Навальный — зараза? Нет, вакцина!

14.01.2015

Никита ГОЛОБОКОВ, обозреватель «Культуры»

Майдана в Москве не случилось. 30 декабря немногочисленные адепты Навального, побегав по Манежке от полицейских, частично вместе со своим лидером упаковались в автозаки, частично — разошлись по трактирам и распродажам. Сейчас Навальный отбывает домашний арест, перманентно пытаясь при этом нарваться на ужесточение приговора. То электронный браслет сломает, то даже в метро успеет прокатиться, сопровождая исход из плена инстаграмами да твитами. Но все это очень напоминает попытки «вышедшего в тираж» актера привлечь к себе внимание накануне новогоднего чеса.

Впрочем, не будем разбирать последние похождения «борца с распилом», а также подробности его собственной уголовщины, придающей подобной борьбе откровенно комический характер (как если бы к чиновничьей честности взывал гусекрад Паниковский). Попробуем проанализировать роль, которую сыграл Навальный в новейшей российской истории.

Итак, в конце нулевых россияне впервые услышали звучную фамилию бывшего «яблочника». В 2011‑м он уже завсегдатай локальных акций протеста — предвестниц маячившего впереди российского майдана. Если сравнивать Навального с другими звездами оппозиции, он, безусловно, слыл самым умным и осторожным.

Он упорно избегал русофобских или слишком радикальных публичных высказываний, в отличие от либералов «старой школы». Выставляя себя умеренным патриотом, не звал Русь к топору, подобно левакам и ультра-националистам. Плюс никем и никак не ассоциировался с гнильцой ельцинской команды. В своей агитации Навальный затрагивал лишь вопросы, широко обсуждаемые: борьбу с коррупцией в госкомпаниях, злоупотребления чиновников, беспредел этнического криминала. Темы были беспроигрышными в том плане, что их актуальность не отрицает никто — в том числе и власть. Собственно, и сайт Навального с ироничным названием РосПил черпал информацию из открытых государственных источников.

С таким вот достаточно системным багажом Навальный подошел к парламентским выборам 2011-го. Их итоги были объявлены оппозицией фальсифицированными, но неожиданно выяснилось, что «болотные», будучи весьма широким мезальянсом, испытывают сложности с выбором лидера, устраивающего все крылья протеста. Навальный взлетел как наименее маргинальное из лиц российского майдана. И, надо признать, ему удалось продержаться в неформальном звании «царя горы» довольно долго. Накануне выборов столичного мэра в 2013‑м Москва буквально кишела «кубами Навального», складывалось впечатление, будто произошло рождение очередной псевдорелигиозной секты. Ее сторонников не смутило, что к избирательной урне кандидат Навальный буквально был доставлен со скамьи подсудимых в добровольно-принудительном порядке и явно по указке сверху.

Однако всеобщая волна патриотизма на фоне воссоединения с Крымом накрыла и этого, последнего вождя хипстерского бунта. Сегодня мы с недоумением и даже некоторой жалостью наблюдаем за человеком, чей брат сидит в тюрьме, а он сам, находясь под домашним арестом, выкладывает в интернет различные «луки», лишь бы оживить внимание к своей персоне.

Парадокс в том, что именно «болотный» протест, будучи явлением антигосударственным, сослужил нашей стране благую службу. Во-первых, обывателю наглядно продемонстрировали, что представляет собой «либеральная оппозиция». Россияне увидели, что рядом с обличающим воровство Навальным неизбежно ошиваются личности куда менее цивильные. Божена Рынска, призывавшая «шилом выкалывать глаза» омоновцам, Евгения Альбац, мечтающая разделить Россию по Уральскому хребту, Сергей Удальцов, просивший у сомнительного иностранного богатея денег на вооруженное восстание в Калининградской области… Народ наш, вопреки либеральным предрассудкам, вовсе не глуп и прекрасно просек, что именно всех нас ждет, если подобные радикалы дорвутся до власти. Разделяться по хребту или отправляться в гетто для некреативных — хорошенькая перспективка?

Во-вторых, многочисленные патриотические интеллектуалы уразумели, наконец, что, несмотря на разное отношение к Путину, национальному вопросу, историческим вехам, пришла пора выступать единым фронтом. Ибо, дорвавшись до власти, «болотная» хунта русских патриотов все равно бы объединила. На одном стадионе, по чилийскому сценарию.

В-третьих, государство вспомнило о патриотическом воспитании, приступило к очищению собственных медиа от идейных русофобов на жаловании, занялось выработкой духовных основ. Навальный и его свита послужили для страны прекрасной вакциной от «цветных революций». России в 2011–2012 годах привили майдан в ослабленном виде. Организм державы справился с вирусом без серьезных последствий и научился вырабатывать патриотические антитела.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть