«Желтым» СМИ закон написан

18.07.2013

Сергей ЖОРИН, адвокат

Лето — самое время расслабиться, однако многим моим друзьям-журналистам и редакторам высокотиражных изданий не до того. Все с тревогой ожидают 1 октября, когда вступят в силу изменения, касающиеся защиты частной жизни. Папарацци в панике — теперь, говорят, ни подсмотреть, ни подслушать, ни поймать в кадр известную персону в тот самый миг, когда она совсем не думает о съемке. Впору перепрофилироваться и писать об инопланетянах и НЛО — они-то уж точно в отличие от популярного артиста или политика в суд не подадут.

Что же сулят СМИ и их постоянным клиентам — публичным персонам — недавно подписанные президентом изменения в Гражданский кодекс, которые в совокупности уже окрестили «законом о частной жизни»? Прежде всего, как адвокат, занимающийся спорами между СМИ и этими самыми публичными персонами, хочу отметить, что закона с таким названием — о частной жизни — нет, это журналистская фигура речи. Есть ряд изменений, внесенных в Гражданский кодекс. 

Самое значимое и заметное из них — то, что с 1 октября можно будет обращаться в суд и требовать опровержения недостоверной информации даже в том случае, если она не является порочащей. Очень важное нововведение. Ведь зачастую даже сведения, которые по форме вроде бы порочащими и не являются, могут глубоко обидеть человека, нанести ему и его близким серьезный моральный и материальный ущерб. Примеров можно привести массу. Допустим, существует медийная персона с необычной запоминающейся фамилией. Однако недоброжелатели утверждают, что настоящая ее фамилия — не та, под которой она всем известна, а Курицына. Ничего порочащего в этом нет, множество людей носят такую фамилию и нисколько не переживают по этому поводу. Тем не менее закон дает право этой даме требовать опровержения. Однако важно помнить, что никаких материальных санкций по отношению к допустившему искажение изданию или телеканалу закон не предусматривает, так что на денежную компенсацию пострадавшим от непорочащей, но недостоверной информации рассчитывать не придется. 

Еще один важный нюанс. Сейчас в делах о защите чести и достоинства доказывать достоверность сведений должны журналисты, напечатавшие оспариваемый материал. А после того как нововведения вступят в силу, уже сам пострадавший должен будет доказывать недостоверность информации, которая его хоть и не порочит, но является ложной. 

Убедить суд, что твоя фамилия звучит именно так, а не иначе, довольно легко: достаточно предъявить, например, свидетельство о рождении. Но есть гораздо более трудные ситуации. Например, напишет кто-то из уважаемых репортеров, что у меня пятеро детей. И я, адвокат с многолетним стажем, даже не представляю, как опровергнуть эту, безусловно, недостоверную, хоть и нисколько не порочащую меня, особенно в свете неблагоприятной демографической обстановки, информацию. Как тут не вспомнить известную репризу из «Кабачка «13 стульев» «Докажи, что ты не верблюд». На мой взгляд, бремя доказывания и в этом случае должно лежать на авторе ложного высказывания, тем более что в «Законе о СМИ» прямо говорится, что журналист обязан проверять информацию. Жаль, что при обсуждении этого законопроекта в Госдуму позвали эстрадных звезд, считающих себя жертвами излишнего внимания СМИ, но не пригласили практикующих юристов, специализирующихся на делах о защите чести и достоинства. Думаю, они указали бы на эту явную недоработку.

Еще одно нововведение касается так называемой общедоступной информации. Это когда какое-либо не гоняющееся за эксклюзивом издание перепечатывает некую скандальную историю о звезде политики или эстрады, кочующую по десяткам других журналов. При действующем законодательстве, если окажется, что история недостоверна и порочит честь и достоинство героя материала, можно запросто налететь на иск. И никакой суд не будет выслушивать оправдания, что, мол, сорок изданий об этом написали, а претензии почему-то только к нам одним. Новые же изменения в Гражданский кодекс позволят тем, кто всего лишь списал недостоверную, но общедоступную информацию, избежать финансовых санкций. Однако при этом все равно придется удалить информацию с сайта и напечатать или произнести в эфире опровержение. 

Небольшой штрих к этой норме. Некоторые эстрадные звезды имеют манеру размещать в открытом доступе, например в социальных сетях, личные сообщения такого рода: «У меня новый бой-френд» или «Поздравьте меня, я беременна» и т.д. в подобном стиле. Естественно, журналисты определенных изданий бросаются на эту информацию и — попадают под иски о защите частной жизни. «Я сообщала это не для вашего издания, — говорит звезда, — а для моих друзей на «фейсбуке» или еще где-то». В таких ситуациях решения нередко принимаются в пользу заявителя, то есть публичного человека, особенно если судья является его поклонником. Так вот: с 1 октября, если сведения введены в информационное поле самим персонажем, уже нельзя будет обязать издание опровергать или удалять их.

В целом грядущие изменения не опасны ни для «желтых», ни для иных СМИ, старающихся максимально подробно рассказать своим читателям о событиях, а значит и о людях, в этих событиях участвующих. Медленно, но верно мы приближаемся к мировой практике, а один из основных ее постулатов, касающихся взаимоотношений известных персон и СМИ, гласит: политики и другие публичные персоны должны быть терпимы к высказываниям журналистов, даже если они не совсем конструктивны и справедливы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть