Мамонтенок и овечка Долли

27.03.2014

Сергей ЛЕСКОВ, обозреватель «Культуры»

Урок истории в том, что самые важные события порой оказываются недооцененными и вовсе незамеченными современниками. Вот попалась короткая депеша из Якутии о том, что при вскрытии очередного мамонта, выкопанного в вечной мерзлоте, была обнаружена темно-бурая жидкость, которая оказалась гемолизированной кровью с гемоглобином и ядрами лейкоцитов.

Сенсация не в том, что найден мамонт. Останков мохнатых родичей слона в разных музеях — как древних монет. И не в том новость, что ученые возмечтали клонировать животное, вымершее 10–15 тысяч лет назад. Наконец появилась надежда обрести не поврежденную временем ДНК мамонта. Если это подтвердится, можно воспользоваться технологиями, которые опробованы на нескольких видах млекопитающих. Хотя по размеру никто на мамонта и близко не тянул. 

Суть клонирования состоит в получении целых соматических клеток мамонта и имплантации их в яйцеклетку индийской слонихи, которая будет вынашивать клон мамонта, как родимое дитя, не подозревая, что превращена в инкубатор. Хотя риск отторжения плода остается очень высоким.

Наиболее деликатные манипуляции с генетическим материалом будут проводиться не в России, но с участием российских ученых. Мы пожинаем плоды запрета генетики в 1940–1950-е годы, а также замораживания науки в 90-е. В итоге в глобальном международном проекте «Геном человека» Россия участвовала пассивно, а на финальном этапе и вовсе прекратила сотрудничество. По оценкам, утечка мозгов в области генетики из России не уступает эмиграции физиков. Работы по клонированию мамонта, чем бы они ни закончились, позволят российским генетикам подтянуться до мирового уровня.

Российские научные центры заключили два соглашения по клонированию мамонта. Одно — с Японией, второе — с Кореей при участии Китая. Первое действует уже с 2003 года, но особых успехов не видно. Лучший белковый материал, оказавшийся в распоряжении ученых, был фрагментом костного мозга и датировался 200 тысячами лет. Выяснилось, что образцы ДНК сильно повреждены — при таких обстоятельствах даже самая заботливая слониха не поможет. Ученые пришли к единому мнению, что успех зависит от степени сохранности нуклеиновых кислот. Лучший образец ткани был найден на берцовой кости в Музее мамонта при Научно-исследовательском институте прикладной экологии Севера. Назначенный срок в пять лет еще не прошел, и группа предпочитает не распространяться о ходе исследований. Если начистоту, генетики из Рослинского института в Шотландии, где была клонирована историческая овечка Долли, оценивают шансы на оживление мамонта в скромных пределах 1–5%. Сложность в том, что для успеха необходимо извлечь из вечной мерзлоты до 100 тысяч неповрежденных клеток мамонта, а такого клада палеонтологи никогда не находили.  

Но есть еще второе соглашение — с Кореей. Эксперименты рассчитаны на 10–20 лет. Заметным персонажем проекта является профессор Хван У Сук, чемпион по скандальной известности среди ученых. Хван У Сук в середине 2000-х годов стал героем знаменитых научных фальсификаций. В родной Корее профессор пользовался почтением, как Дарвин в Англии или Эдисон в Америке, но всплыли связи с мафией, финансовые аферы, гигантские растраты, операции на черном рынке и — что для ученого самое страшное — подделка опытов по получению стволовых клеток из клонированных человеческих эмбрионов. Хван У Сук лишился регалий, вне подозрений остались лишь клонированные ученым собаки и койоты. Хван У Сук удалился в свое имение, чтобы заниматься наукой самостоятельно, но мамонты вернули его к активной жизни.

Как бы ни закончились эксперименты по клонированию мамонта, сам факт этих работ подтверждает, что именно генетика, а не электротехника, как в XIX столетии, и не ядерная физика, как в веке минувшем, превратилась в область революционных прорывов в науке. Сегодня в умах граждан именно генетика олицетворяет страх перед бурным прогрессом. И одновременно — открывает головокружительные перспективы. Ученые экспериментируют уже не над безотказной мухой-дрозофилой, а над высшими млекопитающими. Генетически модифицированные продукты и медицинские препараты — в каждом магазине, в каждой аптеке. Продовольственная проблема отступает, возможно, подступают другие. Корректировка «неправильных» генов, борьба с неизлечимыми генетическими заболеваниями, а также принципиальное расширение возможностей организма путем, например, клонирования запасных органов и выращивания тканей... Масштабы этой революции трудно охватить глазом. 

Что касается клонирования сложных организмов, то на успех ученые пока смотрят с пессимизмом. Все полученные твари, даже лягушки, не говоря об овечке Долли, были хилыми и нежизнеспособными. Интересно, что скажет мамонт, когда встанет на ноги.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть