Самый Chеловечный Chеловек

14.06.2013

Игорь ДМИТРИЕВ, обозреватель "Культуры"

Французский философ Жан Поль Сартр называл его «не только интеллектуалом, но и самым совершенным человеком нашей эпохи». Парадокс. Это говорилось о том, кто с раннего детства страдал от приступов тяжелейшей астмы. О том, кто потерпел неудачу почти во всех своих начинаниях. И тем не менее он изменил мир. 14 июня исполняется 85 лет со дня рождения Эрнесто Гевара де ла Серна, вошедшего в историю как Че Гевара.

Достоевский называл роман «Дон Кихот» книгой, которая одна способна перед Богом оправдать существование человечества. Че Гевара всей своей жизнью оправдал понятия «революция» и «политика». Параллель не случайна. Оба героя, говоривших, кстати, на одном и том же языке, преодолевая немощь плоти, неустанно боролись со злом, несли добро и сострадание.

«Если вы сможете найти путь без каких-либо препятствий, он, вероятно, никуда не ведет». Автор этих слов, как и Алонсо Кихана, отнюдь не был сверхчеловеком со стальными бицепсами. Говорят, что одним из первых слов, которые начал выговаривать маленький Эрнесто Гевара, была «инъекция». Да и потом он не мог обойтись сначала без кислородной подушки, а затем — без ингалятора. Врач Сальвадор Альенде, будущий чилийский президент, описывал его как человека «с пронзительным взглядом и ингалятором в руке».

Вся жизнь Че была преодолением себя. Не случайно он читал и перечитывал роман Николая Островского «Как закалялась сталь». Как и его русский предшественник, аргентинский революционер доказывал победу духа над плотью. Чего стоит только один эпизод его жизни — больной астматик ухитрился ночью переплыть Амазонку, преодолев четыре километра бурной полноводной реки!

Самая широкая в мире река разделяла обитателей лепрозория и медицинский персонал. Врачи, и в том числе молодой Эрнесто, жили на одном берегу Амазонки, прокаженные — на другом. В тот день, о котором идет речь, Гевара отмечал свой день рождения. И ринулся в воду, кишащую крокодилами, чтобы поделиться своим праздником с несчастными и обездоленными...

«Истинным революционером движет великая любовь». Че Гевара был всегда предельно честен и последователен — и в этих словах, и в делах. Поэтому он поступил на медицинский факультет университета в Буэнос-Айресе и еще студентом работал в лепрозории, ведь Гевара был одержим желанием помогать прокаженным, то есть самым отверженным. Помогать больным можно было и в Аргентине, где жил Эрнесто, но истинный проповедник может быть только бродячим. Че бросил медицину и начал свой крестный путь спасения обездоленных в масштабах всего мира.

«Если у вас начинается дрожь негодования при каждой несправедливости, то вы — мой товарищ». Горстка смельчаков, вступившая в бой с проамериканской диктатурой Батисты, стала поистине народной армией. Отряд Че Гевары первым вошел в освобожденную Гавану. Герой был назначен главным банкиром страны, а потом —министром промышленности…

В истории человечества немного случаев, когда революционер, добившийся желанной победы и имеющий полное право почивать на лаврах, оставляет уже освобожденную страну и начинает новый путь. Так поступают только люди донкихотской породы. «Я вновь чувствую своими пятками ребра Росинанта. Снова, облачившись в доспехи, я пускаюсь в путь». Бросив все свои высокие должности, он ринулся в далекую африканскую страну Конго, чтобы возглавить там партизанскую войну. А потерпев поражение, вернулся, чтобы поднимать освободительную войну в Боливии, где его тоже ждала неудача. На этот раз финальная. Как Овод из романа Войнич, Че наказал расстреливавшим его солдатам получше целиться…

На первый взгляд, перед нами, не считая кубинского этапа, трагедия хронического неудачника. Че Гевара погиб, его мечты о революции не сбылись. Однако именно после расстрела героя началась его новая, посмертная жизнь. Че был фактически канонизирован в народе. Изображения «Святого Эрнесто» висят в крестьянских хижинах на самых видных местах. Ему как покровителю бедняков молятся миллионы, хотя имени Эрнесто и нет в официальном перечне святых католической церкви. Не зря команданте называют «латиноамериканским Христом». Когда одна дама с фамилией Гевара поинтересовалась, не родственники ли они, Че ответил: «Если вы способны плакать при виде чужого горя, то мы родственники, а если нет, то однофамильцы»…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть