Навальный и пустота

11.09.2013

Владимир МАМОНТОВ, публицист

Поскольку в юности мы, не предполагая реформы образования, ошибочно много читали хорошей и разной художественной литературы, а также шастали по театрам, то и события текущей жизни иногда склонны трактовать, словно это классическая, в лучшем случае чеховская пьеса. Где выстроенный сюжет, более-менее определенные персонажи, логично стреляющие ружья. Да, на вопрос «Который час?» можно получить ответ: «А должно быть, в этой самой Африке теперь жарища — страшное дело», но все же в рамках общего замысла. Немного Ионеско в холодной воде мелиховского прудика.

Это я к тому, что уже довелось прочесть несколько высокохудожественных комментариев к выборам московского мэра, где 27 процентов голосов, полученных кандидатом в первом акте драмы, прямым путем ведут его в консолидированные лидеры оппозиции, а там и в президенты. Это у тех, кто не освоил в постсоветский период жанра фэнтези, а тормознулся на Стругацких. А самые индуктивные уже видят, как рожденный богиней-праматерью из огня, стали и других полезных ископаемых Навальный в «идеально сидящем пиджаке», заново утверждает Гиперборею на месте чахнущей России. Изводит врагов. Распространяет семя свое — и тысячи таких же богатырей-навальнят с «черными русскими сердцами» заменяют собой студенистый офисный планктон, питаясь и удобряясь оным.

Ну, что сказать? Красиво.

Может, я и сам бы по-стариковски, по-изборски согрелся у этого перунова кострища, но жизнь наша нынче — сплошной постмодерн. Смыслы ускользают, люди беспрерывно морфируют, как в компьютерном мультике. Вчера коммунист — ныне православный. Минуту назад либерал — глядь, уже фашист. Вроде мужик, а пригляделся — Маша. Негде угнездиться не то что Гомеру с Чеховым, уже и Пелевин устарел. И потому предвижу большие трудности и даже тернии на дальнейшем пути Навального по переустройству России в Гиперборею.

Ну, во?первых, единственное практическое переустройство, которое за богатырем пока что числится, — это «Кировлес». Где убей, а не видно ничего титанического. Так, украшенная молодым задором стародавняя схемка выведения прибыльного актива на «живопырку». И, что немаловажно, не удавшаяся. В отличие от сотен тысяч по России блистательно удавшихся — причем деятелям совсем не богатырского умосложения. Вполне рядовым жуликам. Нашему же светит срок. Наверняка условный, но сильно усложняющий практический путь к политическим высотам. Понятно, за ним был особый пригляд государевых сатрапов. Ну, так Гиперборею не построить, сатрапа не обхитривши. Не обыгравши. Не объехавши, в конце концов, на хромой, но высокоморальной козе.

Следующим испытанием богатыря будут скучные политические будни. Смотрите, как хорошо он начинал: долой, за мной, на Кремль, «Вперед, бараны!» — и так далее. Прелесть, что такое, прямо свежий ветер перемен. И что теперь? Мы, говорит, итогов выборов не признаем, а оспорим наше поражение в суде. Где, не понял? Где-где — в суде. Ах, в суде? Отлично-с! Где прикажете? Прямо вот в том самом, где слушался «Кировлес»? Или в Басманном? Так старички-коммунисты после каждых выборов судятся до посинения, и, говорят, на одном участке однажды был даже пересмотр итогов. Праздновали неделю с выездом в Разлив, пением «Варшавянки» и приемом в пионеры звена испуганных внучат-октябрят.

Одни-единственные выборы прошел, в какие-то мэры какой-то там Москвы, а матушки мои, что творится с человеком! Да он ли это? Сегодня, говорит, граждане соратники, только и всего, что покричим всласть, речевки, то-се — и хватит. Не надо особо буянить. Я, говорит, вам скажу, когда машины переворачивать и фаеры жечь. Конечно, бойцы его фанатского отряда рявкнули хором «Яволь!», но осадочек остался. Так с неутоленкой в душе и разошлись.

Самые прозорливые публицисты из тех, кто от всей души поддерживал Навального на Болотной, пел ему всяческие хвалы, когда он словесно Путина мордовал, и ставил в пример относительно благочинным Немцову с Каспаровым, уже почуяли перемену и заранее предупредили: если Навальный и дальше будет таким чудовищно системным путем продвигаться к президентству, то они потеряют к нему всяческий интерес. Высказались уже и те, кого перуновщина и коловратовщина, что просвечивает в ускользающем образе Навального, затмевая макфоловщину, сильно пугает. Уж лучше пусть Путин, говорят. Сомневаются уже: не перегнули ли мы с Болотной? Ну его, этого гиперборейца. Чем черт не шутит, еще правда разбудит страну, построит северстальной, газо-алмазный рай, где арии на мастодонтах кататься будут, детей рожать по десятку в день на квадратный километр тайги, да северные сияния по трубам в гнилую Европу гнать, а нас загонят за Можай. А то и за Синай.

А главное, в Кремле как-то подозрительно спокойны. 51 процент у Собянина. По прежним временам уже башку бы кому-нибудь снесли. Нет, все при головах. В Екатеринбурге Ройзман прошел в главы города! Живых людей к батареям приковывал в целях улучшения их нравов. На нем Прохоров, помнится, жестко обломался. А тут тишина: пусть, мол, его. На местах прям испариной покрылись: точно пусть? Мы не ослышались? Не ослышались. Конечно из держиморд в Вольтеры-то непросто враз перековаться. Но справились. Наш чиновник и не такое осваивал. Вот кто гипербореец-то настоящий!

Более того: еще до выборов по тончайшим политтехнологическим капиллярам была распространена такая история, что не будет трагедии, если богатырь Навальный наберет процентов 25. Получилось, правда, с перевыполнением, но в рамках погрешности. Так ведь и дорожку ему пролагали скатертью, выстилали фильтрами муниципальными. Где оступился, нарушил чуточек закончик избирательный — под рученьки. И в кубики-то он играл, и на стеночках лазерочком-то рисовал, и зигушку кидал, и шутошный тост за Холокост произносил — все с гуся вода, с Лешеньки худоба. Старик Лимонов, каторжанин, аж пятнами покрылся: ничего себе, отдельным революционерам-то какая вышла поблажка, богатырям — подмога. Чирикову в Химках тоже допустили, почти что не мешали, и где она теперь, Чирикова эта?

Так что я бы погодил пока с Гипербореей. С конечными выводами относительно того, чье тут ружье, где висит и когда выстрелит. У поблекшего на фоне железных батальонов Навального филологического оппозиционера Акунина в его перепеве чеховской «Чайки» штук пять финалов разных. А уж в жизни…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть