Без олигархов и фашистов

16.09.2014

Максим ШЕВЧЕНКО, публицист

Побывав на юго-востоке Украины, я с сожалением должен констатировать: никакого перемирия там нет. Со стороны киевских частей ведется интенсивный огонь. В этом я убедился в первый же день, когда приехал в Донецк. Наша группа журналистов попала под минометный обстрел. У меня на глазах были убиты два человека, которые сопровождали нас — гражданский и сотрудник милиции. Огонь ведется украинской армией по жилым кварталам, достаточно далеко отстоящим от того, что можно назвать линией фронта или зоной боевых действий. Гаубичные снаряды, «грады» и «ураганы» залетают даже в центр Донецка. Продолжаются провокации — обстрелы машин с наблюдателями ОБСЕ. Все это уничтожает крохи доверия к переговорному процессу.

Террор в отношении гражданского населения продолжается. Перемирие используется Киевом только для перегруппировки войск, для латания дыр в армейском хозяйстве. Ополченцы сообщают, что в киевскую армию поступает современное вооружение из Европы. То есть фактически киевская сторона уже воюет натовским вооружением.

Киев думает, что обстрелы приведут к панике среди населения Донбасса. Но настроение у людей жесткое, боевое. С каждой миной, бомбой, снарядом, которые прилетают с той стороны, укрепляются мужество и решимость победить. Все больше людей готовы записываться в ряды ополчения, чтобы защищать Донбасс. Несмотря на тяжелые потери и жертвы, нет уныния.

Огромное уважение вызывает Александр Захарченко, лидер Донецкой народной республики. Я с ним общался. У него непререкаемый авторитет в боевых подразделениях. Он фактически стал профессиональным военным, приобрел большой опыт, доказал свою преданность народу и донецкой родине.

Конечно, все хотят мира. Но при этом люди готовы к серьезным сражениям. Никто не верит, что война прекратится. Скорее всего, киевская армия будет пытаться отомстить за те поражения, которые потерпела. Это приведет к новым жертвам.

Существует мнение, будто Киев или Москва могут диктовать людям на юго-востоке Украины, как им жить: когда мириться, когда воевать. Это заблуждение: у жителей Донбасса есть собственная воля и понимание ситуации. Их невозможно заставить принять какое-либо решение, если они не считают нужным его принимать. Я беседовал с ними. Еще недавно многие из них были шахтерами, инженерами, бизнесменами, а теперь взяли в руки оружие. Они с уважением и симпатией относятся к России, благодарят за моральную и гуманитарную поддержку, особенно признательны тем, кто приехал из России сражаться бок о бок с ними. Но на юго-востоке Украины воюют против Киева и добровольцы из других стран. В землю Донбасса уже легли испанцы, палестинцы…

Иногда события на Украине сравнивают с югославским сценарием. Это не совсем точно. Для меня то, что происходит на юго-востоке, — более трагическая история. Мы видим, как православных людей заставляют убивать друг друга. Конечно, в украинской армии воюют люди разных национальностей и вероисповеданий, но основная масса принадлежит к самой большой церкви в стране, Украинской православной церкви Московского патриархата, которую возглавляет владыка Онуфрий. Это трагедия: люди, поминающие одного патриарха за литургией, оказались по разные стороны и схлестнулись в смертельном бою.

Я думаю, настанет момент, когда люди, движимые киевской пропагандой, опомнятся и по-другому посмотрят на эти события. На Донбассе нет озлобления. Я был свидетелем обмена пленными. Видел, как беседовали между собой бойцы армии ДНР и военнослужащие сил АТО. В глазах последних читается усталость. Один капитан сказал мне: «Мы защищаем конституцию». «А что, конституция требует обстреливать из тяжелых минометов городские районы, убивая граждан Украины?» — спросил я. Он сделал паузу и ответил: «Я не знаю. Я просто выполнял приказ».

Поразило меня и то, что в Киеве, например, многие живут с ощущением, будто ничего особенного не происходит — хотя с начала войны украинская армия, по некоторым оценкам, потеряла примерно 20 тысяч человек убитыми. Это огромная цифра. Мы должны помнить, что это наши братья и сестры. Мы не считаем украинцев врагами. Это просто оболваненные люди, которых заставляют совершать преступления. Кстати, в армии ДНР немало и украинцев. Они сражаются за народное дело против олигархического фашистского режима, который воцарился в Киеве.

Говорить об образе будущей Новороссии пока сложно. Ясно одно: тон будут задавать те, кто воюет. А не те, кто выступает по телевизору и уповает на политтехнологии. У политиков, которые отсиживаются в тылу, не получится командовать теми, кто терял и продолжает терять в боях своих товарищей, кто добывал победу кровью и лишениями. Формат обустройства жизни на юго-востоке Украины будет определяться по мере развития событий. Должен быть достигнут мир на условиях, приемлемых для народа Донецка и Луганска. Сами названия Донецкая народная республика и Луганская народная республика говорят о желании людей создать социальный уклад без олигархического и бюрократического диктата, с органами прямого народного управления. Их можно было бы назвать советами. Сейчас рано говорить о чем-то более конкретном. Сначала надо победить в войне, развязанной Киевом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть