Ход конем

11.04.2019

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС8 апреля на Исторической сцене Большого театра состоялось открытие перекрестного Года культуры Россия — Турция. На торжественном мероприятии ожидалось присутствие президентов обеих стран Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, однако их переговоры затянулись, и церемония прошла без участия глав государств. К публике обратились министры культуры Владимир Мединский и Мехмет Эрсой, подчеркнувшие важность культурного обмена между двумя странами и пообещавшие россиянам множество интересных встреч с турецким искусством.

Центрами демонстрации турецких культурных достижений станут Москва, Петербург и Казань, Турция станет почетным гостем 41-го Московского международного кинофестиваля. В свою очередь во второй половине 2019-го в Турции состоится Неделя российского кино. Торжественное завершение пройдет в Стамбуле, где в музее Пера будут демонстрироваться шедевры из запасников Третьяковской галереи.

Первой акцией перекрестного Года стал показ оперы «Троя» в постановке Анкарского театра оперы и балета. Это совсем свежее сочинение (мировая премьера состоялась в Анкаре в ноябре прошлого года), его автор — румынский композитор Бужор Хойник, давно живущий и работающий в Турции. Заказ на это сочинение он получил в связи с памятной датой — в 2018 году исполнилось двадцать лет с момента придания археологическим раскопкам на месте легендарного античного полиса, находящегося ныне на территории Турции, статуса объекта всемирного наследия ЮНЕСКО. За основу была взята бессмертная поэма Гомера «Илиада», либретто по которой написал сын композитора Артун Хойник. Двухактное сочинение охватывает основные вехи противостояния греков и троянцев — от похищения Парисом спартанской царицы Елены до падения Трои в результате хитроумной операции эллинов с использованием знаменитого Троянского коня.

Автором проекта и его художественным руководителем стал известный турецкий тенор Мурат Карахан, недавно возглавивший Главное управление государственных театров оперы и балета Турции — единую дирекцию, ответственную за деятельность всех шести оперных стационаров республики. Он же исполнил в опере и главную мужскую партию — троянского царевича Париса. За пультом оркестра Анкарского театра встал сам композитор, а постановку эпического действа осуществили режиссер Реджеп Айылмаз и хореограф Волкан Эрсой.

У спектакля не случайно два автора: у Хойника получилась скорее не опера, а опера-балет (редкий жанр, образцов удачных сочинений в котором совсем немного), а точнее, даже балет-опера, с акцентом на первое слово. Балетным исполнителям отданы важные роли — такие герои, как Ахилл (Илхан Дургут), Одиссей (Эрен Келеш), Аякс (Бурак Кайыхан), Гектор (Тан Сагтюрк), Ифигения (Мине Изги), лишены пения и воплощены только средствами хореографии. Да и самая интересная, драматически насыщенная, яркая музыка отдана композитором именно балету, чьими силами не только показаны впечатляющие батальные сцены, но и выразительные ритуальные (свадьба во дворце спартанского царя Менелая в первой картине, похороны Гектора в начале второго акта, празднества по случаю победы над греками в предпоследней картине).

Собственно оперная музыка — оркестровые интермеццо, сольные арии, хоры — получилась гораздо скромнее: оркестровка бедна, музыкальная драматургия выстроена слабо, арии и хоровые фрагменты маловыразительны. Хойник попытался создать традиционную оперу с номерной структурой и большим оркестром, но, похоже, такой обязывающей формой он не вполне владеет. Самое главное — нельзя сказать, что у него в избытке собственно композиторских идей — мелодических, гармонических, ритмических, а даже те зерна, что имеются, не получают сколь-нибудь захватывающего внимание развития. Выходит добротное иллюстрирование сюжета — сочинение больше напоминает киномузыку, своего рода саундтрек к картинке. Это впечатление усилено еще и наличием драматического артиста Мустафы Курта в роли поэта-рассказчика Гомера — он неоднократно и достаточно пространно разъясняет публике перипетии сюжета, поведать о которых музыкальными средствами композитору оказалось не под силу.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАССТематический материал, который пытается разрабатывать композитор, основан на тюркском мелосе, турецком фольклоре. И этот парадокс вовсе не случаен — в буклете к опере режиссер спектакля Айылмаз и научный сотрудник Национального центра научных исследований Турции Халук Тарджан утверждают принадлежность троянцев к тюркам.

Постановка Айылмаза и Эрсоя оказалась под стать музыке Хойника — она также весьма иллюстративна: история Троянской войны рассказана с голливудским визуальным размахом, без малейшей попытки иносказания, метафоричности или связей с современностью. Красивые видеопроекции рисуют на заднике сцены то античные колоннады дворца Менелая, то мощные стены Трои, то романтический морской пейзаж (сценография Озгюра Уста). Роскошные костюмы Атыла Кутоглу и Айдан Чинар отвечают идее костюмированного исторического шоу в духе «Клеопатры» Джозефа Манкевича. Желанием переплюнуть Голливуд продиктовано и натуралистичное изображение знаменитого Троянского коня — циклопическую фигуру торжественно катают не один круг по Исторической сцене Большого театра, для которой она по размерам в самый раз.

Из исполнителей вокальных партий более всего запоминаются трое: зычный, мощный бас Шафак Гюч (Агамемнон), сильный и яркий, с обжигающим верхним регистром тенор Мурат Карахан (Парис) и неожиданно сочный и звучный контратенор Каан Булдулар (прорицатель Калхас).


Фото на анонсе: Вячеслав Прокофьев/ТАСС




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть