«Мариинка-2»: за и против

14.02.2013

Ирина ЛЕОНОВА , Санкт-Петербург

Еще не до конца завершенное здание второй сцены Мариинского театра в Санкт-Петербурге вызвало такой шквал эмоций, какого северная столица не помнит со времен борьбы против «башни «Газпрома».

Самые мягкие прозвища, которые дают новостройке на Театральной площади питерские градозащитники-экстремалы, — «Торгово-развлекательный комплекс «Мариинка», «автобусная остановка» и «Маразминка». Менее радикальные предлагают не спешить с оценками, здание не достроено, очень может быть, что дело подправит подсветка, которая по проекту — просто чарующая. В самом театре удивляются: где были критики все девять лет, пока проект обсуждали, выбирали, начинали по нему строить, прерывали строительство и приступали заново?

Чтобы начать с хорошего, скажем о «начинке». Вторая сцена Мариинского театра — это десять этажей, из них три — подземные. Те, что над землей, начинаются, как и положено, с вешалки — вестибюля. Там же расположены фойе, гардеробные и репетиционные. Зрительный зал рассчитан на две тысячи мест — партер и три яруса балконов. Сцен — три: главная, арьерсцена (позади) и репетиционная. Каждая — площадью по тысяче квадратных метров, плюс два «кармана». Особое внимание уделено акустике сцены и оркестровой ямы, обещают, что в этом смысле «Мариинка-2» — совершенство. Оборудование сцен, как обещают в театре, «позволит создавать невероятно эффектные постановки». Снаружи это все отделано морозо- и влагоустойчивым мрамором. 12 февраля Валерий Гергиев опробовал акустику на новой сцене. Внутренним содержанием он остался доволен. А внешняя форма музыканта, похоже, заботит мало.

— Мы думаем о том, каким будет театр, — заявил маэстро «Культуре». — А здание — что его обсуждать, если оно еще не готово? Мне кажется, это в принципе неверно.

И все-таки о больном: о внешнем. Эскизы «Мариинки-2», которые появлялись с момента подписания правительственного распоряжения о строительстве в 2002 году, не нравились абсолютно всем. Кроме последнего, о котором маэстро Гергиев сказал, что его хотя бы можно построить. Сказал он это три с лишним года назад, когда проект победил в конкурсе. И ведь действительно построили за обещанные три года. Что по нашим временам — уже большое дело.

Изначально воплощению задуманного мешала «сталинка» ДК имени Первой Пятилетки, а также одна школа и один жилой дом. Их снесли. Начали было строить здание с золотым куполом по проекту французского архитектора Доминика Перро. Петербуржцы пришли в ярость, они сравнивали будущее здание с гигантским куском мятой фольги, который непременно «похоронит» под своим великолепием основное здание театра и вообще изуродует всю Театральную площадь. Предполагалось, что случится это к 2009 году. Но выяснилось, что по проекту Перро строить невозможно и опасно. В 2009-м Министерство культуры объявило новый конкурс на проект фасадов. Из пяти вариантов победил простейший — созданный нашим КБ «ВиПС» в соавторстве с канадской компанией Diamond & Schmitt Architects. Здание почти построено. Градозащитники предлагают уже начинать его сносить.

— Это здание абсолютно не гармонирует с окружающей застройкой, оно выламывается из нее, нарушает сложившийся ритм и силуэт этой ценной части города, — считает председатель петербургского отделения ВООПиК Александр Марголис. — Такого рода вторжение в исторический центр — это варварство, вандализм. Наши оппоненты полагают, что город должен «развиваться» — я это ставлю в кавычки — именно таким образом, что исторический центр надо «освежать». Вот они и «наосвежали»… Особо хочу сказать о мостике, который они соорудили между двумя зданиями, чтобы перекатывать декорации с одной сцены на другую. Это уже просто верх издевательства над Петербургом! Потому что раньше это была едва ли не лучшая перспектива на реках и каналах Петербурга — перспектива Крюкова канала. Улица Декабристов в сторону Фонтанки, вспомните: эта дивная «свечка» колокольни Никольского собора. А сейчас все это перекрыто какой-то уродливой инженерной конструкцией...

Марголис уверен, что на Театральной площади вообще ничего не надо было строить. И не только по соображениям архитектурным.

— Неправильно строить современный оперный театр в этой части города, — убежден он. — Между прочим, во многих европейских столицах новые сцены не принято пристраивать к старым. Давайте вспомним хотя бы Париж: никто и близко не допускал мысли, чтобы возвести что-то рядом с Гранд Опера. Новую оперу, современное здание, построили на пустом участке на площади Бастилии. Именно такой путь мне казался оптимальным и для Петербурга.

Но есть и другое мнение: да, с точки зрения градостроительства правильнее не возводить еще один театр в центре Петербурга, но с позиции театра, иметь два здания в разных концах города крайне неудобно. Не зря сам Гергиев повторяет: если есть театр в центре и филиал на окраине, то со временем у вас окажется два разных театра.

О том, что будет происходить внутри и ради чего вообще затеяна стройка, рассказала пресс-атташе Мариинского театра Оксана Токранова. По ее словам, театр с 1860 года пытались расширить и увеличить, дальше этому организму расти некуда и он задыхается: нотный архив не умещается, костюмы приходится держать на складе в Шушарах, а ведь они требуют особых температурных и влажностных условий, репетировать вообще негде. Монтировщикам перед премьерами приходится работать сутками, при этом сцену закрывают на неделю, а то и на две, потому что «дублера» у нее нет.

Открытие «Мариинки-2» запланировано на 1 мая.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть