролирует исполнение принятых решений. Как видите, необходимость комплексной реализации стратегических документов осознается на самом высоком уровне. 

культура: «Воспитание, культура, образование — это те сферы, которые существуют и должны существовать преимущественно на бюджетные средства. Здесь неуместна коммерциализация», — заявили Вы недавно. Но вот прозаический вопрос: а хватит ли у государства денег?
Матвиенко: Благодаря совместным усилиям федерального центра и регионов консолидированный бюджет в сфере культуры в 2014 году вырос на 100 млрд рублей. Общая сумма грантов и стипендий в области культуры превысила 5,5 млрд рублей. Рекорд! Деньги использованы эффективно. 

И в 2015-м, несмотря на известные трудности, федеральная власть, регионы изыскали возможности финансирования культуры на уровне, обеспечивающем, как минимум, сохранение достигнутых рубежей. Возврата к практике остаточного финансирования не произошло и не произойдет. Появилось понимание, что не хлебом единым жив человек, что в России культура — больше, чем культура, и мы останемся единым народом, только сохраняя свои традиции и духовные ценности.

культура: Выступая на церемонии открытия Года литературы в Санкт-Петербурге, Вы призвали государство поддержать перевод на русский лучших книг, созданных на национальных языках Российской Федерации. Важнейшая задача, к сожалению, преданная забвению в постсоветские годы. 
Матвиенко: Почему у нас такая великая культура? Почему она такая яркая, могучая, богатая? Потому что мы — многонациональная страна. Не знаю другого государства, где проживает столько этносов. Какие бы испытания на нашу долю ни выпадали, мы не потеряли ни одной — даже самой маленькой — народности, не утратили ни одной культуры. Народы России духовно обогащают, дополняют друг друга, и таким образом рождается великая культура, которой славится Россия во всем мире. Это никуда не исчезло.

Русский народ не претендует на культурную монополию в нашей стране. Государство создает необходимые условия для того, чтобы все народы имели возможность культурного развития. Никто не ущемлен в правах, в том числе в области культуры. Вот почему противопоставление русского и российского в принципе несостоятельно и политически опасно. Это почва, на которой произрастают региональный сепаратизм, ксенофобия, этнический и религиозный экстремизм. Проводимая нашим государством культурная политика борется с их проявлениями. Мы в полной мере отдаем себе отчет в том, что экстремизм сегодня — одна из самых больших угроз для безопасности России, да и для всего человечества. Исходя из этого, наша палата одобрила закон, ужесточающий наказание за публичные призывы к экстремизму, возбуждение ненависти и вражды. Включая аналогичные деяния в сфере культуры. 

культура: «Нет ничего более пагубного для литературы, культуры, духовного развития общества, чем путь запретов», — написали Вы в своем блоге на официальном сайте Совета Федерации. Трудно не согласиться: ведь культура — это совокупность того, что выпущено, а не того, что запрещено. Однако сейчас, на мой взгляд, крайне остро стоит вопрос «импортозамещения» в области культуры. Дело даже не в засилье западного искусства, а в том, что многие деятели российской культуры являются носителями современного западного мировоззрения. Подчеркиваю — современного, ибо наследуют они, прямо скажем, не Шекспиру и Диккенсу. Доведенная до абсурда «толерантность», мультикультурализм, стирающий национальные особенности, цинизм и меркантильность — всему этому необходимо противопоставить доброкачественный, основанный на родных традициях культурный продукт. 
Матвиенко: Да, я глубоко убеждена: любые ограничения — идеологические, правовые, административные — гибельны для культуры. Слава Богу, что нынешнему поколению творцов даже представить трудно — как это бывает, когда культура направляется сверху, командным способом, через директивы. Всегда искренне считала и сегодня считаю, что это тупиковый путь. Если художникам не хватает свободы самовыражения, то одни ударяются в официоз, другие уходят в так называемый андерграунд. Цензура сворачивает возможности развития культуры, деформирует ее — мы наблюдали это в Советском Союзе. Хотя, конечно, нельзя все огульно чернить, в СССР были огромные достижения в области культуры, великие произведения искусства, получившие признания не только на родине, но и за рубежом. В то же время сейчас дикими и непонятными кажутся публичные одергивания, осуждения таких выдающихся деятелей культуры, как Дмитрий Шостакович, Михаил Зощенко, Анна Ахматова, Борис Пастернак, Мстислав Ростропович, Галина Вишневская, Андрей Тарковский...

Писатель, художник, музыкант, деятель театра и кино — независимо от того, сознает он это в полной мере или нет, — всегда выражает определенные нравственные идеалы. Порой это не бросается в глаза. Искусство свободно от назидательности и поучений, но все равно — ценностно ориентировано. И потому разговоры об идейной, моральной «нейтральности» культуры, ее творцов — пустые слова.

Сегодня в сфере морали идут непростые процессы. Нельзя не видеть: человечество проходит сложный, насыщенный рисками этап истории. Под огнем разрушительной критики находятся брак, семья, ценности гуманизма. Людей убеждают, что в области морали нет ничего вечного, абсолютного. Все относительно и, следовательно, все дозволено. 

В нашей стране подобные тенденции не имеют сколько-нибудь значительной общественной поддержки. В этом я вижу заслугу Президента России, ведущих политических сил страны, нашей отечественной системы образования и воспитания. Несмотря ни на что, в ней прочно укоренены традиции гражданственности, утверждения высоких идеалов. Противостоят негативным веяниям и многие российские средства массовой информации. Весомый вклад в поддержание здоровой нравственной атмосферы в обществе вносит Русская православная церковь, ее предстоятель Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. 

Все это так. Вместе с тем Россия не отгорожена от остального мира непроницаемой завесой, она полноправный, активный, влиятельный субъект мировой политики. По моему глубокому убеждению, в такой ситуации деятель культуры не вправе занимать позицию «над схваткой», заявлять о своем моральном «нейтралитете». Напротив, он обязан включиться в развертывающуюся борьбу на стороне идеалов добра, справедливости, гуманизма, выступать за возвращение им статуса абсолютных ценностей. 

Это критически важно для судеб всего мира. Вопрос «С кем вы, мастера культуры?», заданный Максимом Горьким более восьмидесяти лет назад, сейчас вновь актуален. Ответ на него — личный выбор художника. Российское государство не вмешивается в творческую деятельность, не оказывает правового, административного давления. Мы исходим из того, что духовные, художественные, профессиональные проблемы в сфере культуры должны решаться самими деятелями культуры, их организациями в ходе открытой дискуссии, свободной и равноправной творческой конкуренции. 

Вместе с тем государство, общество, граждане также вправе свободно определять свою позицию в отношении творчества деятелей культуры, их произведений. При этом далеко не последнюю роль играет то, какие нравственные, эстетические, иные ценности они отстаивают, в какой мере откликаются на запросы общества. Если читатели, зрители, слушатели не находят в их произведениях того, что им близко, то такие авторы рано или поздно перестают быть интересными людям. Полагаю, у них нет оснований возлагать вину за то, что их книги не покупают и не читают, фильмы не смотрят, грантами и заказами обходят, на государство, на происки консервативных сил. Такая ситуация — результат их собственного выбора — идейного, нравственного, духовного, художественного. 

Я категорически исключаю культурную изоляцию России. Заслон перед безвкусицей, пошлостью, гадостью надо ставить не административный — это невозможно, мы живем в глобальном мире, где любой человек может получить разнообразную информацию, — но внутренний. Он должен быть в душе человеческой. В форме иммунитета, неприятия всего, что разрушает наше национальное естество, наши морально-нравственные устои, выдержавшие испытания временем. 

Надо формировать у людей хороший вкус. В целом я уважительно отношусь к нашим средствам массовой информации, телевидению, но иногда поражаешься тому, как в погоне за рейтингами они переступают определенную черту. Вместо того, чтобы поднимать планку нравственности и духовности, опускают ее. Да еще оправдываются: этот продукт востребован, у него высокие рейтинги. Мне представляется, что в культуре необходимо идти от обратного: не потакать низменным вкусам, но делать так, чтобы людям было интересно все одухотворенное, нравственное, доброе, красивое, отвечающее высоким эстетическим и моральным критериям. 

культура: Вы буквально предвосхитили мой следующий вопрос: как осуществлять культурную политику при отсутствии политики информационной? Ведь для большинства населения культура — это то, что они получают из СМИ, особенно с экрана телевизора. И именно телеканалы в совокупности с «желтой» прессой наиболее пагубным образом влияют на качество человеческого капитала.
Матвиенко: В нашей стране действует закон Российской Федерации «О средствах массовой информации». Закон, который, по общему мнению, отвечает самым строгим стандартам демократии. Его нормы достаточно конкретны, не допускают двойного толкования. Но только лишь его, как показывает жизнь, недостаточно. Не случайно журналистское сообщество страны приняло «Кодекс профессиональной этики российского журналиста». Документ, на мой взгляд, тщательно проработанный, взвешенный, призывающий постоянно помнить о том, что журналистика — это область, где нарушение этики чревато потерей профессионализма. Проблема в том, что и Кодекс соблюдается не всегда. В российской прессе отнюдь не редкость материалы, которые, возможно, с «технической» точки зрения сделаны прекрасно, однако их нравственный посыл, мягко говоря, сомнителен. Долг журналиста — не только нести людям достоверную, правдивую информацию, но и помогать утверждению в нашей жизни справедливости и добра. Нельзя, чтобы те, кто своей журналистской деятельностью разрушает основы морали, искажает истину, выступает против интересов своего Отечества, пишет заказные материалы, слыл успешным, задавал тон, служил образцом. Однако такая ситуация, увы, имеет место. 

Закон может многое, но не все. Побороть явления, о которых я говорю, он не в силах. Это в состоянии сделать только сами журналисты, когда в полной мере осознают, что этика в их работе значит не меньше, а даже больше, чем мастерство. Лев Толстой был не только великим писателем, но и хорошим журналистом. По мнению многих, первым русским военным журналистом, если принять во внимание его корреспонденции из Севастополя периода Крымской войны. Его завет: «Всякий раз, когда чего-нибудь очень хочется сделать, остановись и подумай: хорошо ли то, чего тебе хочется» — обращен к каждому из нас.

Тем не менее, я с осторожностью отношусь к государственной регламентации этой сферы. Мы можем завалиться в другую сторону, начать пережимать. Мне кажется, все решат время, выдержка, постепенная спокойная работа с электронными и печатными СМИ.

Важно и то, что в обществе растет запрос на культуру, ее ценности. На протяжении Года я участвовала во многих акциях в регионах, на местах и видела, как люди тянутся к культуре, как у них горят глаза, насколько им интересно. И мы делаем все, чтобы граждане, где бы они ни жили, могли приобщиться к духовной жизни. Только за прошлый год открыто более двадцати новых театров в регионах, созданы новые музеи, проведена огромная работа по восстановлению исторического наследия, приведению в порядок материальной базы и модернизации библиотек. 

Конечно, многое было упущено в 90-е. Например, выросло целое поколение, которое вживую не слышало симфонического оркестра. Когда я в 1970-е годы бывала в Соединенных Штатах Америки, меня поражали симфонические оркестры, выступавшие на открытых пространствах — на летних эстрадах, городских площадках, на лужайках. Собиралось огромное количество публики. Искусство выходило из театров и филармоний к людям. 

Это хороший пример и для наших региональных и местных властей. Приятно отметить, что они ему следуют. Если вспомним популярный в свое время призыв «Искусство — в массы», то можно сказать, что он вновь востребован. Тон задают Москва, Санкт-Петербург, другие мегаполисы. Но и остальные города подключаются все активнее. Письма, приходящие в Совет Федерации, встречи сенаторов с жителями регионов говорят о том, что люди этот поворот заметили, высоко оценивают, просят выступления деятелей культуры на открытых площадках продолжать. Сделаем все от нас зависящее, чтобы такие выступления стали доброй традицией. 

На открытии выставки скульптур в Совете Федерации

По итогам Года культуры нам удалось провести важное решение, которое, к сожалению, не получило должного освещения в СМИ. Я имею в виду решение о бесплатном посещении детьми всех федеральных музеев. Мы пробивали эту историю очень долго. Естественно, за федеральными подтягиваются и региональные музеи — теперь они доступны для каждого ребенка. И это здорово! Есть семьи, которые не могут позволить себе приобрести билет, скажем, в Эрмитаж, но на детях эти проблемы больше не сказываются.

Что касается театров, я, признаюсь, большой любитель сценического искусства, часто хожу в театр и в Москве, и в Петербурге. Практически всегда залы битком. И, что особенно радует, очень много молодежи. А возьмите акцию «Ночь в музее» — в Москве, Петербурге, в других городах. Огромная востребованность! Длиннющие очереди выстраиваются! Никто не ожидал, что это будет пользоваться таким успехом. У людей возрождается потребность в культуре.

культура: По Вашим словам, Крым должен стать одним из социально-экономических локомотивов страны. Атмосферу Крыма всегда формировала интеллигенция — российская, потом советская, она придавала ему шарм, который притягивал людей. Может быть, надо активнее привлекать наших творцов к новому «брендированию» Крыма? Ведь можно возвести Керченский мост, построить отели, решить проблемы энерго- и водоснабжения, однако, если сюда не вернется душевное очарование, соперничать с бюджетными и привычными для нашего человека курортами той же Турции, Египта Крыму будет нелегко. 
Матвиенко: Действительно, полуостров всегда был местом притяжения творческих людей, там особая вдохновляющая аура. Крым — это не только море, природа, климат, но и огромное культурное наследие: памятники античности, музеи, заповедники... Можно долго перечислять известных деятелей культуры, чьи имена тесно связаны с Крымом.

А Ялтинская киностудия! Сколько замечательных лент ею выпущено. Через несколько лет она будет отмечать свое столетие. Государством принято решение оказать содействие в ее восстановлении и развитии. 

Возвращение Крыма на историческую родину — предмет нашей общенациональной гордости. Но, конечно, лишь гордиться — недостаточно. Государство начало работу по строительству Керченского моста, налаживанию устойчивого водоснабжения, развитию сельского хозяйства, транспортной и энергетической инфраструктуры. Восстановить в Крыму творческую атмосферу, наполнить ее новым, современным содержанием может только сама российская интеллигенция. Это не менее важно, нежели экономическое и социальное развитие. Кто-то понимает и готов действовать, кто-то занял осторожную позицию: как бы чего не вышло, как бы под санкции не попасть... Но я думаю, подлинная российская интеллигенция внесет свой вклад в духовное возрождение Крыма. Государство окажет ей в этом необходимое содействие. 

культура: Предполагаю, что события на Украине Вы воспринимаете особенно болезненно — не только как крупнейший российский политик, но и в силу воспоминаний детства. На Ваш взгляд, была ли нынешняя ситуация в какой-то мере спровоцирована и тем, что долгие годы мы не продвигали на Украину нашу культуру?
Матвиенко: Однозначно и коротко ответить сложно: причин много. В том числе и та, что мы считали себя единым народом: мы братья, у нас общие корни, вера, культура, — а разве надо прикладывать какие-то особые усилия, чтобы удержать родного брата?

Вы говорите — я болезненно воспринимаю. Да нет ни одной семьи, ни в России, ни на Украине, которая не воспринимала бы происходящее как личную драму! У нас настолько смешаны семьи, мы связаны родственными, дружескими, деловыми отношениями. 

Естественно, мы видели, как Запад массированно ведет работу на Украине для размывания нашего единого исторического кода, сколько средств и усилий затрачивается, чтобы вложить в голову украинцам — особенно молодежи — другие ценности, другие взгляды. Мы откровенно говорили об этом с руководством Украины. Но, к сожалению, они хотели быть хорошими для всех. Закрывали глаза — а я не допускаю мысли, будто бы они могли не знать об этом, — на формирование националистических отрядов на Украине, в первую очередь на ее западе. Никак этому не препятствовали, не сплачивали народ, попустительствовали неонацистам, что и привело к плачевным последствиям. Думаю, среди причин произошедшего — и недооценка Россией необходимости усиления нашего культурного влияния. То денег не хватало, то другими делами занимались. Хотя была огромная тяга к общению, к диалогу, к взаимному обмену гастролями, выставками. Просчет налицо, безусловно.

культура: Валентина Ивановна, хотелось бы поинтересоваться Вашими личными пристрастиями в искусстве. Театр — это я уже поняла.
Матвиенко: Да, театр с детства обожаю. 

культура: А что еще? Если был тяжелый день, какую книгу снимете с полки вечером?
Матвиенко: Зависит от настроения. В школе у меня был очень хороший учитель по литературе, я еще ребенком прочитала большую часть отечественной и зарубежной классики. И сейчас периодически возвращаюсь к любимым книгам. Исторические романы — тоже мое. 

культура: Кино?
Матвиенко: В кинотеатры не хожу, смотрю DVD, в интернете. Один из друзей сформировал для меня подборку лучших отечественных и зарубежных фильмов. И признанной классики, обладателей разных призов, премий, и просто популярных лент. Естественно, в этой подборке немало отечественных картин — советских и современных российских. С 2000 года финансирование нашего кинематографа возросло более чем в 12 раз. Однако фильмов, где ярко, талантливо отражены запросы общества, продвигаются ценности патриотизма, нравственности, справедливости, добра, пока немного. 

культура: Ваши отношения с музыкой?
Матвиенко: Очень люблю классику. У меня есть антология классической музыки, отдельный айпад посвящен только ей, представлены все выдающиеся мировые композиторы. Уникальный интеллектуальный продукт. В долгих поездках, в автомобиле или на самолете, обычно слушаю эти записи. 

Люблю джаз. Музыка, завораживающая не только своими ритмами, экспрессией, но и эмоциональной глубиной. У нее масса поклонников, их число не убывает. Помню, как в 1989 году, когда я работала заместителем председателя исполкома Ленсовета, ко мне пришел выдающийся джазовый музыкант Давид Голощекин с идеей создания в городе центра джазовой музыки. Идея мне понравилась. Подобрали помещение в кинотеатре «Правда» на Загородном проспекте. Однако некоторые представители городской власти этому воспротивились, так как намеревались открыть здесь ресторан. Началось, говоря современным языком, противостояние административных ресурсов. Мы победили, первый в стране джазовый центр появился. Он носит название Филармония джазовой музыки, пользуется большой популярностью.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (3)

  • alt

    Леонид 30.05.2015 02:21:18

    На самом деле, Матвиенко в свое время превратила Петербург из "бандитского Петербурга" в "культурную столицу". По-моему, это о многом говорит.
  • alt

    Арман дю Плесси де Ришельё 03.06.2015 14:31:54

    И это признают даже коммуняки. На днях вот Смолин в приватной беседе дывися, шо Матвиенко сумела рынок учительского труда в Питере развернуть - ее надбавки вывели зп педагогов на уровень выше среднего по региону. Как результат, все открытые вакансии как ветром сдуло, а было их в начале нулевых ой-как не мало
  • alt

    Игорь Беликов 22.08.2016 17:52:17


    Ответы Валентины Матвиенко касались не только культурных тем, но и общечеловеческих тенденций сегодняшней морали. Ее точка зрения отражает демократичность и в то же время стремление к сохранению традиционных ценностей. Она общедоступно объясняет свою позицию и по многим пунктам с ней трудно не согласиться.

    "Нет ничего более пагубного для литературы, культуры, духовного развития общества, чем путь запретов" - написала она в своем блоге.

    Но для того чтобы сие утверждение было верно воспринято деятелями современного искусства, необходимо всегда помнить завет русского писателя, которым Валентина Ивановна подытожила свое интервью:
    "Всякий раз, когда чего-нибудь очень хочется сделать, остановись и подумай: хорошо ли то, чего тебе хочется".
    © Игорь Беликов
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть