Ангела и демоны

17.07.2014

Алексей ЗВЕРЕВ, обозреватель «Культуры»

Ангела Меркель отмечает свой 60-летний юбилей на пике германского могущества, который сравним разве что с моментом образования Германской империи и преддверием Второй мировой войны. Более того, российско-американское противостояние из-за Украины открывает перед Ангелой Меркель новые грандиозные перспективы. 

Конечно, любому немецкому лидеру на роду написано терпеть параллели с «железным канцлером» или фюрером. Как правило, такие сравнения притягиваются за уши врагами или обожателями. Но в данном случае совершенно очевидно, что Берлину в правление Ангелы Меркель (правда, в отличие от Бисмарка и Гитлера без пролития даже капли крови) удалось стать реальным центром принятия общеевропейских решений. Ничто в Европе не происходит без официального или молчаливого одобрения Берлина. Если же Ангела колеблется, целая часть света замирает в ожидании. Самый свежий пример — вялотекущая дискуссия о перспективах третьего (секторального) пакета санкций в отношении России. 

В чем же феномен Ангелы Меркель? Что позволило ей стать столь влиятельным политиком? Прежде всего она опирается на колоссальную поддержку внутри самого крупного и богатого государства Европы. В то время как соседние страны медленно выползают из кризиса, германский экономический бум, в основе которого лежат социальные реформы, начатые еще Герхардом Шредером, привел к ощутимому увеличению промышленных доходов, росту зарплат и снижению безработицы. Не будем сбрасывать со счетов и российское топливо, которым заправлена немецкая машина. А ведь после запуска «Северного потока» в 2011 году российско-германские газовые поставки увеличились почти на 20%.

Второй аспект германской стабильности и процветания — федеративное устройство, защитившее страну от сепаратизма. Немцы видят, как буквально на глазах трещат по швам Великобритания, Испания и Италия. Покой в собственном доме обретает для немцев осязаемую ценность, делает их противниками каких-либо радикальных пертурбаций на властной вершине, вроде смены канцлера и правящей партии.

В-третьих, Меркель повезло с партнерами. Точнее, с отсутствием среди правящей элиты Запада сильных и ярких личностей, способных составить конкуренцию в борьбе за лидерство в Старом Свете. Это дает ей дополнительную фору. Ведь сила Ангелы как политика — в «серости» и нерешительности. В умении взять паузу, не сказать ни да, ни нет, заставить коллег суетиться и совершать ошибки, а затем, выстрадав все «за» и «против», возглавить общественное мнение. Меркель не обладает «мужской» харизмой Тэтчер или Хиллари. Но, с другой стороны, именно такое вот «женское поведение», принимаемое всеми за слабость, когда-то позволило ей незаметно выдвинуться на первые роли в партийной иерархии и стать преемником самого Гельмута Коля.

Если же сейчас, будучи на посту канцлера, Меркель считает какое-либо решение обоснованным для развития Германии и, в более широком смысле, общеевропейского дома, то все остальное отходит для нее на второй план. Нерешительность, таким образом, трансформируется в здоровый взвешенный прагматизм, который является единственно верным управленческим подходом в разноголосой и разноцветной Европе.

Вот почему нас не должна обманывать грозная риторика немецкого канцлера по вопросу о санкциях. Меркель всячески затягивает это решение по одной простой причине. Санкции против Москвы, введение которых активно лоббирует Вашингтон, сдержат экономический рост Германии и всего Евросоюза, попутно поставив крест на политических амбициях Берлина. К прагматизму Меркель примешивается и личная обида. Американские спецслужбы слушали ее телефон 12 лет, и, по всей видимости, подобная практика будет продолжаться. Ведь и Германия, и Евросоюз являются этакими «неполноценными союзниками» США, в отличие от участников программы «Пяти глаз», куда входят пять англоязычных стран, наиболее близких между собой исторически и ментально. 

На том берегу Атлантики не скрывают подозрительно-пренебрежительного отношения к Меркель, часто называя ее «красной». Нет, она не красная. Но Ангела, как первый представитель ГДР на посту канцлера единой Германии, действительно лишена сантиментов насчет «плана Маршалла» и спасительной роли США в послевоенном восстановлении экономики ФРГ. 

Украинский вопрос дает Европе уникальный шанс освободиться от американского диктата. И реакция со стороны Меркель в этом направлении неизбежна, но действовать она будет, скорее всего, как привыкла; подвешивая ситуацию и вынуждая Обаму идти на одностороннее обострение отношений с Кремлем, сохраняя при этом за собой посредническую миссию. 

В свой 60-летний юбилей Ангела Меркель чувствует себя как никогда хорошо. В отличие от Обамы ей действительно некуда спешить. Только 14% немцев верят, что на выборах 2017 года Христианско-демократический союз (ХДС) может привести к победе ее преемник. «Я доработаю этот срок до конца, а потом посмотрим», — ответила Ангела на слухи о своей отставке, запущенные на днях, как считают эксперты, по инициативе недовольного Вашингтона.

Через три года у нее снова будет шанс побороться за кресло канцлера. Германская конституция не ограничивает ее в этом праве. Ангела Меркель — единственный из видных западных лидеров, кто может выстраивать долговременную государственную стратегию, признавая подлинно равными лишь тех мировых политиков, которые способны быть личными гарантами достигаемых договоренностей. Это еще одно обстоятельство, которое сегодня весьма и весьма сближает Москву и Берлин.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть