Конный дозор

17.12.2015

Наталья МАКАРОВА

19 декабря отмечает юбилей одна из самых необычных служб охраны правопорядка: московской конной полиции исполняется 35 лет. Стражи безопасности верхом на рысаках незаменимы в столичных условиях, они быстрее и ловчее своих пеших коллег, да и выглядят гораздо романтичнее.


Девичьи наряды

Сокольники. Полдень. Неспешно прогуливаются мамы с колясками, пожилые пары, студенты о чем-то весело болтают. Две хрупкие на вид девушки — Вика и Даша — тоже будто вышли на прогулку, только верхом на лошадях. В парк их привела ответственная миссия — следить за порядком и отлавливать правонарушителей. Это полицейские кавалеристы, они служат в 1-м оперативном полку полиции ГУВД Москвы. В мундирах, с оружием и в защитных шлемах девушки гордо восседают в седле. Адмирал и Набат — так зовут их верных напарников, грациозно вышагивающих по присыпанным снегом дорожкам. Граждане то и дело подходят, чтобы сфотографироваться рядом с необычной полицией. Но ежедневное шестичасовое патрулирование столичных парков — не красоты ради, а безопасности для. 

— В этом году нашими силами задержано восемь преступников. Вот недавно нам удалось схватить ребят, вскрывших точку по продаже велотранспорта, мы их отследили по приметам и поймали, — рассказывает командир 1-го кавалерийского батальона майор полиции Михаил Абраменко. — Летом спасли тонущего человека из пруда — услышали крик, подоспели. Чаще всего в парках приходится задерживать молодежь, распивающую спиртное или употребляющую наркотики. 

Фото: Евгений Добровольский

— На лошади по парку намного проще передвигаться, чем, к примеру, на велосипеде или мотоцикле, — говорит полицейский кавалерист старший лейтенант Виктория Минажетдинова. — Велосипед может застрять в кустах и не каждую кочку объедет, придется останавливаться, переносить его вручную. А конь возьмет любое препятствие. К тому же с седла хороший обзор, что очень полезно в толпе. Догоняешь нарушителя, хватаешь за шиворот — он уже никуда не денется. 

Виктория с напарницей отлично сработались, за их плечами множество патрульных выходов, в том числе во время концертов и футбольных матчей. На каждой игре обязательно случаются стычки фанатов. 

— Для нас это уже рутина — очень часто приходится разнимать дерущихся болельщиков, — рассказывает Вика. — Недавно во время матча ЦСКА — «Спартак» в «Лужниках» увидели, что бежит человек, а за ним гонятся сотрудники ОМОНа. Мы вовремя подоспели — нам сверху все видно, да и люди при приближении лошадей сразу расступаются.

Всего в полку более 700 сотрудников, из них около двухсот — девушки. Руководство старается ставить на дежурство смешанные пары, но и чисто девичьи наряды справляются на пять баллов. 

— Одна наша девушка на коне десяти омоновцев стоит, — улыбается майор Абраменко. — Если она грамотно управляет животным, к ней так просто не подойдешь. Ведь существуют разные приемы, к примеру, поворот на задних ногах или на передних, как у нас говорят, поворот «на заду», «на переду». Конь весит до полутонны, и эта масса, крутящаяся в толпе, заставит утихомириться любого. Служебный долг наши девушки выполняют и в свободное время — недавно одна из сотрудниц в выходной день гуляла с подругой по Арбату, вдруг видит: из ювелирного салона выбегает парень, пытается скрыться, она ему подножку поставила, скрутила. Оказалось, действительно грабитель.

Педикюр для рысака 

Всего в Москве девять баз конного полка. Самая крупная находится практически в центре, в районе станции метро «Аэропорт». Тут, в одноэтажных вытянутых зданиях из красного кирпича, построенных пленными немцами в 1946 году, располагаются конюшни, где содержится более ста лошадей. На каждой двери — символичная ручка-подкова, далее взору открывается длинный проход, по обеим сторонам из денников тянутся огромные теплые морды с невероятно добрыми глазами. У каждого стойла — табличка с именем животного и годом рождения. Лошади, появившиеся на свет в один год, получают имя на одну и ту же букву. 

Фото: Евгений Добровольский

— Вот Сувенир, Скиф, Сатурн — все на «С», родились в 2009-м, — поясняет Абраменко. — Вообще-то, мы закупаем их у конезаводов. Клички даем, когда они поступают к нам в возрасте 3–4 лет. Отбираем верховые и верхово-упряжные породы, лучше всего подходящие для несения службы. Предпочтение отдается тракененской, ганноверской, русской рысистой, буденновской и орловской.

Орловский рысак — гордость отечественного коневодства, именно он занимает центральное место в знаменитой русской тройке. Эти крупные красавцы благородных оттенков — серые в яблоках, вороные, гнедые — образцы селекции, невероятно выносливые и смелые. История породы началась в 1776 году. Тогда граф Орлов привез в Россию арабского жеребца Сметанку, купив его у турецкого султана за огромные по тем временам деньги — 60 000 серебром. К слову сказать, бюджет всего государственного коннозаводства был в несколько раз меньше этой суммы. Сметанка прожил в нашей стране всего около года, но оставил после себя ценнейшее потомство. 

В конном полку с любовью и трепетом заботятся о четвероногих бойцах. Кормят три раза в день. Дают овес и сено. За хорошую службу поощряют сладеньким — сахаром, яблочком или морковкой. Перед каждым выездом на дежурство и по возвращении чистят и обязательно обрабатывают копыта специальной мазью. Кому-то нужно увлажняющее средство, кому-то, наоборот, подсушивающее. 

Фото: Евгений Добровольский

Раз в сорок дней кони отправляются на подковку. Используются заводские подковы, но есть в полку и собственная кузница, где могут изготовить «счастливый талисман», как делали наши предки. Здешний коваль Иван Зайцев по образованию документовед. Однажды, случайно попав в полк, понял, что это-то и есть его родное место. Обучился ремеслу, и теперь лошади приходят к нему, как в салон красоты на педикюр. У Ивана есть специальная пилочка для копыт — рашпиль, ею он стачивает те места, куда будет прибивать новую подкову. Старые иногда стираются до состояния лезвия — если конь очень часто выходит на службу. 

— Копыта у лошади предназначены для хождения по земле, песку, а в городе ей приходится передвигаться по искусственному покрытию — асфальту, от этого страдают мышцы и сухожилия, — поясняет кузнец. — Подковка необходима, чтобы сохранить здоровье животного.

Как и многие люди, лошади боятся врачей — они запоминают ветеринаров по запаху. Чтобы меньше беспокоить животных, используют термосканер. Прибор, по виду напоминающий лазерный пистолет, скользит по телу маленькой красной точкой, измеряя температуру кожного покрова. Таким образом можно обнаружить воспаление. 

— У лошади те же болезни, что и у человека, — говорит начальник ветеринарной службы полка Алексей Панфилов. — Весной и осенью у них обостряются хронические недуги. Могут простудиться, случаются и сердечные заболевания. Но чаще всего страдают от травм конечностей.

Зачем нужна «зебра»

Для обучения вновь прибывших существует специальная ремонтная группа. 

Фото: Евгений Добровольский

— Сначала с животным надо познакомиться, — рассказывает Виктория Минажетдинова. — Угостить, погладить, пообщаться, узнать его нрав.

С каждым конем занимаются в специальном манеже по полтора часа в день. Сначала обучение аллюрам — конь учится правильно исполнять шаг, галоп, рысь. Затем психологическая подготовка к условиям города. Дело это не простое, поскольку лошадь — животное пугливое. 

— Мы учим наших питомцев не бояться скопления людей, создаем для них условия, приближенные к парковым: раскидываем пакеты, ставим бочки, имитирующие мусорные баки, детские коляски, велосипеды, зонтики, — поясняет Виктория.

На дорожках в расположении полка много пешеходных «зебр» — это также для тренировки, так как лошади боятся резкой смены цветов. Года обучения хватает, чтобы молодой конь был готов выйти в лесопарковую зону, а вот к работе на массовых мероприятиях отбирают самых стрессоустойчивых и занимаются с ними еще полгода.

Фото: Евгений Добровольский

— Мы имитируем выстрелы, дымовые, шумовые и световые эффекты, размахиваем флагами, кидаем под ноги бутылки, газеты, пакеты — делаем все, с чем может столкнуться лошадь во время, к примеру, спортивной игры, — раскрывает тренировочную «кухню» Виктория. — Наша задача — подготовить сильного бойца, готового к разным трудностям. Я безумно люблю лошадей, каждый раз, приходя на службу, испытываю чувство восторга. Какие они грациозные, умные! Вот Адмирал, ему всего четыре года, очень послушный. Я уже беру его на патрули, он молодец, хорошо справляется. Переживаю за каждого своего воспитанника. Когда после обучения передаю его другому сотруднику, все время спрашиваю потом, как он, не обижают ли... Но вообще, я для воспитанников строгий педагог, они должны воспринимать меня как вожака, иначе не будут слушаться и доверять.

У четвероногих полицейских всего один выходной в неделю. Зимой начало дежурства — в 11 утра, окончание — с наступлением сумерек, так как в темноте лошадь плохо ориентируется. Летом патрульные часы в парках сдвинуты на более позднее время. 

Здешние полицейские и их воспитанники участвуют в соревнованиях по выездке, конкуру, джигитовке, рубке лозы и стрельбе. Служат лошади до двадцати лет, потом их отправляют «на пенсию» — в клубы по обучению детей верховой езде. Они идеально для этого подходят — объезжены, не боятся людей и шума. Хотя расставаться с молчаливым и умным напарником, конечно, всегда очень жаль.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть