Елочка, уймись!

28.11.2019

Владимир МАМОНТОВ, журналист

Каждый год в декабре начинаются подсчеты: сколько тратят мэрии на елки, гирлянды, подсветки и игрушки, а сколько этими деньгами можно было бы «закрыть» более насущных трат. В этом году прогремела елка, которую монтируют в Кемерово: за 18 миллионов рублей воздвигнут модный теперь световой конус, весьма отдаленно напоминающий рождественское дерево.

Много это или мало? Кремлевская ель, заметим, стоит дешевле — правда, без учета доставки. В городе, где хорошо помнят трагедию в торговом центре «Зимняя вишня», когда на пожаре в марте 2018 года погибло 60 человек — из-за копеечной «экономии» на противопожарной и иной безопасности, уже подсчитали, что на эти деньги можно усовершенствовать все торговые центры и прочие места скопления публики так, чтобы и сигнализация вовремя сработала, и шланги от гидрантов дотянулись куда надо. А еще это школьное питание на год вперед, расселение аварийного жилья — сотни квадратных метров, доплата пенсионерам, ремонт отопительной системы, трубы ни к черту — да мало ли куда можно в нашей стране истратить 18 миллионов рублей с большей пользой, чем гора мигающих светодиодов?

В других городах тоже на новогодние блестки потратят немало: тут елочки стоят миллионов по 5–10. Про Москву я лучше промолчу, а то пример с Кемерово враз поблекнет и скукожится: столица миллиард на новогодние праздники потратит, никак не меньше. И результат мы, что ни говори, видим: туристы рты забывают закрыть на неделю, когда попадают в Москву предновогоднюю. Куды Европе? Венам с Парижами? Темные закоулки!

Но тут ведь вот какое дело… У многих создается ощущение, что непомерно дорогая блескучая елка служит некоей шутихой, навязанным праздником (опять за деньги налогоплательщиков, кстати) там, где вчера повысили пенсионный возраст. Где цены ежедневно растут. Где деньги несчастным детишкам, больным редкими болезнями, собирать призывают тех, кто своим не успевает сопли вытирать. Где воровство на строящемся космодроме Восточный лично пресекает президент — уже второй раз пресекает. Где пропасть между богатыми и бедными — чуть ли не самая глубокая в мире. А уровень доходов стариков замыкает первую пятидесятку.

Интересно и вот что: лидер по расходам на Новый год на душу населения у нас вовсе не Москва. А Ханты-Мансийск: там в позапрошлом году потратили свыше 220 рублей. Потом идет Салехард. Москва с 75 рублями вообще третья! В Волгограде и до рубля недотянули — 90 копеек! Зная эти цифры, уж и охолонешь чуть, слушая разговоры: «Эх, лучше бы людям раздали!» Не озолотились бы мы с вами.

Однако курочка по зернышку клюет. Вопрос к тому же не только в том, сколько потратили, а как. На что. «Скорбное бесчувствие», с которым ухарские празднества у нас порой сочетаются с социальными прорехами, должно быть прежде всего замечаемо. Его надо бы элите, чиновникам, лидерам общественного мнения кожными покровами ощущать — нет, не получается пока. Самый яркий тому пример — благотворительные мероприятия по сбору денег тонущей Венеции. Во-первых, это красиво: вспомоществование Европе! Тулун тонет — хоть бы кто ворохнулся. Ринувшимся помогать итальянскому городу, стоящему на сваях из сибирской лиственницы, хочется заметить: а ведь это прямо по Фрейду. Это, граждане, подсознание включилось. Вот за что сердце-то ваше болит. Вот где родные места. Вот где будущее — я не только ближайшие рождественские каникулы имею в виду.

При этом никто не ставит вопрос так: пусть Венеция тонет, туда ей и дорога, а Новый год давайте встретим в стиле мрачного Средневековья, в режиме строжайшей экономии, с лозунгами осажденной крепости. Да и не получится у нас. В материальном плане народ знавал и куда худшие времена, а стол новогодний бывал богат и достоен, и елочка зажигалась, и «Ирония судьбы, или С легким паром!» шла себе фоном. Да и не умеем мы, как в Европе, праздновать с протестантской скромностью. Тут уж будьте покойны: и ракеты китайские полетят из всех углов, и песни зазвучат, пусть не всегда стройно, но громко и от души, и на шампанском никто экономить не будет.

Вопрос, мне кажется, масштаба празднеств, их человеческое наполнение: если ребенок не сможет дотянуться до ветки, чтобы повесить на елку свою игрушку, нужна ли такая елка? Зачем нам зеленая «искусственная, на железном каркасе», высотой с несбывшийся проект Дворца Советов? Что она символизирует? Сияющую чиновничью цитадель, до которой не дотянуться, не дозвониться, не достучаться?

Не хотелось бы.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть