Хитрый, белый, седой

25.01.2013

Михаил ЩИПАНОВ

Эдуарду Шеварднадзе, личности, безусловно, исторической, 85. Из них без малого 60 он посвятил играм в политику, проявляя феноменальную гибкость, помноженную на исключительное деловое чутье. Он чувствовал себя дипломатом, на несколько ходов вперед просчитывающим любую интригу, еще задолго до того, как возглавил советский МИД.

Свои интриги он всегда умел обставлять как волнующее театральное действо. Чего стоили, к примеру, его показная борьба с грузинской коррупцией или демонстративный выход из КПСС, под угрозой-де «грядущей диктатуры». Диктатура так и осталась безымянной, а ее призрак не помешал Эдуарду Амвросиевичу буквально на падающем флажке СССР на месяц возглавить эфемерное Министерство внешних сношений.

Хотя уже почти десять лет хитрый грузинский лис (а также — лис «белый» и «седой») фактически не у дел, его тень время от времени витает над нашей российской политикой. И когда Владимир Путин жестко говорит о том, что мы слишком долго верили на слово нашим западным партнерам, а потому необходимо любые соглашения облекать в ясную и недвусмысленную договорную форму, то на память, естественно, приходит последний советский министр иностранных дел. Министр, легко лишивший Россию как правопреемницу Союза геополитического наследства Второй мировой.

Переговоры Шеварднадзе с Колем, приведшие к объединению Германии, ныне выглядят если не откровенным предательством, то уж точно печальным историческим анекдотом. В Бонне прекрасно понимали, что ключ от единой Германии лежит в Кремле, а потому готовы были расписаться под любыми обязательствами. Будь-то невключение территории ГДР в зону НАТО или неразмещение там современных вооружений. Но «белый лис», известный своей несокрушимой борьбой против передачи скромного санатория из грузинской юрисдикции во всесоюзную, гордо отклонил все немецкие попытки доверить конфиденциальные соглашения бумаге: «Мы друзьям всегда верим на слово».

Многие свидетели этой широты потом долго сокрушались, как же допустили столь странный демарш. Но, по свидетельству начальника советской внешней разведки Леонида Шебаршина, Эдуард Шеварднадзе всегда действовал с оглядкой только на Горбачева, игнорируя такие докучливые инстанции, как Политбюро и Верховный Совет. Ну, а приверженец общечеловеческих ценностей Михаил Сергеевич, как хорошо известно, также предпочитал не мелочиться, когда речь шла о его личной популярности на Западе.

Не знаю, прав ли был опытный разведчик Шебаршин, когда говорил о корыстной, а проще говоря, откровенно шкурной заинтересованности Эдуарда Амвросиевича в плохо объяснимых уступках тем же американцам, которые получили от его щедрот более двадцати тысяч квадратных миль некогда спорной акватории Берингова моря с местами нереста минтая, месторождениями нефти и газа. По данным Счетной палаты, только на богатых фосфором рыбных уловах страна потеряла порядка двух миллиардов долларов. В то же время, как утверждали злые языки, сам Эдуард Амвросиевич, отбывая на родину в Грузию, успел приватизировать свою московскую квартиру.

Характерно, что у своих земляков в Тбилиси Шеварднадзе четко ассоциировался с золотым советским периодом, когда республика была чуть ли не витриной процветания, которую с удовольствием демонстрировали и иностранцам. Это моральное наследство позволило ему дважды переизбираться на пост президента. Но десять лет грузинской самостоятельности доказали, что свобода всегда приходит нагая. Экономические проблемы, явное обнищание населения, неудачная игра в маленькую закавказскую империю привели к военному поражению и потере контроля над Абхазией и значительной частью Южной Осетии. Сам же Шеварднадзе в годы грузино-абхазской войны был спасен от плена и позора нашими военными, которые вывезли его из Сухуми на вертолете.

«Хитрый лис» успешно маневрировал между Западом и Россией, расплачиваясь с Кремлем за кредиты и преференции льстивой восточной велеречивостью (так, известен его афоризм еще брежневского периода: «Для Грузии солнце встает на севере»).

Итог правлению «белого лиса» подвела «революция роз». Инспирированная теми силами, на покровительство которых Шеварднадзе сам же и надеялся. Судьба хитромудрого лидера лишний раз доказала, что в политике не бывает вечных друзей — только постоянные интересы.

Шеварднадзе ушел в историю, а объективные оценки его свершений все еще впереди. Недаром острослов Ежи Лец заметил— великих мужей рожают не матери, а плутархи. Иногда еще говорят, что прав тот, кто дольше проживет. В этом смысле у Шеварднадзе уже фора по сравнению с некоторыми его противниками. С днем рождения, батоно Эдуард!

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть