В списках значатся

19.04.2013

Вячеслав НИКОНОВ, председатель Комитета Государственной думы РФ по образованию, декан факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова

«Список Магнитского», опубликованный на днях, свидетельствует о нежелании администрации Барака Обамы обострять конфликт между США и Россией. Ведь среди восемнадцати персон, оказавшихся в этом перечне, нет ни одной фамилии, известной широкой публике. Закрытая часть списка еще меньше — не больше десяти человек. Единственная известная фигура среди них, по информации газеты New York Times, — Рамзан Кадыров. В США выходит много публикаций, где глава Чеченской республики обвиняется в нарушении прав человека, в похищении людей, так что Кадыров является излюбленной мишенью и американских средств массовой информации, и российских правозащитников. А потому ничего неожиданного в том, что прозвучала его фамилия, нет.

Если бы в Вашингтоне превалировало желание обострить отношения с Россией, то список бы существенно расширился. Хотя, с другой стороны, если бы в США возобладало желание их нормализовать, то он бы вообще не появился. Сам факт наличия «списка Магнитского» гораздо важнее его размеров. Подобные списки составляют только для таких «стран-изгоев», как Северная Корея, Иран или Беларусь, с которыми отношения были и так уже окончательно испорчены. И никогда не применялись против великих держав.

Даже в самые напряженные годы «холодной войны» подобных списков не было ни в советско-американских отношениях, ни против каких-либо других стран, в том числе тех, где демократией и не пахло. Данный шаг в отношении России можно рассматривать только как подчеркнутое, осознанное оскорбление. Ни у кого из фигурантов «списка Магнитского» явно нет никакого имущественного интереса в США. Я сомневаюсь, что кто-либо из этих работников тюрем и следственных органов летает на уикенд за океан либо имеет там недвижимость. Речь идет именно о престиже нашей страны, о престиже державы.

Ничего хорошего от нынешней ситуации я не жду. Развитие в лучшую сторону маловероятно, потому что теперь ежегодно 12 апреля Конгресс США, как положено по закону, будет требовать обновления «списка Магнитского». Каждый раз эта дата станет очередной точкой напряжения. Американская сторона будет готовить новый список, а Россия — выдвигать свой ответ. Расширятся ли эти перечни, будет зависеть от отношений между нашими странами, от того, кто сядет в Белом доме, от настроений в Госдепе — в общем, от произвольных обстоятельств. Никаких объективных критериев внесения в «список Магнитского» и исключения из него не существует. Это — ящик Пандоры, из которого постоянно будут вырываться проблемы для двусторонних отношений, тем более что возник постоянный соблазн данный список пополнять.

Варианты развития отношений между нашими странами не определяются только выбором между Республиканской и Демократической партией США. Возможных стратегий гораздо больше — ведь в США существуют несколько школ внешнеполитической мысли. Например, Обама принадлежит к школе либерального интернационализма. Представители другой школы — неоконсерваторы — доминировали в администрации Буша. Это именно они сейчас заявляют, что «список Магнитского» должен быть безграничным. Туда, мол, надо записывать всех подряд. Скептически отнеслись к «списку Магнитского» представители реалистической школы, которая ассоциируется с именем Генри Киссинджера. Об этом свидетельствуют, например, комментарии американского политолога Дмитрия Саймса. Однако ни одна из школ не оспорила само появление «списка Магнитского». Данный факт беспрецедентен и означает нанесение долгосрочного урона российско-американским отношениям.

Наш ответ зеркален по своему размеру, но не симметричен. Ведь если в американском списке — в основном те люди, кто имел отношение к делу Магнитского, то в нашем перечне видны две главные составляющие. Во-первых, это «список Гуантанамо» — те люди, которые имели отношение к выстраиванию системы пыток в спецтюрьме, начиная с руководителя аппарата бывшего вице-президента США Дика Чейни. Напомню, что на протяжении многих лет в Гуантанамо содержатся сотни людей без суда и следствия, без соблюдения процессуальных норм. Вторая категория — те, кто причастен к делу Виктора Бута и Константина Ярошенко.

В перспективе наш список может быть расширен. В частности, за счет множества лиц, виновных в совершении военных преступлений в Ираке и Афганистане. Достаточно сказать, что в ходе американских «антитеррористических мер» в этих странах от бомбежек с беспилотных самолетов без суда и следствия погибли тысячи — лишь по одному подозрению, зачастую совершенно беспочвенному. Лично для меня очевидно, что люди, совершающие военные преступления, преступления против человечности, не должны въезжать в нашу страну. И это имеет гораздо больше отношения к нарушению прав человека, чем «список Магнитского».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть