Эстонцы наконец-то добрались до Москвы

18.01.2019

Александр МАТУСЕВИЧЕлена ФЕДОРЕНКО

Новый год Большой театр начал со встречи гостей: впервые с 1989 года на сцене ГАБТа выступала Национальная опера Эстонии, показав за время краткого пребывания (всего четыре вечера) сегодняшние возможности всех своих коллективов.

Фото: Харри Роспу/Национальный балет «Эстония»Помимо собственно оперы гости из Таллина показали московским театралам два балета: «Белоснежку и семь гномов» 2004 года рождения — ​на радость детворе, и «Moдильяни — ​проклятый художник» — ​для любителей душещипательных и познавательных историй. «Белоснежку» с эстонскими артистами подготовила венгерская команда, причем хореография Дьюлы Харангозо создавалась одновременно с музыкой композитора Тибора Кочака. Получилась забавная сказка в диснеевском духе, где пластики и пантомимы гораздо больше, чем танцев. Сами художники называют свой спектакль «мюзиклом без слов». Малыши и школьники, оказавшиеся в зале, пришли в полный восторг от динамичного красочного зрелища. 

Фото: Харри Роспу/Национальный балет «Эстония»Балет-байопик о Модильяни — ​эстонский эксклюзив — ​доступен пониманию даже человека, далекого от искусства. Сюжет закручен лихо: пьянство и драки, неизлечимая болезнь художника и вызывающе развязные девицы легкого поведения, оживающие картины и пластические страдания. Вдохновенно танцевали главные герои: Модильяни (Анатолий Архангельский) и его супруга (Алена Шкатула). Музыку Тауно Айнтса хореографически осмыслил художественный руководитель эстонского балета Тоомас Эдур. Он внимателен к подробностям, тяготеет к сентиментальной иллюстративности в стиле середины прошлого столетия и соблюдает любимый классическим балетом принцип двоемирия — ​несчастного живописца мучают духи и видения.

Оперный гала в двух отделениях объединил ведущих вокалистов Эстонской оперы и солистов Большого Светлану Шилову, Илью Селиванова и Дениса Макарова, подарив меломанам встречу со шлягерами оперы и оперетты, — ​к сожалению, не прозвучало ничего из эстонской музыки.

К сожалению, выбор оперного репертуара для гастролей в России едва ли можно признать удачным. Эстонцы привезли «Тоску» — ​название сверхпопулярное, идущее во многих российских театрах, произведение экспрессивное, требующее повышенного темперамента артистов, к тому же постановка 2005 года не отличается новизной. При этом в афише театра есть немало произведений, которые бы были по-настоящему интересны московским опероманам: из мировой классики это, например, «Девушка с Запада» или «Ринальдо», а из национальной — ​«Сирано де Бержерак», «Цвета облаков» или премьера 2018-го — ​«Эстонская история». Но, увы, было решено эксклюзивом москвичей не баловать.

К тому же для гастрольного показа была выбрана Историческая сцена, которая в разы больше родной сцены таллинцев. На ней явно потерялись скромные декорации Сергеюса Бокулло, да и солисты с трудом справлялись с непростой акустикой и циклопической кубатурой великолепного зала первой московской оперы. Не зря в былые годы гастроли эстонских коллег чаще всего проходили в Театре оперетты, а сегодня им гораздо в большей степени подошла бы Новая сцена Большого.

Фото: Харри Роспу/Национальная опера «Эстония»

Декорационно эстонская «Тоска» решена минималистично: все три действия оперы разворачиваются в антураже строительных лесов. В первом акте яркими цветовыми пятнами являются живописные изображения евангельских сюжетов (действие происходит в церкви). В этих условиях особая роль у художника по свету Неэме Йыэ: лучи прожектора выхватывают главное и ставят нужные акценты. Второй главный визуальный императив — ​яркие и эстетичные костюмы героев, особенно женские (у Тоски два платья — ​белое в первом акте и кроваво-красное — ​в двух других). Постановка литовца Раймундаса Баниониса классична: она оставляет действие драмы в эпохе ампир, что придает спектаклю особое, почти утраченное ныне обаяние исторической достоверности. Сохранение аутентичной логики произведения позволило постановщику сосредоточиться на взаимоотношениях артистов, раскрыть характеры героев.

Музыкальные достижения эстонской «Тоски» скромнее. Оркестр под управлением маститого маэстро Юри Альпертена аккуратен, но не всегда точен, эмоционально несколько холоден. Безусловно, хорош хор (хормейстеры Эльмо Тийсвалд и Хирво Сурва), что не удивительно: эстонские хоровые традиции давние и по-прежнему безупречные. Из квартета солистов наиболее убедителен фактурный бас Прийт Вольмер, но, к сожалению, его партия (республиканца Анджелотти) погоды не делает. Хели Вескус (Тоска) радует уверенными верхними нотами, но разочаровывает неярким низом и в целом звуком рыхловатым, не всегда ровным. Рауно Эльпу (Скарпиа) не хватает масштабности и драматических красок, его высокомерный начальник полиции — ​скорее мелкий пакостник, чем олицетворение вселенского зла. Канадский тенор Люк Робяр (Каварадосси) обладает подходящим для партии спинтовым голосом, но его музыкальность и артистическая харизма оставляют желать лучшего.


Фото на анонсе: Харри Роспу/Национальный балет «Эстония»



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть