Мобилизация Патрушева

04.03.2015

Петр АКОПОВ, публицист

Секретарь Совбеза Николай Патрушев на этой неделе побывал в Египте и Объединенных Арабских Эмиратах. Один из ближайших соратников Путина в последнее время участвует в геополитической игре уже в открытую.

Российская внешняя политика стойко ассоциируется у нас с двумя фигурами — президентом и главой МИДа. Но понятно, что внешнюю политику в стране определяют не только Путин с Лавровым — все последние годы, особенно с началом украинского кризиса, центр принятия решений находится в Совете безопасности. Этот орган даже по закону призван «обеспечивать подготовку решений президента» в области национальной безопасности и, по сути, является главным координатором работы различных ведомств во всем, что касается этой сферы. Роль Совбеза неуклонно растет, что связано не столько с укреплением влияния так называемых силовиков, сколько с действительно возросшими угрозами в адрес России.

Учитывая, что Совбез объединяет в себе всех высших чиновников, он действительно может быть назван аналогом Политбюро. Количество даже официальных заседаний за последний год выросло в разы. На них обсуждаются не только вопросы внешней политики, обороноспособности, борьбы с терроризмом и прочие, напрямую связанные с национальной безопасностью, но и экономический кризис, финансовая безопасность — то есть практически все ключевые проблемы страны. Возглавляет Совбез сам президент, а организует его работу секретарь СБ — Николай Патрушев. Человек, не любящий публичности с тех пор, как молодым ленинградским инженером сорок лет назад пришел на работу в органы.

Патрушев входит в круг ближайших соратников Путина наряду с правой рукой президента и главой его администрации Сергеем Ивановым. Три чекиста? Конечно. Но в первую очередь три государственника, с огромным опытом руководства страной: 15 лет, да еще в такое время — это не шутки. Патрушев, в отличие от Путина и Иванова, не работал во внешней разведке, не служил за границей, однако последние полтора десятилетия международная проблематика постоянно была в центре его внимания. После Крыма геополитическая война потребовала мобилизации всех сил российского руководства, и если раньше работа Николая Патрушева шла преимущественно в закрытом режиме, то в последнее время он все активнее подключается и к публичной деятельности.

Только за последние три недели он сделал несколько важных заявлений. Накануне минской встречи сказал, что «американцы стремятся сеять рознь между странами и регионами». Потом обратил внимание на то, что Совбез тщательно изучает представленную президентом США обновленную Стратегию национальной безопасности, чтобы «выявить, проанализировать и оценить возможные угрозы национальным интересам России, которые заложены в отдельных положениях Стратегии». Через неделю после этого неожиданно состоялась его встреча с американским послом (понятно, что по просьбе Вашингтона). Буквально через несколько дней Патрушев — уже в Астане, где на консультациях «отдельной темой стала проблематика влияния распространения «цветных революций» и других западных «ценностей» на стабильность ситуации в странах Центральной Азии». И вот теперь — поездка в Каир и Абу-Даби.

Визит в Египет, где он встретился с президентом ас-Сиси, состоялся буквально через три недели после приезда в Каир Владимира Путина, а поездка в Эмираты интересна еще и тем, что проходила на фоне недавней шумихи вокруг контрактов, якобы заключенных президентом Украины во время его визита на выставку ВПК в ОАЭ. Порошенко тогда говорил о поставках оружия, причем его советники трактовали все так, будто речь идет не только о покупке арабами украинского оружия, но и о продаже Киеву какого-то вооружения. Учитывая, что Эмираты не производят своего оружия, некоторые эксперты выразили предположение, что речь идет о закамуфлированной форме поставок американского оружия на Украину. Но шум, похоже, поднимался зря — официальные лица ОАЭ вскоре заявили, что подписаны лишь общие протоколы, и ни о чем конкретном они не договорились.

Впрочем, и без этого было понятно, что Патрушев едет в Абу-Даби вовсе не по украинскому поводу — с Эмиратами у нас в последние годы идут серьезные переговоры на самые разные темы: от инвестиций в Россию и поставок нашего оружия до геополитических вопросов. После начала «арабской весны» наследный принц Мухаммед Аль Нахайян каждый год приезжает в Россию — начиная с 2012 года уже состоялось три его встречи с Владимиром Путиным. И нынешней поездке Патрушева, кстати, предшествовал телефонный разговор президента России с принцем. Сама по себе поездка секретаря Совбеза наверняка посвящена не столько двусторонним вопросам, сколько глобальным проблемам, в том числе и противостоянию исламскому халифату.

Россия, восстанавливающая свой авторитет в арабском мире едва ли не быстрее, чем США теряют его, заинтересована в том, чтобы помочь в борьбе с халифатом тем, кто хочет делать это не для реализации американских целей (сохранение своего огромного военного присутствия в регионе, манипуляция всеми странами, свержение Асада), а для собственной безопасности. Американцы раздолбали Ливию и Ирак, и теперь последствия их распада угрожают дестабилизацией всего региона. А Россия будет пытаться помочь арабам навести порядок в собственном доме самостоятельно — это отвечает и нашим интересам.

В нынешней геополитической ситуации Патрушев, естественно, занимается всеми регионами мира — как и Путин. Еще осенью 2013 года секретарь Совбеза был в Никарагуа (на следующий год там внезапно сделал остановку президент), прошлым летом он сразу же после Путина посетил Пекин, в октябре полетел в Тегеран (где уже давно ждут нашего президента), а в конце года приезжал в Дели буквально накануне путинского визита. Большая игра идет по всему миру. Что, кстати, демонстрирует и активизация еще одного члена Совета безопасности, ранее не занимавшегося внешней политикой, — Сергея Шойгу. Министр обороны в прошлом году много где побывал, а его недавний визит в Пакистан вообще стал первой за многие годы поездкой столь высокопоставленного российского деятеля в эту страну, имеющую с нами очень непростую историю отношений. Понятно, что этот визит носил геополитический характер — не для одних же только переговоров о поставках оружия прилетал в Исламабад президент Русского географического общества — организации, в составе попечительского совета которой шесть членов Совета безопасности. Патрушев, кстати, в их число не входит — Николай Платонович не любит публичности.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть