Дети Дон Кихота

16.04.2013

Игорь ДМИТРИЕВ, обозреватель "Культуры"

«CHAVEZ NO SE VA!» — «Чавес не уйдет!». Рефрен песни, популярной еще при жизни экс-президента, точно отражает итоги выборов нового главы Венесуэлы. Они должны были дать ответ на принципиальный для всего мира вопрос — можно ли удержать страну на социалистических рельсах после того, как уходит из жизни лидер ее революции? Или капиталистический реванш неизбежен, как это, увы, уже происходило в XX веке на другом континенте? Победа Мадуро, одержанная пусть и с минимальным перевесом, продемонстрировала, что дело Уго Чавеса «живет и побеждает».

«Стихи и проза, лед и пламень»... Выбор между Мадуро и Каприлесом предельно четко обнажил два противоположных варианта развития страны, которая в последние годы стала флагманом мирового альтерглобалистского движения. На одной стороне — бывший водитель автобуса и профсоюзный вожак, при жизни Чавеса назначенный вице-президентом, а следовательно — преемником. На другой — выпускник Колумбийского университета (США), экс-бургомистр Баруты, поселка богатеев в городской черте Каракаса, а ныне губернатор штата Миранда, главный противник Чавеса на его последних победоносных президентских выборах.

Мадуро поддерживали бедные, простые венесуэльцы, деятели искусства, врачи, учителя и сторонники левой идеологии со всего мира. Каприлеса — бизнесмены-богачи, американский «Фонд за демократию» и «Агентство США по международному развитию», а также германский Фонд Конрада Аденауэра. В итоге с минимальной разницей — 50,7 % на 49,1 % — победил Мадуро.

Тут же обвинивший противника в «фальсификациях» Каприлес потребовал пересчета голосов. И что, вы думаете, ответил ему и.о. президента? Проигнорировал заявление неудачливого претендента — дескать, всё, поезд выборов уже ушел? Отнюдь — Мадуро спокойно дал согласие на пересчет голосов. Ему нечего опасаться — ведь честность в политике всегда была принципиальна для Чавеса. А, значит, и для его идейного наследника.

Всей своей жизнью Чавес на деле доказал, что фразу «Политика — это грязное дело» придумали те политиканы, кто не хочет, чтобы им мешали вершить свои корыстные делишки. Никто из недругов не смог уличить его во лжи, даже по мелочам. Ну нет таких фактов, и всё. Взять хотя бы инициированный в 2004 году экс-президентом референдум о существенном расширении его полномочий и снятии ограничений по количеству сроков на посту главы государства. Инициатива Чавеса не прошла, поскольку набрала лишь 49 % голосов. Представляете? Президент не смог обеспечить правильные результаты референдума, натянув себе какие-то жалкие 2 %… Но Чавес был настоящим демократом, отстаивавшим принцип свободы слова, уверенным, что побеждать надо лишь в честной борьбе. На всех выборах он шел против шквального медийного огня. Практически все печатные издания работали против президента — немыслимая вещь для многих стран, считающих себя демократическими.

Покойный полковник был настоящим романтиком от революции. Только убежденный романтик мог обратиться к венесуэльскому народу со словами: «Мы все должны прочесть «Дон Кихота», чтобы проникнуться духом этого борца, который пришел в наш мир сражаться против несправедливости!» На улицах 24 городов страны населению бесплатно раздали миллион экземпляров великой книги Сервантеса. Эта акция получила название «Операция Дульсинея». Как и литературным благородным рыцарем-идальго, Чавесом двигала любовь к людям, стремление к социальной справедливости, настоящая, а не показная забота о народе. В нынешней Венесуэле это видно на каждом шагу.
Национализированы нефтяная и цементная промышленность, энергетика, телекоммуникации. На деньги, вырученные от продажи газа и нефти, открываются бесплатные больницы и университеты. Под символические проценты выдаются кредиты самоуправляющимся фабрикам и кооперативам. В трущобных городских районах появились водопровод, подъемники-фуникулеры, магазины с фиксированной низкой ценой на товары первой необходимости, интернет-кафе, культурные центры. Детей трущоб нынче учат игре на фортепиано. Всего в Венесуэле действуют 27 (!) социальных программ — начиная от бесплатной медицины и заканчивая высокими минимальными зарплатами.
Крестьяне, получившие бесплатные земельные наделы, теперь ставят фото Чавеса рядом с Распятием. 300 000 коренных жителей страны — индейцев — впервые получили права на земли своего традиционного проживания. Именно поэтому, когда в 2002 году в Венесуэле был устроен военный переворот, свергнувший Чавеса, миллионы людей вышли на улицы Каракаса с требованием освободить арестованного президента и организовали «Боливарианские комитеты». В итоге путч провалился, и Чавес триумфально вернулся к власти.

Победа Мадуро была обеспечена именно этим кредитом. Толпы людей на улицах Каракаса размахивали плакатами с изображением бывшего президента, скандируя «Чавес, клянусь тебе, я проголосую за Мадуро!». А за час до объявления результатов выборов несколько тысяч его сторонников собрались рядом с местом захоронения экс-президента.

Однако впереди самое трудное — удержать знамя революции. Ведь на стороне ее противников, как показали выборы, — почти половина населения страны.

Еще при жизни «Дон Кихота Венесуэльского» жители Каракаса писали граффити: «Если Чавеса убьют, он вернется миллионами». Ближайшее время покажет, удастся ли Мадуро продолжить дело учителя. Тогда и сбудется лозунг «Chavez no se va!». Чавес не уйдет.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть