Космос вверх ногами

24.07.2013

Сергей ЛЕСКОВ, обозреватель «Культуры»

Обнародованы результаты работы государственной комиссии, которая искала причины аварии ракеты «Протон М». Авария случилась 2 июля на космодроме Байконур, когда уже на первой минуте погибли три спутника российской навигационной системы «ГЛОНАСС». Причиной, как выясняется, стала прямо-таки детская ошибка при установке датчиков угловых скоростей. Половину датчиков поставили вверх ногами, из-за чего рыскание ракеты сразу было нарушено. Вице-премьер Дмитрий Рогозин собирается проверить на детекторе лжи трех монтажников Центра имени Хруничева, которые были привлечены к этой операции и оставили в журнале свои подписи. Надо сказать, что установка датчиков угловых скоростей не считается сложной операцией, и поэтому ее не контролирует военная приемка.

Когда к детективному расследованию привлечены высшие административные силы, можно быть уверенным, что стрелочника, который нанес ущерб в 4,5 миллиарда рублей, определят. Но будет ли он истинным виновником? Аварии на наших космодромах перестали быть сенсацией, за пять коротких лет их набралось с полтора десятка. В результате утеряно много важных отечественных и иностранных спутников. Например, второй в постсоветской истории межпланетный аппарат «Фобос» — «Грунт». Первый в 1996 году тоже погиб, рухнув в Тихий океан. Престиж нашей космонавтики изрядно пошатнулся, что очень плохо, ибо мы давно ориентируемся на международное сотрудничество. Не только у наших сограждан, которые переживают за частые провалы, но и у потенциальных иностранных партнеров возникает стойкое ощущение, что авария — это рядовое событие для нашей некогда блиставшей космонавтики.

В мае 2013 года на международной конференции по перспективным космическим проектам выступил Базз Олдрин, второй человек, ступивший на Луну. В числе стран, которые способны построить базу на спутнике Земли, астронавт не назвал Россию. На вопрос, не забыл ли он о стране, которая в его эпоху участвовала в лунной гонке, Олдрин ответил: «Русские могут присоединиться к китайскому сегменту лунной базы».

Мы имеем право обидеться на астронавта, но пользы от обиды не будет. Лучше признаться честно: вот уже два десятилетия российская космонавтика живет на багаже советских технологий и не отваживается — в отличие от других космических держав — на амбициозные программы. «Союзам» и «Протонам», которые составляют главную часть наших космических забот, пошел шестой десяток. Это предпенсионный возраст для человека, что уж говорить о технике в век научного прогресса. 

Не ошибка при рыскании, а отсутствие стратегического курса — вот главная проблема российской космонавтики.

Полиграф, к которому взывает вице-премьер, — едва ли не самая передовая техническая новация в нашей космонавтике. Но есть неопровержимый и незыблемый инженерный постулат: моральное старение техники ведет к падению качества и повышению аварийности. Космические предприятия, некогда создававшиеся как передовой рубеж научного прогресса, превратились в унылые серийные заводы. Романтики там не больше, чем в мастерской по ремонту «жигулей».

Отсутствие программы развития привело к тому, что в отрасль не идет амбициозная молодежь. Потенциал Сергея Королева был раскрыт не только благодаря его личной настойчивости, но и по той несомненной причине, что страна нуждалась в космическом прорыве. Теперь даже в отряде космонавтов обнаружился страшный недобор. Уже несколько десятилетий мы, как заведенные, скучно вращаемся по одной орбите на давно освоенных аппаратах, предлагаем себя в качестве извозчика, но собственных прорывных проектов не выдумываем. Аппарат нового поколения «Клипер», который восторженно показывали Путину, не достроили и списали в утиль. И совсем не по той подобострастной причине, что президенту — при всей его любви к приключениям — космический «Клипер» испытать вряд ли бы довелось.

Объявленная реформа космической отрасли до боли напоминает затеянную чиновниками реформу Российской академии наук. Прием тот же — передел собственности, изъятие имущества и назначение менеджеров. Может быть, чиновники верят, что это поднимет науку и космонавтику на новый уровень, но среди специалистов я оптимистов не встречал.

 Одна из самых трагических фигур в нашей космонавтике — Владимир Преображенский. Сын командующего авиацией ВМФ, отличный летчик и пианист, он десяток раз готовился к космическому полету, но каждый раз что-то мешало. Преображенский погиб под колесами старой советской колымаги, которая не сумела затормозить на дороге. Преображенского нет, а Полиграф Полиграфыч вечен.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть