Милость к падшим

19.12.2013

Владимир ПЕРЕКРЕСТ

Фото: Kremlin.ruБолее 1300 журналистов приняли участие в состоявшейся в четверг традиционной пресс-конференции Владимира Путина. Как и год назад, она проходила в Москве, в Центре международной торговли. Только тогда журналистов было почти на сотню меньше. В течение четырех часов президент отвечал на вопросы об Украине, Сноудене, банках, казаках, амнистии, а также поведал, какая работа, по его мнению, является самой гнусной. «Бомбу» приберег на самый конец.

С нее и начнем. Уже после того, как закончилась трансляция пресс-конференции, Путин сообщил журналистам, что готов помиловать экс-главу ЮКОСа Михаила Ходорковского. Вот дословно, что сказал президент: «В соответствии с законом он должен был написать ходатайство о помиловании, он этого не делал, но недавно написал такую бумагу и обратился с прошением о помиловании. Он провел в местах лишения свободы больше десяти лет. Это серьезное наказание. Он ссылается на обстоятельства гуманитарного характера: у него больная мать. Я считаю, что, имея в виду все эти обстоятельства, можно принять соответствующее решение, и в ближайшее время будет подписан указ о его помиловании».

Такого сюрприза под занавес никто не ожидал. Однако, словно предчувствуя что-то, журналисты занимали места в зале с раннего утра. Корреспондент «Культуры» вошел более чем за час до начала пресс-конференции и с трудом нашел свободное место где-то на галерке, едва протиснувшись мимо двух рослых немецких журналистов. Те были поглощены беседой. Угадывались знакомые слова: «Шесть соток цайтунг» и «президентише фрёнд». 

В ожидании начала мероприятия всяк коротал время как мог. Столичный коллега со знанием дела кадрил симпатичную провинциалку: «Вопросы для меня — не самое главное. Важнее мимика, интонации. Вот Колесникова читала? Ничего, что я на «ты»?» Девица хихикала, позабыв про свой плакатик, который надо было держать, чтобы привлечь внимание ведущего — пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова. 

Около полудня к столу вышел сам Песков и попросил выключить мобильные телефоны. Но, поняв, видимо, что все равно никто этого делать не будет (снять президента на мобильник — как же без этого), более реалистично уточнил: «Или хотя бы отключите звук».

Фото: Kremlin.ruПресс-конференция началась с небольшим опозданием — минут на десять. Прозвучали торжественно-бравые фанфары, и бодрой походкой к столу вышел Путин. Кому задавать вопросы — решал Песков, президент только иногда вмешивался, предваряя свой выбор неизменным «А вот прошу прощения...»

Право открыть счет вопросам Песков предоставил журналистам кремлевского пула и пояснил, почему: мол, весь год вместе ездим по России и заграницам. 

— Как не порадеть родному человечку, — отозвался Путин крылатой цитатой.

Напомним, что год назад открывал пресс-конференцию журнал «Сноб» — в очень жесткой форме задав вопрос о законе, ограничивающем права усыновителей из США, этот закон неофициально был назван депутатами предложившей его фракции «Единая Россия» по имени русского мальчика Димы Яковлева, погибшего от рук приемных родителей-американцев.

Сейчас же самая горячая тема — Украина. Об этом и был первый вопрос, да и потом к проблеме отношений Москвы и Киева журналисты не раз возвращались. «Нам что, девать деньги некуда? — недоумевали наши. — Чего стоят такие отношения, если дружба возникает только после денег?»

Гости из «незалежной» держали язвительную оборону.

— Сколько вы готовы еще заплатить, чтобы окончательно отвадить официальный Киев смотреть в сторону Европы? — хитро спросил украинский журналист, которому Путин дипломатично дал возможность поучаствовать в первом вопросе.

Фото: Kremlin.ru

— А сколько вам надо? — отозвался Путин. И уже взяв серьезный тон, «на пальцах», предельно подробно (пожалуй, ни на одном вопросе он так долго не останавливался) разложил: благоприятная ценовая политика России в отношении поставляемого Украине газа — не плата за лояльность, а решение, необходимое для экономики обеих стран. А эти 15 миллиардов — не подарок, а, по словам президента, «возвратные деньги».

В отличие от прошлогодней встречи, сейчас в зале царили абсолютная доброжелательность и спокойствие. Увидев в зале журналистку из Владивостока,  участвовавшую в прошлогодней пресс-конференции, Путин приветливо ей кивнул:

— Вова и Маша... Я помню нашу дискуссию. Меня мама так только называла в свое время, мне было очень приятно это услышать.

Напомним, в прошлом году Путин, завершая начатую журналисткой Марией Соловьенко дискуссию о целесообразности выделения денег на проведение форума АТЭС, сказал: «Садитесь, Маша». На что услышал в ответ: «Спасибо, Вова». Сейчас Мария Соловьенко получила право аж на три вопроса, а в завершение беседы глава государства пообещал найти 20 млн рублей на реактор для томографа в медицинском центре Владивостока.

Вообще, журналистки, что называется, зажигали. Например, представительница известного еженедельника даже поблагодарила — после визита президента к ним в редакцию у нее наладилась личная жизнь, и вот результат: девушка вышла замуж. В ответ на это, переждав оживленный смех в зале, Путин посоветовал ей не затягивать с получением материнского капитала. 

Что еще сказал президент 

О высоких зарплатах чиновников и депутатов. На таком высоком правительственном уровне, да и в ключевых комитетах Государственной думы должны работать профессионалы самого высокого класса. Переманить их сюда — это непростое дело в современных условиях, палкой никого не загонишь и не заставишь здесь сидеть. 

Фото: Kremlin.ru

О нравственных ценностях. Для меня важно защитить наше население от некоторых квазиценностей, которые очень сложно воспринимаются нашими гражданами, нашим населением. Оградить нас от достаточно агрессивного поведения некоторых социальных групп, которые, на мой взгляд, не просто живут, как им хочется, а достаточно агрессивно навязывают свою точку зрения другим людям и в других странах. 

О Сноудене. Нет, я не знаком лично с господином Сноуденом, никогда с ним не встречался. В оперативном плане мы с ним не работаем и никогда не работали, не пристаем к нему со всякими вопросами в отношении того, что и как делалось на российском направлении его службой, где он работал... Шпионаж — одна из древнейших профессий наряду с некоторыми другими, не будем их перечислять, их не так много, древнейших профессий.

О работе. Самая гнусная работа, которая у нас есть, — это работа председателя правительства. Это тяжелейший ежедневный труд, как будто находишься под водопадом.

О новогодних корпоративах. Не злоупотребляйте только.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть