Не надо рушить опору

22.09.2012

Виталий ТРЕТЬЯКОВ

В последние полгода мы все чаще слышим, что против Русской православной церкви развязана информационная кампания. Я убежден, что возникла и активизировалась эта кампания не случайно и ведется целенаправленно. Нельзя отрицать, что столь мощный эффект достигнут еще и потому, что изъянов в деятельности самой церкви хватает. Но главное в другом. В отсутствии какой-либо внятной национальной идеологии и даже отказе выработать ее; в неумении политического руководства предложить ясную концепцию национальных интересов, кроме общих фраз о великой России и процветающем правовом государстве; в гигантском разрыве между стихийной идеологией и психологией правящего класса и принципами жизни основной части общества; в существовании внутри самого правящего класса нескольких конфликтующих подходов; и, наконец, в необычной ситуации для церковных организаций в современном мире, где рушатся традиционные ценности, защитником которых церковь выступает.

"Я человек неверующий"Я человек неверующий. Но считаю себя принадлежащим к православной цивилизации и не хочу, чтобы были разрушены несущие опоры этой цивилизации. Поэтому для меня РПЦ при всех ее недостатках, реальных и мнимых, не просто общественная организация. Еще в 90-е годы я использовал определение РПЦ как одного из государствообразующих институтов русской державы. Сейчас этим определением уже пользуются многие.

Однако многие и возмущаются: как такое может быть — ведь у нас светское государство. Но ведь это факт истории, не требующий доказательств для тех, кто хоть немного с этой историей знаком. Православная церковь в России — то же самое, что с определенного момента католическая — во Франции, раввинат — в Израиле, англиканская церковь — в Англии. И даже эклектичная сумма конфессий — в США, одной из самых религиозных стран мира. Взаимосвязь церкви и государства придумана не патриархом Кириллом. Или это он первый сказал: «чья власть — того и вера»?

На протяжении всей истории человечества церковь взаимодействовала с обществом и выполняла фундаментальные функции, со временем передавая их государству. В лоне церкви родилась вся современная система образования — от начального до высшего. Гигантскую роль сыграли религия и церковь в становлении культуры и искусства. Но главное предназначение традиционных религий и соответствующих церквей — это сохранение и поддержание моральных устоев в обществе. Да, все мы нарушаем заповеди. Грешим, говоря церковным языком. Но осознаем это. Потому что когда-то возник, сохранился, несмотря на усложнение общества и постоянно присутствующую тенденцию секуляризма, и продолжает существовать главный хранитель нравственного закона нашей цивилизации — религия. В нашем случае — православная религия. И ее основной и до сих пор незаменимый институт — Русская православная церковь. Не надо забывать, что основная масса населения философских трудов не читает, а вот религиозную мораль (то есть нравственные нормы нашей цивилизации) воспринимает через традицию, живущую не только в Церкви, но и в семьях.

Каковы нравственные нормы современной России, выработанные без православной традиции? Можно ли сделать свод нравственных правил из цитат наших президентов? Нет. Вывести его из Конституции? Не получается. Или в современной России есть писатели, выдающиеся философы, по трудам которых следует сверять жизнь? «Жить не по лжи» — единственное, что вспоминается. Ну, может быть, еще фраза: «Волкодав прав, людоед — нет». Маловато. Вот, говорят, Лев Толстой критиковал Церковь. А кто из русских писателей не делал этого? Разве что Шмелев. Так Толстой хоть собственную доктрину взамен предлагал. А кто сейчас способен это сделать? Допустим, я согласен жить по Льву Николаевичу. Только ведь он и против суда присяжных выступал — роман «Воскресение» на этом построен. Стало быть, одно возьмем, другое — нет?

А сегодня взамен Русской православной церкви мне предлагают даже не Льва Толстого, а трех банально-революционных и банально-провокационных девиц. И я должен принять их за моральные авторитеты? Я, грешный человек, знаю, что такое обнаженное женское тело и что мужчины делают с женщинами. Но мне также известно, что этим принято заниматься не публично. Это тот моральный догмат, на котором держится наша цивилизация. И нужды в его отмене или замене я не вижу. Когда взрослым людям вроде меня предлагают поверить в то, что Pussy Riot или Собчак есть апостолы новой морали, в том числе и политической, это выглядит, выражаясь их же языком, как стеб. Но для молодежи это предложение уже не смешное, а опасное.

К сожалению, у нас национальная идея, включая ее нравственную ипостась, не просто никем не высказана — она даже не витает в воздухе. Наше общество вне морали. Хуже того — у нас несколько моралей. Причем официально декларируемых. В одном случае тебе говорят одно, в другом — прямо противоположное. Если Церковь как социальный институт так долго существует и, безусловно, вплетена в историю российского народа, нужно быть полным идиотом, чтобы кричать: ну не нравится нам, что одеяния священников чересчур роскошные, кресты у них с драгоценными каменьями, а вот как хорошо в протестантизме. Это говорят либералы, которые на основах принципов экономического либерализма отбирают квартиру у старушки-учительницы.

Вряд ли в своем личном доме кто-то будет рушить опорные столбы и несущие стены. Не важно, красиво они сложены или не очень. Важно, что они держали и держат этот дом. И другого у вас нет. А если есть другой, то, конечно, этого вам не жалко. Ну, тогда извините, и я ваши наскоки на РПЦ буду воспринимать соответствующе.

Многие упрекали патриарха Кирилла за то, что он предложил голосовать за Путина. А я считаю, что в иных случаях руководителю Церкви надо прямо указать пастве, которая ему верит, какой политический выбор сделать. Иначе зачем он? Да, в Конституции написано, что Церковь отделена от государства. Но русское православие существует тысячу с лишним лет, христианство — две тысячи. А Конституции нынешней нет и двадцати... Родилась она не совсем естественным путем и, если и держит государство, то весьма хлипко.

Не умаляя заслуг его предшественников, хочу сказать, что патриарх Кирилл проявил себя как мощная политическая фигура с мировым влиянием. И хватит быть лицемерами. Кто из руководителей Церкви не является политической фигурой? Если не знаете историю, почитайте хотя бы историческую беллетристику. Римские папы не политики? Польские епископы? Французские кардиналы? Отделение Церкви от государства было одной из доктрин эпохи Просвещения. Но ни тогда это не получалось, ни сейчас этого нет. И лишь кое-где лицемерно маскируется. У нас в том числе.

А потому, когда кто-то кричит сегодня, подобно Вольтеру, «раздавите гадину», пусть сначала предложит что-нибудь взамен. И пусть современные вольтерьянцы лично продемонстрируют свою высокую мораль, делом доказав, что они безгрешны — не воруют, не уходят от налогов, прощают своих врагов...

Как вести себя сегодня ответственному, морально, политически и интеллектуально честному человеку? Сообразно опасности. Европейская христианская цивилизация, столп которой в России есть Русская православная церковь, рушится. Бороться с ней, не найдя реальной качественной замены, — значит, привести Россию к гибели.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть