Аттестат для примы

24.05.2013

Елена ФЕДОРЕНКО, обозреватель "Культуры"

23 Мая правительство РФ обсудило законопроект Министерства культуры об обязательной переаттестации творческих работников. Профпригодность нужно будет подтверждать каждую пятилетку. Основной тезис нововведения — «Не доказал — на улицу!» — вызвал бурные дебаты.

Доказывать, правда, требуется не всем. Список ограничен артистами балета, оперы и драмтеатров. Переаттестация не коснется, к примеру, кинематографистов. Неужели они не творческие работники? А какие? Если посмотреть пару дней кряду мыльные сериалы и глянцевые шоу, то впору кинуться к словарям антонимов, где в противовес слову «творец» представлено «разрушитель». Была бы воля, с них следовало начать, пропустив вперед только дикторско-редакторские команды, проконтролировав их на предмет ударений и знание русского языка.

На самом деле речь идет не о тех, кто выбран на разовые съемки или выступления, а о штатных актерах театров. Тех, кто не докажет уровень своей квалификации (или проигнорирует конкурс), могут уволить даже при бессрочном контракте. Почему вопрос встал ребром — понятно. Во многих театрах поменялись худруки, и они получили в наследство актеров, которые им не нужны. Ведь нельзя же обязать художника писать только теми красками, которые есть в имеющейся палитре. А если для картины надобны недостающие краски? Кто не знает, насколько важна команда, понимающая лидера и его замысел с полуслова? Такую команду ведь надо каким-то образом зачислить в переполненный штат. Стоит признать, что и труппа — отнюдь не бедная овечка, актеры, объединившись, способны, как мощное стадо бизонов, затоптать вожака-назначенца. Примеров новейшая история театра подбрасывает сколько угодно.

Сможет ли будущий закон стимулировать развитие театра? Вряд ли. Нынешний театральный спад связан с отсутствием сильной режиссерской воли. Сказать честно — попросту перевелись талантливые режиссеры. Как класс. Умные спектакли появляются все реже не потому, что актеры не могут качественно сыграть, а потому, что режиссерам нечего сказать. Когда труппа занята интересной работой и создает важные для зрителя спектакли, конфликтов не возникает. Как-то ведь получилось наладить диалог с артистами у Туминаса в Вахтанговском и у Карбаускиса в Маяковке.

Проблема раздутых штатов тоже, конечно, не надумана. Многие труппы — те, что прописаны в крупных городах, — переполнены человеческим балластом. Штат же ряда провинциальных театров не укомплектован. Театры столичные и провинциальные (особенно театры малых городов) — разные миры. Миры перепроизводства и дефицита.

Законопроект сделает актеров бесправными. В число первых жертв могут попасть весьма талантливые актеры, если они не нравятся режиссеру, и он не занимает их в спектаклях. Что же касается театральных «стариков», то удар по ним рикошетом отзовется на институции, называемой «русский репертуарный театр». Где не пустым звуком до недавнего времени были слова «театр-дом», «ансамблевость», «стиль». Все это складывалось благодаря одновременной жизни под одной крышей разных поколений. Кстати, актерам, верой и правдой служившим сцене Императорских театров, назначались пенсии в размере жалованья. Сегодня уволенному из театра «старику» впору отправиться на паперть. На творческую пенсию нельзя прожить. И хотя Минкультуры и заявило на днях, что разрабатывает возможность трудоустройства сотрудников, не прошедших аттестацию, через специализированный интернет-портал, на выходе новый закон втрое обострит социальную незащищенность артистов. Балерина потеряла форму и не может вписаться в ровный лебединый ряд? Конечно балласт. Но есть современный репертуар. Кто-то сможет найти себя в нем, кто-то — нет. Как и кому это решать?

Кто судьи? Худруки? Директорат театров? Чиновники? Восприятие искусства всегда субъективно. Отношение к актеру со стороны руководства — тоже. Каковы критерии: возраст, занятость в репертуаре, характер, творческие амбиции или отсутствие оных? С профессионализмом еще сложнее: в руках одного режиссера актер звучит, как скрипка Страдивари, а у другого — как новодел из арсенала музыкальной школы. Искусство — явление вкусовое, тонкая субстанция, к какой не подходят готовые формулы. Два профессионала смотрят один и тот же спектакль, а мнения разные. Недавно пресса критиковала экспертный совет «Золотой маски», и правильно делала. Но в совете ведь тоже профессионалы.

Так что неминуемо иные артисты окажутся жертвами вкуса, пристрастий и привязанностей тех, кого назначат в арбитры. Вряд ли уволят актера, лояльного к руководству театра. Даже если он не тянет роли, то в массовке ему всегда найдется место, переаттестацию пройдет. Понятно, что подготовленный закон даст козыри театральному начальству и позволит сводить счеты с неугодными, выдавливать дерзких. Как бы не вышло по Достоевскому: исходя из безграничной свободы, придем к безграничному деспотизму.

Прогнозы? В благополучных театрах повторится ситуация второй половины 80-х, когда в рамках всесоюзного театрального эксперимента предпринимали попытку ввести регулярную переаттестацию. В ряде театров по формальным признакам избавились от нескольких человек. Дальше все сошло на нет.

Прежнее трудовое законодательство оберегало артистов бессрочными договорами. Нынешний законопроект защиту ослабил и вручил руководству рычаг власти. И то и другое не совсем справедливо. Правда где-то посередине. К определенно здравой инициативе по урегулированию взаимоотношений внутри театра при помощи пятилетних контрактов мы пока не готовы.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть