Каспийский водораздел

01.10.2014

Алексей ЗВЕРЕВ, обозреватель «Культуры»

На саммите в Астрахани прорыва не произошло — подписание Конвенции о правовом режиме Каспийского моря не состоялось. В то же время были согласованы весьма нужные Кремлю «периферийные» документы: акватория, за исключением национальных 25-мильных зон, останется в общем пользовании каспийских государств, а вот чужим судам, военным и гражданским, равно как и базам НАТО, доступ в регион будет закрыт.

Решение главного вопроса — о принципах раздела каспийского шельфа — вновь откладывается, вызывая нервную реакцию в самых разных уголках планеты. Дело в том, что в последние годы важность местного нефтегазового потенциала росла не только в связи с открытием новых залежей и скачками цен на энергоносители. Европа и США уже без дураков ищут альтернативу арабскому «черному золоту», и вообще поставкам стран-членов ОПЕК, все чаще обращая свои взоры именно в направлении Каспия.

Для нас, несмотря на отсутствие консенсуса по главной проблеме, саммит можно назвать вполне успешным. Российский рыболовецкий флот, прилично превосходящий конкурентов, по-прежнему будет действовать почти по всей акватории Каспия. Также остаются все условия для сохранения безоговорочного лидерства в сегменте коммерческих перевозок (сегодня на российские грузовые суда приходится порядка 90% рынка). Самая мощная военно-морская группировка в регионе — Краснознаменная Каспийская флотилия ВМФ России — сохранит право патрулирования любой части водоема. Наконец, пока идут споры о Конвенции (и в случае, если она будет подписана — центр моря-то общий), Москва сможет и далее налагать «вето» на любые транскаспийские проекты, призванные составить конкуренцию «Газпрому».

А что же наши партнеры? Будучи активными продавцами энергоресурсов, Казахстан, Азербайджан и Туркмения, в силу исторических причин, в большей или меньшей степени зависят от российской газотранспортной системы и, разумеется, заинтересованы в диверсификации экспортных путей. Долгие годы они добивались такого раздела Каспия, при котором смогли бы выстраивать собственную энергетическую политику, не оглядываясь на Кремль.

А «рука Москвы», надо признать, действует порой весьма умело: самый яркий пример — история несостоявшегося газопровода Nabucco, по которому туркменское «голубое топливо» через Каспий, Азербайджан, Грузию и Турцию предполагалось направить на Балканы и далее — в Центральную Европу. Маршрут проекта, разработанного аж в 2002-м, за некоторыми нюансами почти полностью дублировал российский «Южный поток». Летом прошлого года после серии протестов Москвы, упиравшей на отсутствие правовых основ для транскаспийского строительства и низкую экологичность Nabucco, проект был официально закрыт.

Впрочем, бывшие союзные республики уже дозрели до раздела каспийского дна согласно размерам береговой линии, на чем настаивает Москва. В этом случае три сестры получат по увесистой серьге. Казахстан — 29,5%, Азербайджан — 21%, Туркмения — 17%. При том, что сама Россия — 20%. Это позволит окончательно определить правила игры и без лишних треволнений приступить к освоению собственных секторов. Азербайджан, к примеру, сможет сосредоточиться на разработке месторождения «Шах-Дениз», откуда «голубое топливо» планируется устремить в Италию через Турцию, Грецию и Албанию (авторы этого нового проекта явно подстраховались, выбрав маршрут, который максимально разведет будущий газопровод TANAP с «Южным потоком»).

До сих пор главным антагонистом раздела дна «по-московски» выступает Иран, поскольку ему при таком раскладе будет отписано лишь 12,5% шельфа. Плюс ко всему иранский «кусочек» находится в самом глубоководном районе Каспия — местами больше 900 метров. То есть иранцам придется вложить в разработку своего сектора в разы больше средств, нежели соседям.

Поскольку Каспий не имеет естественного коридора к Мировому океану, Иран утверждает, что он не является морем. Международное морское право на озера не распространяется — их, в отличие от морей, принято делить поровну. Соответственно, членам «каспийской пятерки» раздел «по-ирански» сулил бы по 20% шельфа.

Однако, похоже, Россия, опираясь на исторический бэкграунд, военно-морское, техническое и экономическое превосходство в данном конкретном регионе, более не готова отступать. Следующий саммит пройдет в Казахстане уже в 2015-м: есть веские основания полагать, что там и будет достигнут решительный прогресс по главному вопросу.

Дело в том, что политическая ситуация на Ближнем и Среднем Востоке имеет заметную тенденцию к обострению. Активизация Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) — исламистов суннитского толка, ставящих своей целью джихад против всех иноверцев, в том числе мусульман-шиитов, населяющих Иран и Азербайджан, угрожает, в буквальном смысле, взорвать регион Южного Каспия. Так, по данным главы иранского МВД Абдулы Резы Фазли, исламисты в скором времени планируют напасть на Иран, как говорится, по всем правилам: с маневрами и пушками. Впрочем, не меньшую опасность для наших партнеров таит и перспектива создания Великого Курдистана, которую Вашингтон готов предложить в качестве альтернативы ИГИЛ — в этом случае курды, несомненно, заявят претензии на территории Ирана и Азербайджана.

Логично предположить, что с нарастанием напряженности Тегеран, стесненный десятилетиями международной изоляции и весьма ограниченный в выборе союзников, будет более сговорчивым по вопросам Каспия. По мнению азербайджанского политолога Ровшана Ибрагимова, Каспийское море для Ирана не является приоритетом политэкономического развития, его стратегические интересы расположены в районе Персидского залива. Если это действительно так, то у Тегерана вот-вот появится адекватный резон, чтобы отказаться, наконец, от попыток удержать два арбуза в одной ладони. Старая персидская поговорка гласит, что сие невозможно.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть