Дипломатический прием

18.09.2013

Исраэль ШАМИР, российско-израильский писатель и публицист

Народ Сирии можно поздравить с большой дипломатической победой российского президента. В результате острого противостояния, которое могло в любой момент превратиться в новый ракетный кризис — ведь друг против друга у берегов Сирии стоят две мощные армады, американская и русская, — победила наша позиция. Американцы зачехлили свои орудия, и по их самому главному достоянию — гегемонии в дискурсе — был нанесен внушительный удар. 

Оказалось, что американские «верхи» не могут больше навязывать свою волю — не только другим независимым странам, вроде России, Китая и Ирана, не только своим союзникам и вассалам, вроде Англии и Германии, но и собственному сенату, конгрессу и, что всего для них обиднее, — собственному общественному мнению. Ведь американский народ в своей массе выступил против американской интервенции; по пятьсот звонков «против» на один «за» зарегистрировали в конгрессе. Перед лицом такого сплоченного общественного мнения конгрессмены — в отличие от их лидеров — отказались поддержать интервенцию.

Перед Путиным стоял выбор, дожать Америку или провести более хитрый прием, и — как заядлый дзюдоист — он предпочел прием. Если бы дожал, то американский конгресс, с достаточно высокой степенью вероятности (скажем, 65%) прокатил бы военную инициативу Обамы. По двум причинам — республиканцы его не любят и не поддержали бы, даже если бы он каждому дал по конфете, а демократы, хоть и любят, очень недовольны планами интервенции и не хотят терять связь с избирателями. Поражение в конгрессе могло бы нанести огромный удар по престижу президента и привести к видимому надлому американского международного лидерства.

Но Обама мог бы и победить в конгрессе. Или ударить и без его согласия, как призывали авантюристы-неоконы. Поэтому решение Путина предложить химическое разоружение Сирии стало по-настоящему сильным шагом искушенного политика. Оно дало немедленный результат — американская атака на Сирию не состоялась. С другой стороны, и США не должны себя чувствовать уязвленными: мол, вы же не агрессоры, а просто хотели разоружения — так вот вам разоружение.

Престиж России резко возрос, в том числе и в США. Причем во многом благодаря замечательной статье Путина в «Нью-Йорк таймс». Где он подчеркнул, что применение силы без санкции Совета безопасности ООН — это агрессия, и что Америке пора перестать считать себя избранной и исключительной. Эта статья нанесла серьезный удар по идеологической гегемонии излишне наступательной политики США.

Если бы это было кино, обращение Путина к американскому народу стало бы хэппи-эндом. Но реальная жизнь — не кино. Сразу же возникла новая опасность: не исключено, что сначала сирийцев разоружат, а уже потом разбомбят, как поступили с Югославией, Ираком и Ливией. Сначала Франция, самая горячая сторонница войны, предложила проект резолюции Совбеза, который разрешил бы американцам «легитимно» отбомбиться по Сирии. Для этого в проект было включено упоминание 7-й главы Устава ООН о применении силы. Россия заблокировала этот проект. Но американские попытки включить санкции против Сирии в любой проект резолюции не прекращаются, равно как и попытки представить дипломатическое урегулирование как способ ликвидации режима Асада.

Более того, появилась любопытная интерпретация последних событий — как победы не российской дипломатии, а американской хитрости. Мол, Израиль и США были озабочены химическим потенциалом Сирии. Они опасались, что припертый к стене Асад бабахнет из всех своих ракет и зальет ядовитым газом долину Сарон и Тель-Авив, а заодно и Эр-Рияд. Поэтому они спланировали идею химического разоружения Сирии. Из их рук Россия не взяла бы этой идеи — побоялась бы ловушки. И хитрые американцы скормили эту мысль иранцам, дотоле верным союзникам сирийцев. Новый иранский президент Рухани, нуждавшийся в сближении с Западом и прекращении санкций, схватил план разоружения и отнес русским как свой собственный. В результате русские провели в жизнь американский план разоружения Сирии.

Насколько правдоподобно такое объяснение, нет ли в этом попытки навести тень на плетень и умалить российскую победу? На днях Обама как бы невзначай заявил на телеканале Эй-Би-Си, что он обменялся личными письмами с иранским президентом и что начинаются прямые переговоры между США и Ираном. С иранской стороны были ответные шаги. Рафсанджани, бывший президент Ирана и глава прозападной олигархической партии (а нынешний президент Рухани считается его ставленником), прямо обвинил Башара Асада в химической атаке на мирное население, то есть полностью принял американскую трактовку. Рухани занял половинчатую позицию, но не поддержал Асада так резко и четко, как это делал Ахмадинежад. Похоже, что американцы собираются вбить клин между Россией и Ираном и настроить их друг против друга.

Если американцам удастся провести «резолюцию с зубами» — с угрозой 7-й главой Устава ООН, с санкциями, и добиться ухода Башара Асада, тогда они превратят свое поражение в победу. Но Путин понимает и это. Он уже заявил, что никакого разоружения не будет, пока есть угроза нападения, и потребовал от американцев отказаться от подобных планов.

Министры иностранных дел России и США вроде бы договорились об исполнении решения о ликвидации химического оружия в Сирии. Но договоренность достаточно туманная. Споров по каждому пункту будет еще немало. А главное, США вовсе не оставили своего желания добиться изменения режима в Дамаске. Возможно, они не будут действовать так прямолинейно, как им бы хотелось — слишком непопулярной оказалась роль Америки фактически в качестве наемников на службе саудовского короля и израильского премьера. Однако цели остались теми же: включение Дамаска в «новый мировой порядок», подвластный международным банкам и нефтяным компаниям, уступки Израилю, изоляция «Хизбаллы», разрыв с Ираном. 

Но на стороне России — миллиарды людей, включая Китай, Россию, Иран. Поэтому смешно, когда американские лидеры говорят, что «Россия изолирована». Изолированы они — причем не только от прочего человечества, но и от собственного народа. Ведь большинство американцев поддерживает идеи Путина о приоритете международного права и об отказе от захватнических войн.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть