Война памятников

18.09.2013

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель Партии Великое Отечество

В Чечне Рамзан Кадыров открыл на присланные ему русские деньги памятник чеченским женщинам, убивавшим русских солдат. Что уже вызвало волну самых противоречивых оценок по принципу «наши» — «не наши».

Разнообразные СМИ тут же кинулись комментировать это событие, часто не до конца представляя, о чем речь. А дело было так. Во время Кавказской войны в 1819 году русский отряд взял штурмом одно из главных разбойничьих гнезд в Чечне — аул Дади-Юрт. Обитатели его в основном жили разбоем, грабя соседей и казачьи станицы, причем считались одними из наиболее удачливых налетчиков и, по свидетельству английского автора, «столь умело заметали следы своих грязных дел, что очень редко удавалось доказать их вину». Но когда обнаглевшие разбойники принялись воровать коней у воинских частей Кавказской линии, терпение генерала Ермолова лопнуло, и на Дади-Юрт отправили отряд генерал-майора Сысоева.

После упорного боя аул из двухсот домов был стерт с лица земли, причем при штурме отмечены многочисленные убийства чеченцами своих жен и детей с тем, чтобы «избавить их от плена у неверных», а также самоубийства женщин и нападения их с ножами на солдат. Сто сорок женщин и детей, просивших пощады, были оставлены в живых, однако гуманизм солдат вышел им боком — согласно чеченской легенде, 46 женщин при переправе через Терек, вцепившись в своих конвоиров, увлекли их в воду и вместе с ними пошли на дно. В память об этом событии с 2009 года в третье воскресенье сентября в Чечне отмечается «День чеченской женщины».

Именно этим «чеченским героиням» только что торжественно открыл памятник Рамзан Кадыров. То есть сделал то, что делал всегда: при всех разговорах о «россиянстве» в основе воспитания граждан Чечни (я не оговорился, воспитывает он, во-первых, именно граждан Чечни и лишь постольку-поскольку граждан России) лежит вполне четкая мифологема о «многовековом противостоянии Чечни российской оккупации». 

В отличие от многих критиков этого шага, у меня не повернется язык его осуждать. Гораздо больше задевают утверждения, что русские люди передовых взглядов поддерживали «свободолюбивых горцев». Да, были и такие, для которых еще в XIX веке хорошим тоном считалось презрительно-негативное отношение к России. Это те самые «передовые» люди, которые слали поздравительные телеграммы японскому микадо по поводу разгрома японцами русского флота под Цусимой, боготворили бомбистов-народовольцев, убивших царя-Освободителя, а в ходе уже нашей чеченской войны их последователи наперебой сочувствовали сепаратистам и только что не стреляли в спину русским солдатам.

Ну да Бог с ними, с безумными. Который век не ведают, что творят… А вот к кому действительно есть серьезные претензии — так это к нашим властям, которые, помешавшись на толерантности и все опасаясь кого-то обидеть, к собственной истории относятся наплевательски. Разве что возмутятся, когда вконец обнаглевшие «западники» пытаются переписывать историю Второй мировой войны, поставив на одну доску гитлеровскую Германию и СССР. Но ведь достаточно заглянуть во многие наши учебники, чтобы убедиться, что и к истории полувековой Кавказской войны применяется абсолютно тот же антиисторический подход. В XIX веке России абсолютно не нужны были дикие горские аулы, но она категорически не желала, чтобы оттуда на казачьи поселения и принявших российское подданство кавказцев периодически налетали банды «джигитов», убивая, уводя в рабство и угоняя скот. 

Разумеется, эти набеги не могли не вызвать войну. И, поскольку ловить на месте преступления мобильные шайки было практически невозможно, удары возмездия наносились, как сказали бы сейчас, «по базам террористов» — то есть по горным аулам, где они укрывались и прятали награбленное, где в ямах на цепях томились русские рабы, где мальчиков учили «мужественности», давая срубать головы пленным. Так что уничтожение Дади-Юрта — это типичный эпизод Кавказской войны, резкая активизация которой со стороны горцев, кстати сказать, проходила как раз в те периоды, когда с ними пытались «мирно договариваться». И, напротив, мир наступал, когда империя начинала действовать методами Ермолова и Барятинского, проявляя весь возможный гуманизм исключительно к «замиренному» противнику.

Так что не стоит упрекать Кадырова за памятник. А лучше озаботимся-ка мы установкой памятников нашим героям — тем, которые воевали в этой войне за Россию, а не против нее. Например, организация «Офицеры России» предложила «в ответ» Кадырову открыть в Москве памятник генералу Ермолову. Правильно предложила, но почему «в ответ»? И почему только ему?

Есть в Москве очень подходящее место — Кавказский бульвар. Именно здесь наиболее логично и целесообразно соорудить Аллею русской славы, поставив памятники наиболее выдающимся российским героям всех войн на Кавказе. Не только Ермолову. Но и грозе персов и горских разбойников генералу Цицианову. И Котляревскому — «бичу Кавказа». Бакланову, Зассу, Слепцову — самих имен которых боялись горцы. Солдату Осипову, взорвавшему свой маленький форт, захваченный несколькими тысячами черкесов. Барятинскому и Евдокимову — завершившим победой Кавказскую войну XIX века… Здесь же вполне уместными будут памятники нашим современным героям первой и второй чеченских войн, все еще лицемерно именуемых «контртеррористическими операциями». В том числе и герою-мученику Жене Родионову…

Такой пантеон русской военной славы в столице России был бы самым правильным ответом на демарш Рамзана Кадырова, который имеет полное право у себя в Чечне чтить тех, кого считает героями, и на их примере воспитывать молодежь. Но ведь и мы имеем право у себя делать то же самое. Здесь, в Москве, в центре России. И преподавать нашим детям героическую историю борьбы русских на Кавказе, да и вообще — объективную историю нашей страны.

Пусть знают — и про «замирение Кавказа», и про геноцид терского казачества, который устроили после Гражданской войны большевики руками горцев, до сих пор заселяющих бывшие казачьи станицы. И про «сталинскую депортацию» чеченцев, а также — по какой причине она была проведена. И про почти поголовное изгнание из дудаевской Чечни русского населения в начале 90-х, сопровождавшееся тысячами убийств и насилий, ни одно из которых даже не было расследовано. И про военно-фашистский режим «свободной Ичкерии», возродившей набеговую экономику XIX века с ее тотальным бандитизмом и работорговлей. И про ужасы двух ставших ответом на это чеченских войн. Только не надо бояться, что кто-то за эту правду на нас обидится. Мы ведь не обижаемся.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    NN 19.09.2013 09:09:59

    статья написана каким-то отморозком
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть