«Наши спортсмены — не бездушные машины»

28.07.2016

Александр ЕГОРЦЕВ, Ярославская область

«Широко известен в узких кругах» — это именно о нем. Архимандрит Сильвестр (Лукашенко) — духовник нашей сборной на Олимпиаде-2012 в Лондоне, обладатель черного пояса по тхэквондо ATF, духовный наставник Российского союза боевых искусств.   

Ростовский район Ярославской области, село Сулость. Несмотря на удаленность от главной трассы, возле храма Мученика Андрея Стратилата и в будни предостаточно машин с номерами различных регионов. Побеседовать со священником, исповедаться, попросить совета или благословения на что-то очень важное приезжают даже из Москвы и Санкт-Петербурга.

— В молодости я и сам занимался легкой атлетикой и боевыми искусствами, — наш собеседник кивает на стенд с грамотами и сертификатами. — А когда наступил 2012 год, президент Олимпийского комитета Александр Жуков обратился к патриарху с просьбой направить со сборной командой духовника. Если возможно, сказал, отца Сильвестра, потому что его уже знают. Так я оказался в Лондоне. Для чего это нужно? Чтобы поддержать тех, кто представляет Россию на Олимпийских играх: тренеров, спортсменов, членов делегации. В экстремальных ситуациях у человека может возникнуть потребность просто поговорить, посоветоваться. Кто-то просит, чтобы его исповедовали. У нас в команде, как вы знаете, не только православные, но и мусульмане, скажем, борцы с Кавказа, буддисты из Бурятии — и ничего страшного, мы хорошо беседовали, с пониманием и взаимным уважением. Я молился за каждого — все выступают за наше Отечество, в честь любой победы поднимается флаг страны, звучит гимн. И те же спортсмены-мусульмане спокойно со мной общались, они ведь не фанатики, а образованные культурные ребята. Возможно, когда-нибудь в состав делегации будет включен и имам. Но и наличие среди команды православного священника уже говорит о том, что руководители понимают: спортсмены — не просто машины для получения медалей, а живые люди, с душой, со своими проблемами, которым иной раз тоже нужна помощь...

На стенах просторной гостевой трапезной множество фотографий, узнаем известных киноактеров, ученых и чемпионов. На одной картинке отец Сильвестр увлеченно беседует с Федором Емельяненко.

— Это в Пекине на Всемирных играх по боевым искусствам, 2010-й. Наши борцы — люди с сильным характером и, как правило, патриоты. А Емельяненко особенно, он вообще духовно крепкий человек, целостная личность... Бывает, на публике перед телекамерами некоторые начинают грозить сопернику, кричат: «Мы вас порвем!» Но таких я называю «физкультурники». Потому что профессионал должен не «рвать», а показать мастерство, превосходство — и физическое, и духовное. Эта совокупность качеств не позволяет ему относиться к противнику как к врагу. Победа дается классом и подготовленностью, а не яростью. Древние еще сказали, «гнев — начало безумия». Выпустил эмоции — считай, проиграл. Настоящий спортсмен, как и военный, должен быть рассудительным. 

Кстати, о войне. В село Сулость частенько заезжают люди, прошедшие немало горячих точек. О героях нашего времени отец Сильвестр говорит с особенной теплотой:

— Сотрудники спецназа и военные особенно нуждаются в духовном окормлении. И мы служим, и они. Наша общая национальная идея — служение Отечеству. Не только воины на поле брани, но и священники в церквях, учителя в школах, врачи у больничных коек, ученые в лабораториях — всех нас это призвание объединяет. А само Отечество — это что, спросите? Ответ очевиден: наши люди, история, земля, культура и вера.

В начале 90-х отец Сильвестр служил настоятелем знаменитого Успенского собора в Ростове Великом, но потом его перевели на другой берег озера Неро. В Сулости он уже 22 года.

Храм Мученика Андрея Стратилата

— Сюда попал в 94-м, — архимандрит расставляет тарелки с салатами, рыбу, морс и, усадив за стол, продолжает рассказывать. — Стали потихонечку восстанавливать храм, потянулись люди. Места тут очень древние: в XII веке село принадлежало князю Андрею Боголюбскому, он и построил церковь в честь своего небесного покровителя Мученика Андрея Стратилата. Через два столетия имением владел уже Дмитрий Донской, который завещал его дочери. А в XVIII веке Сулость являлась собственностью князей Голицыных, это они построили храм каменный...

Архимандрит Сильвестр давно уже привык к непростым условиям русской деревенской жизни. Хотя в прошлом сам он классический горожанин, преподавал высшую математику. Как же получилось, что перспективный ученый и спортсмен стал священником?

— Я родился в Ленинграде, крещен был с детства, но в храм не ходил — нам тогда казалось, что туда только бабушки ходят. В советский период, в 70–80-е, все чего-то искали, особенно интеллигенция, ну, и я тоже. Нас манил Восток, его мистика: рассказы о чудесах, левитация, ясновидение. Я изучал йогу, индуизм, потом буддизм. Занимался этим серьезно... Кажется, в 80-м я жил в буддийском монастыре в Бурятии, келейничал в знаменитом Иволгинском дацане. Там были двое: хамбо-лама и его заместитель. Меня даже хотели посвящать. Но вдруг что-то такое произошло — они заявляют, что сделать ничего не могут. Давай, мол, в следующий раз. Ну, ладно, согласился. Хотя и расстроился. А уже перед моим отъездом тот лама, у которого я жил (он был крупный специалист по тибетской медицине, к нему ездили из многих уголков), проводил меня за стены монастыря и внезапно говорит: «Знаешь, а я ведь тебе дать ничего не могу — у тебя есть все свое». Я тогда думаю: что у меня такое «свое»? Через два месяца в Питере встречаю знакомых, а они православную церковь посещают. Пошел с ними и встретил в храме на Шуваловском кладбище священника. Побеседовал раз, другой. И лишь тогда понял: вот то, чего я искал, это мое!.. В сентябре 1983-го рукоположился в диаконы, а в декабре — в священники.

В общении с приходящими отец Сильвестр никогда не различает деревенских и городских, образованных и «темных», статусных и простых — для него все равны. И если человек пришел в церковь со своей болью, проблемами, ждет помощи или совета — его обязательно выслушают. 

— Что главное в священнике? Молитва и духовная поддержка. Утешитель для души. Когда у человека духовная ясность возникает (ты ведь не деньги ему даешь), у него появляется определенность, успокоение. А сколько бед в жизни случается, и порой человек оказывается один-одинешенек, никому на свете не нужен, впадает в уныние, отчаяние. Но священник все это принимает близко к сердцу, для него все приходящие как родные. Да и к кому еще людям идти? В собес, бывает, идут... Однако там же не помогут духовно — лишь деньгами, и то не всегда. Наша же задача душу поднять, чтобы не провалилась в свое горе с концами. Молиться за нее, а дальше человек и сам выкарабкается. В жизни ведь у каждого бывают трудные, кризисные ситуации... Иногда это как испытание, но важно не сломаться. Скажем, сгорел в селе дом, семья с детьми осталась на пепелище, на улице — без средств, без вещей, без еды — и некуда идти. Страшно. Но Господь не оставил, они выдержали, а церковь, прихожане и государство им помогли. И вот у них новый дом, семья стала еще крепче. И все это время священник был рядом, облегчал как мог.

...В храме Андрея Стратилата продолжалась чинная вечерняя служба. У нас забарахлила машина — что-то с коробкой передач, и надо было срочно возвращаться в Москву. Благословив, отец Сильвестр на прощание подбодрил: «Ничего, с Божией помощью к утру доедете... Только не спеша!»


Не отступать и не сдаваться

Протоиерей Николай СОКОЛОВ, настоятель храма во имя Святителя Николая в Толмачах при Государственной Третьяковской галерее, духовник сборной команды России на зимней Олимпиаде в Сочи: 

— Большинство российских спортсменов — крещеные и воцерковленные люди, поэтому им, конечно, требуется духовник. На этот раз заявки от МОК на приезд священнослужителей из Москвы, как было на многих предыдущих Играх, не поступало. Узнать что-то определенное от организаторов нереально — все говорят разное или отмалчиваются. Поэтому не готов сказать, отправится ли кто-то отсюда окормлять наших ребят или нет. Если что — там есть поблизости архиерей РПЦ Игнатий, митрополит Аргентинский и Южноамериканский. Могут, наверное, приехать и священники той епархии.

Стоило ли в такой ситуации нашей сборной вообще принимать участие в Олимпиаде? На мой взгляд, бойкот стал бы не лучшим выходом. Не слишком ли Церковь углубилась в спортивные дела? Мы идем туда, куда нас зовут. Разумеется, только слепой не заметит, что удельный вес грязного бизнеса и политиканства в профессиональном спорте угрожающе вырос. Но сами атлеты в подавляющем большинстве не виноваты. Это мужественные, волевые люди, которые каждый день перемогают себя — о паралимпийцах вообще не говорю, герои. А в текущей ситуации им пришлось преодолевать еще и тяжелые внешние препятствия, не связанные с состязаниями.

Скандал этот с допингом — еще и вразумление всем нам. «Блюдите, како опасно ходите!» — предупреждал апостол Павел христианскую общину Эфеса. То есть поступайте очень осторожно, понимая, что вокруг много недоброжелателей, которые хотели бы подловить вас на любой промашке. Но и отчаиваться — величайший грех. Донести до олимпийской сборной две эти истины и будет, на мой взгляд, главной задачей духовника в Рио. 

Я как священник не должен давать политических оценок, решать, правомерны или нет действия WADA, а также отечественных чиновников. Но спортсменам я бы напомнил известные слова нашего святого благоверного князя Александра Невского: «Не в силе Бог, а в правде». Твердая уверенность в этом помогала побеждать ему на поле брани, поможет и россиянам в Бразилии. Безусловно, желаю им всем победы и духовной стойкости.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть