Кожа твоей паспортины

23.05.2014

Владимир МАМОНТОВ, публицист

Дебаты, которые разгорелись вокруг закона о двойном гражданстве, принятого Госдумой во втором чтении, выглядят, если вдуматься, довольно занятно. Инициировал обязательное уведомление о таком не слишком афишируемом факте биографии депутат Луговой, род профессиональной деятельности которого вполне предполагал возможность иметь разные паспорта и обличья. Ну, есть такие работенки. Это вам не слесарь шестого разряда, «Георгий Иванович, он же Гоша, он же Жора». Человек даже с десятком паспортов в некоторых видах госслужбы может принести Родине столько пользы, что на могильный памятник потом не уместишь.

По ходу бурных дискуссий о законопроекте был упомянут господин Тимченко, известный нефтетрейдер, кстати, о своем двойном гражданстве публично уведомивший без всякого закона, а просто отвечая на вопрос делового журнала. Он на совершенно другом, мирном участке, будучи и финским гражданином, трудился во благо, главным образом, России. Косвенное, но убедительное тому доказательство: раз таких, как он, американцы первыми пытаются прижучить своими нелепыми, но малоприятными санкциями, значит, России этот гражданин уж вреда-то, думается, не принес.

Хотя многие рассуждают иначе, и вот тут, как мне представляется, кроется подоплека словесных битв вокруг законопроекта. Проявляются различия во взглядах на судьбу и место России, россиянина в мире. Создается порой впечатление, что обсуждается не скромный закон про уведомительный порядок (всего-то!) двойного гражданства, про бумажку в миграционную службу, а нечто более потаенное, волнующее и на самом деле важное. Затрагивающее. И даже пугающее. Достоевщина какая-то! Когда последняя пленочка вот-вот снимется, стушуется — и на свет Божий вынырнет то ли постыдное, то ли опасное — так, по крайней мере, ведут себя многие противники закона.

И ведь вынырнет. Они ведь, противники, чем бы ни прикрывались, — люди довольно двухходово устроенные, хотя и хитротыловые. Они хотели быть гражданами разных стран нашего разнообразного мира в такой конфигурации, чтоб иметь поменьше проблем и побольше выгод. Ну, приблизительно как в бессмертной песне много поездившего, но не менявшего гражданства композитора Зацепина на слова российского же гражданина Дербенева: «Зульфия мой халат гладит у доски, шьет Гюли, а Фатьма штопает носки». А если страна, гражданство которой выгодно, не приветствует «многоженства», то можно промолчать в тряпочку про Фатьму, что сноровисто и преданно штопает подвытершуюся офшорку где-то на Каймановых. Тогда красавица Зульфия будет все так же гладить и подавать на третье рахат-лукум своего наибольшего благоприятствования: зачем ей, работящей и добродушной, волноваться? Знать про Фатьму? Да и Гюли не обязательно просвещать насчет Зульфии: тем более, что есть такое демократическое уложение, как защита персональных данных. Шей, Гюли, не отвлекайся.

Легко понять, что разные гражданства коллекционируют не для того, чтобы получить побольше обязанностей. От этого деликатного вопроса борцы с невинным законом о ма-а-а-аленьком таком пустячке, всего лишь об уведомлении («Ничего не сделал, только вошел») стараются вообще отделаться. Хотя простой пример: а как они намерены себя вести, если обе милые их сердцу и кошельку родины сойдутся в схватке рукопашной? Выберут ту, что, как рубашка, ближе к телу? На подобные аргументы противники закона машут рукой: что за заскорузлые подходы? Шныряя меж стран, как постсоветские челноки, мы и удерживаем этот мир от рукопашной схватки! Им зачитывают клятву, произносимую всяким новым американским гражданином: «Настоящим я заверяю, что я абсолютно и полностью отрекаюсь от верности и преданности любому иностранному монарху, властителю, государству или суверенной власти, подданным или гражданином которого я являлся до этого дня; что я буду поддерживать и защищать конституцию и законы Соединенных Штатов Америки от всех врагов, внешних и внутренних; что я буду верой и правдой служить Соединенным Штатам; что я с оружием в руках буду сражаться на стороне Соединенных Штатов, когда я буду обязан сделать это по закону; что я буду нести нестроевую службу в вооруженных силах США, когда я буду обязан делать это по закону; что я буду выполнять гражданскую работу, когда я буду обязан делать это по закону; и что я приношу эту присягу открыто, без задних мыслей или намерения уклониться от ее исполнения. Да поможет мне Бог». А они, вместо того, чтобы разрыдаться от умиления, замахиваются на самое святое: на американскую конституцию! Это, говорят, устаревшие, архаичные словеса. Ужас какой — «нестроевая», «строевая»... Зачем нам такое в России, в ХХI веке? Ведь уже и офшорка выдумана, и толерантность, и плоскостопие.

Вообще-то ничтожно мало найдется таких людей, чтобы не желали себе пользы и облегчений. Пятилетний шенген, заработанный поездками в Европу, очень упрощает жизнь, по себе знаю. И, честно говоря, не сильно верю в законы, которыми Дума, сама полная разнообразными «хитротыловыми», то и дело пытается окоротить то чиновника — за заграничные счета, то блогера — за вольнодумство. Граждане России, по моему разумению, сами, без думской вечной истерики должны широко внедрять американский опыт, служить, нести, не уклоняться, защищаться от врагов, внешних и внутренних. Стремиться сделать свою родину максимально удобной, демократичной, сильной, красивой, привлекательной. Мировых стандартов страной. А кто так не считает, тому Дума не поможет. По-моему, он вообще не гражданин — какого бы цвета ни была кожа на его паспортине.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть