Сурен Шаумян: «Детский клуб вместо бильярдной»

23.03.2012

Наталия КАМИНСКАЯ

Нынешний директор Государственного театра киноактера, заслуженный деятель искусств РФ Сурен Шаумян три года назад принял хозяйство, аварийное во всех отношениях. Театр, географически расположенный в центре Москвы, на Поварской, 33, пребывал на глубокой периферии зрительского интереса. Здание, обветшавшее снаружи и внутри, задыхалось от плотности арендаторов.

Основанный еще в 1943 году как репетиционная площадка для будущих фильмов, Театр киноактера вскоре получил федеральный статус, но полноценным репертуарным организмом так и не стал. Труппу составляют киноартисты, в том числе и корифеи отечественной кинематографии, для которых приписка к штату является пусть скромным, но важным материальным подспорьем. Наладить здесь серьезную программу творческой жизни и тем более конкурировать на обширном и разнообразном театральном поле столицы весьма проблематично. Сурен Шаумян пытается изменить ситуацию.

Шаумян: Когда Министерство культуры предложило мне пост директора Театра киноактера, я обрадовался. Мне хотелось самостоятельной работы, да и дело казалось знакомым: артисты, режиссеры, гастроли… К тому же Никита Сергеевич Михалков предложил мне организовать здесь киноакадемию, а это очень интересно. Ведь театр когда-то и задумывался как синтез учебы и творчества. Но я в страшном сне не мог себе представить, какое хозяйство принимаю! Документы находились в ужасном состоянии. Арендаторы жили здесь просто так, без всякой документации. Здание обросло банковскими офисами, через которые посторонние люди легко проникали в театр, устроили из него проходной двор. Одно из помещений арендовала бильярдная, где все время происходили какие-то эксцессы. Мне звонили в три часа ночи: «У вас там безобразие!», и я ехал разбираться. На дверях в подвальное помещение висела грозная надпись «Не входить!». Мне говорили, что там в любую минуту может случиться пожар или взрыв, и я не спал ночами. Здесь проживало нескольких кошачьих семей, и по фойе распространялся специфический запах. Был момент, когда прямо на сцену лил дождь, а меня уверяли, что это крыша такая специальная и починить ее нельзя. В зале стояли поломанные кресла, и были случаи, когда зрители падали вместе с ними. Вокруг здания гнездились пивнушки и бродили пьяные личности. Более года ушло у меня только на оформление документов — около восьмидесяти бумаг — на избавление от бильярдной, банков, пивных и прочего. Мы отремонтировали фойе, привели в порядок зрительный зал, репетиционные помещения. Было вывезено огромное количество мусора. Кстати, через три месяца после моего вступления в должность начался судебный процесс над прежним директором, и в театре пошли бесконечные проверки…

культура: Но как существовать без арендаторов? Ведь бюджетных денег, по-хорошему, не хватает ни на постановки, ни на зарплаты артистам.

Шаумян: Конечно. Только все хотелось сделать законно и с умом. Первым нашим шагом стала организация при театре комбината питания. От его работы — и государству доход, и нам, и артистам возможность поесть по льготным ценам. На месте бильярдной у нас будет детский клуб, где зрители на время спектакля смогут оставить своих детей. Я бы хотел на прилегающей к зданию территории организовать открытый летний театр, это было бы очень полезно.

культура: О летней киноакадемии Михалкова сейчас много говорят. Расскажите, в какое время она будет работать, по какому принципу?

Шаумян: Первое условие Никиты Михалкова — работа академии ни в коем случае не должна быть в ущерб театру. Мы проведем занятия с конца июля по конец августа, когда наши штатные актеры будут в отпуске. Причем некоторые из них тоже примут участие в обу­чении. Сейчас поступает огромное количество заявок, желающих много. Приглашаются люди не старше 35 лет, имеющие за плечами не менее двух лет профессионального стажа. Обу­чаться в академии — совместном детище Союза кинематографистов РФ и Министерства культуры — станут актеры, режиссеры и операторы со всей России. Лекционная часть (читать помимо Никиты Михалкова будут выдающиеся мастера — Сергей Соловьев, Владимир Хотиненко, Кирилл Разлогов, Петр Тодоровский, Глеб Панфилов, Алексей Баталов, Вадим Юсов и другие) пройдет в стенах театра, а практическая — на съемочных площадках. Итогом курса явятся пятнад­цатиминутные картины его участников, которые будут обсуждаться и соответствующим образом отмечаться.

культура: Вернемся к театру. Сколько человек сегодня у Вас в труппе?

Шаумян: Я до сих пор не могу понять, по какому принципу этот театр организовывался. Женщин у нас сегодня больше, чем в любой столичной труппе. Всего актеров — около шестидесяти, часть из них — старейшины кинематографического цеха, люди прославленные и заслуженные. Речь сейчас не о них, а о самой ситуации, при которой очень много балласта. Люди годами не выходят на сцену, а зарплату получают. Из-за этого очень трудно привлекать новых режиссеров: они хотят свою актерскую команду, я же обязан обеспечить работой наших актеров. Вот еще сложность — в наших спектаклях почти нет медийных лиц. Биография у театра сложная, хорошего мало. Достаточно сказать, что в течение последних пятнадцати лет не было гастролей. В прошлом году театр, наконец-то, выехал на гастроли по России, побывали мы и в Англии, и в Германии.

культура: Вы не пробовали перевести артистов на контракт?

Шаумян: Хотел бы, да пока такой возможности нет. Но знаю, мы к этому все равно придем, потому что это — проблема почти всех российских театров.

культура: И все же самое главное — нужны хорошие спектакли, какая-то художественная стратегия. Пока в Вашей афише рекордное количество названий со словом «любовь». Это такой способ привлечения зрителя?

Шаумян: Конечно, нужны другие названия. Мы сейчас акцент делаем на приглашение самых разных, в том числе и молодых режиссеров. Сергей Виноградов поставил «Веер леди Уиндермир». С большим успехом идет новый детский музыкальный спектакль «Праздник непослушания». Есть в репертуаре чеховская «Чайка». Сейчас веду переговоры с московскими и петербургскими режиссерами Сергеем Красноперцем, Георгием Товстоноговым-младшим, смотрю выпускников ВГИКа — наш театр тесно сотрудничает с этим вузом. Мы организовали в театре гастрольный центр, куда входят продюсеры, занимающиеся поиском новых организационных и финансовых форм работы. Начали привлекать состоятельных людей к финансированию наших спектаклей. Свои расходы они будут окупать частью сборов. Первый плод — «Слуга двух господ» Гольдони в постановке Роберта Манукяна. Сейчас репетируется «Карьера Артуро Уи» Брехта. Мы открыли малую сцену для музыкальных и литературных вечеров, которые охотно посещает московская интеллигенция. Здесь же будет экспериментировать наша актерская молодежь.

культура: Прежде львиную долю здешнего репертуара составляли антрепризы…

Шаумян: Мы это изменили. Оставили минимум. Если публика будет ходить на наши собственные спектакли, то антреприза как средство дохода не понадобится. Я хотел бы помимо драматических спектаклей иметь в репертуаре побольше музыкальных. Открыл в отремонтированных помещениях классы вокала и хореографии — актеры очень увлеклись этими занятиями. Я вообще хочу, чтобы наши артисты как можно больше времени проводили в театре, чтобы он стал для них настоящим домом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть