Прямо в Мойку, прямо в Мойку...

28.11.2019

Марина КУДИМОВА, писатель

«Экскурсия» в переводе с латыни значит «поездка». Пешая экскурсия — путешествие — в современных учебниках определяется как «форма отдыха, развлечения и установления коммуникативных связей». А в педагогических пособиях советского времени она относилась к форме идейно-нравственного воспитания населения. Какое занудство! То ли дело квест по Третьяковке с двумя героями — Масляной Краской и Холстом! А можно так: «Нетривиальный Петербург, или Пятый элемент Питера». Ведь квест-туризм набирает обороты не только в Москве. Четыре элемента — мосты, подвалы, дворы и крыши, а пятый — секретный. Интересно, как обеспечивается безопасность туристов, скачущих по питерским крышам? Может, коммерчески привлекательнее переименовать тур в «Увидеть Петербург — и умереть»?

Смерть становится самым лакомым куском информационного поля. Секрет любой успешной истории — сторителлинга — заключается в развлекательных приемах подачи чего угодно. Ради этого 24 ноября некто Д. Витушкин и М. Уваров за 700 рублей повели группу на экскурсию под названием «Кровавый Петербург». В анонсе читаем: «Единственная экскурсия о самых жестоких убийствах, которые происходили в центре Петербурга в XIX–XXI вв.». Заметим: в Москве средняя цена двухчасовой пешей экскурсии или, как модно выражаться, «локации» — 400–500 рублей. Разве история Белокаменной менее кровавая? Нет, но именно Санкт-Петербург — туристическая столица России, город, полный тайн и трагедий, имперского величия и краха. Есть где разгуляться и экскурсантам, и экскурсоводам!

Как пишет один из питерских гидов: «Конечно, без рассказа о каком-нибудь убийстве не обойдется ни одна даже самая нейтральная экскурсия по Петербургу — для этого достаточно проехать мимо дворца князей Юсуповых на Мойке или сделать остановку перед Спасом на Крови». Подобных туристических маршрутов в Петербурге множество. Но «фишка» последних веяний в том, что, хотя убийство Распутина во дворце Юсупова входит в программу новоявленных «краеведов», Мойка с недавних пор ассоциируется не с противоречивым старцем и даже не с последней квартирой Пушкина. Эта речка отныне вызывает в головах стойкие связи с доцентом-реконструктором Олегом Соколовым и его несчастной жертвой. И тут расторопность Витушкина с Уваровым нельзя недооценить.     

Но почему столь резонансная экскурсия — единственная, если тема влечет к дому №82 по набережной Мойки тысячи зевак? Ну, во-первых, «единственность» — синоним уникальности, лукавый маркетинговый ход. Во-вторых, тут присутствует плохо скрытая запятая по части закона. Гид обязан получить общегородскую лицензию. Конечно, в турбизнесе полно «нелегалов», которые несут невзыскательному потребителю всякую чушь. К примеру, что Петр I был женат на Екатерине II. Или что горы называются Воробьевыми потому, что там клялись друг другу в вечной любви Герцен и Воробьев (отчего-то именуя так Н.П. Огарева). Неведомо, обладают ли правом водить туристов по «кровавому» маршруту Витушкин и Уваров, зато известно, что однократная, да к тому же пешая, экскурсия лицензии не требует. Так, вышли с сотней друзей погулять — и разговорились на актуальную тему расчлененки. Самый знаменитый бомж Петербурга Вячеслав Раснер, выучив наизусть путеводитель, годами водил экскурсии по Невскому. К нему в очередь за месяц записывались. Конечно, на деятельность экзотического старика гуманные правоохранители закрывали глаза. А в случае с доцентом и аспиранткой и внимание следственных органов есть риск привлечь.

Но остановиться хотелось бы как раз на экзотике. Развлекательность в любых видах сегодня все чаще подменяет не только процесс познания, но и эмоциональную сферу. Ладно, допустим, поколение гаджетных школьников невозможно заинтересовать шедеврами живописи, иначе как нарядившись Холстом и Краской. Однако инфотейнмент (объединение «информации» и «развлечения») царит и во взрослом мире. Самые драматические новости подаются с «прикольными» заголовками, насколько хватает фантазии у копирайтеров и хедлайнеров. Правда, зачастую заголовщики и обработчики теряют нюх. Как бы подошла к истории новых Наполеона и Жозефины строчка из «Мойдодыра»: «Прямо в Мойку, прямо в Мойку с головою окунут!»

Трагедия не может быть пошлой. Это пошлость напрочь лишена трагизма, пуста изнутри, как конфетная обертка со съеденным содержимым. Пошлость — это когда игровые технологии применяются к случаям, по определению не игровым. Но homo ludens, человек играющий, ищет развлечений хоть в пятом элементе, хоть в третьем глазу. И получает безотказно, потому что «из всех искусств важнейшим» для нас является «Игра престолов» — идеальный суррогат постановочных, ненастоящих ужасов. Раздвигание границ развлекательности — не такое безвредное занятие, как может показаться. Ненастоящим кажется уже и подлинное. Когда на Дубровке на сцену вышли террористы с автоматами, многие в зале решили, что это режиссерский прием.

«Они пугают, а нам не страшно», — сегодня самый популярный вид психотренинга. Возгонка развлекательности прямиком ведет к адреналинозависимости, поиску приключений, добровольному самоистязанию негативными, но скоропреходящими впечатлениями. Остальное — невыносимо скучно, а за скучное никто платить не будет. Технология must see — то, что нужно всего лишь увидеть, а не пережить. «Подайте веселенького, дайте сладенького», — как когда-то пела Умка. Вот и экскурсоводы, музейщики, библиотекари постепенно превращаются в клоунов. Но культура начинается там, где не ищут «сладенького» и не маются «скучненьким», где чувствуют, а не получают за деньги «впечатления». Этак скоро и на Мойке, 12, в день памяти Пушкина к собравшимся зрителям выйдут Наталья Николаевна с Жуковским и начнется квест «Найти и обезвредить Дантеса»!


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть