Добрый тролль, злой тролль

30.10.2014

Никита ГОЛОБОКОВ, журналист

Популярный в последнее время тезис о том, что год назад мы жили в другой стране, как нельзя лучше подтверждается при ретроспективном взгляде на борьбу идей в интернете и масс-медиа, происходившую еще прошлой осенью-зимой.

Патриотическую общественность тогда буквально добивали весьма мерзостные «креативы» развлекательных сообществ в социальных сетях вроде «Рашка квадратный ватник». А помните, как телеканал «Дождь» в канун юбилея снятия Ленинградской блокады устроил провокационный опрос, не лучше ли было сдать город, чем вызывал вполне резонное раздражение не только ветеранов, но и вообще людей, знающих и любящих собственную историю? Интернет и СМИ были переполнены либеральными поделками, представляющими родную страну как совокупность помоек, а ее граждан — как нелепых жуликоватых алкоголиков. На этом фоне и официозно-пропагандистские, и независимые патриотические информационные проекты казались вымученными, устаревшими, беззащитными или просто смешными. Студенты, старшеклассники, скучающие офис-менеджеры явно предпочитали веселую русофобию всяким «анатомиям протеста» и «интернет-ополчениям».

Сейчас картина иная. Интернет-общественность активно обсуждает телефонный разговор пранкера Алексея с Коломойским, в ходе которого шутник «развел» олигарха на откровения о сбитом малайзийском «Боинге». Другой пранкер, представившись главой МВД Украины Арсеном Аваковым, пообщался с Михаилом Саакашвили и взял у него телефон Джона Маккейна. Позвонив сенатору — также от имени «фейсбучного министра», он заручился обещаниями достать средства для «борьбы с террористами». Теперь телефонный шутник Владимир Краснов, известный в интернете как пранкер Вован, смакует подробности разговоров в интервью федеральным телеканалам… Наконец, обитатели Рунета потешаются над косноязычием мэра Киева Виталия Кличко и восхищаются талантами прокурора Республики Крым Натальи Поклонской. Интересен тут не столько общий патриотический подъем, произошедший после присоединения полуострова русской славы, сколько тот факт, что модные технологии информационной войны, и в первую очередь использование троллинга для борьбы с оппонентами, стали применять не только откровенно антироссийские, проамериканские, деструктивные силы.

Собственно, троллинг, то есть публикация материалов или совершение действий, оскорбляющих чувства широких масс или конкретных людей, вызывая у них агрессивно-негативную реакцию, использовался практически при всех «цветных революциях» именно проамериканскими силами. Так, в самом начале «бульдозерной революции» в Сербии демонстранты публично собирали деньги на похороны Милошевича. Интернет тогда еще не был достаточно распространен, но эту акцию вполне можно назвать троллингом Милошевича, только не в Сети, а в режиме реального времени.

Сила подобных акций — в том, что на них сложно реагировать адекватно. Если игнорировать, то, будучи растиражированы в СМИ, они все равно оставляют неприятный осадок и раскачивают общественное мнение. С другой стороны, слишком жесткая реакция также может вызвать общественное неприятие — нельзя же грубо наказывать за неудачную детскую шутку. К слову, этот аргумент, апелляция к инфантильности и безобидности троллей, традиционно использовался их защитниками и у нас в стране: «нельзя сажать девушек из Pussy Riot за танец», «нельзя закрывать сообщество «ВКонтакте» за комикс», «нельзя осуждать телеканал за вопрос» и так далее.

В России, со времен событий на Болотной площади, как официальная, так и независимая патриотическая пропаганда традиционно находилась в оборонительной позиции. Сами же патриоты предпочитали игнорировать «креативы» оппонентов, либо отвечать на них в стиле пафосной публицистики 80‑х годов, в крайнем случае, обращаться в суд. Отдельные попытки «троллить троллей» в виде выстраданных поделок околокремлевских пиар-контор или, например, известного в узких кругах блогера Льва Щаранского, остроумно высмеивающего «либеральную оппозицию», терялись в общем хоре критически-русофобского глумления. Порой, конечно, выручал патриот наивысшего уровня — сам Владимир Путин. Но он, увы, не сидел в соцсетях, не писал комментарии к блогам, не делал вбросы в СМИ…

Между тем в последнее время стало очевидным, что тенденция поменялась и нелепыми, оправдывающимися, смешными объектами троллинга стали уже оппоненты патриотов из числа сторонников киевской хунты и представителей отечественной «либеральной оппозиции». Причиной является общий патриотический подъем на фоне Русской весны, захлестнувший в том числе и аудитории, открытые ранее исключительно для либеральной пропаганды. Но интереснее другое: противная сторона вдруг стала бессильной. Акции российской оппозиции чересчур «опуссирайотились»: если еще год назад мы видели антикоррупционные разоблачения и агрессивную предвыборную кампанию Навального в Москве, то сегодня постболотная тусовка твердо ассоциируется с запутавшимся Макаревичем и перформансами художника Павленского. Такую оппозицию грех не высмеять.

Что касается украинской пропаганды, то она, разумеется, пытается перехватить инициативу на этом поле, предлагая, скажем, мультфильмы про «ватников» Ирены Карпы или песенку про Путина на мотив фанатской кричалки. Однако при взгляде на украинскую политику, представляющую собой смесь глупости, недальновидности и жестокости, становится неудивительно, почему в России подобные агитационные креативы не находят потребителей. Запах крови и обгоревшей плоти, отчетливо доносящийся из дома соседа, делает неэффективными все постмодернистские технологии.

Актуальным остается еще один вопрос: что же все-таки делать с троллями, работающими в государственных интересах? И нужно ли патриотам троллить? Думается, все средства хороши, если только они не становятся целью.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть