Всем чертям назло

11.11.2019

Станислав СМАГИН, публицист

Новый выпуск своей авторской телепрограммы «Бесогон» Никита Михалков посвятил скандальной свадьбе Ксении Собчак и Константина Богомолова. Да, в целом шум поутих, но порой именно это и требуется, чтобы высказать мнение взвешенно, обмыслив не только само событие, но и реакцию на него других людей.

Хотя, полагаю, сейчас Никита Сергеевич думает о бракосочетании, оказавшемся шабашем и гордо названным так самими его участниками, ровно то же, что и по горячим следам. Полное морально-нравственное разложение творческой «элиты», зачастую являющейся «элитой» еще и политической, но ровно в тех же жирных кавычках. Разудалый постмодернизм, столь крепко переплетающийся с кощунством, что уже и не разобрать, где одно, а где второе. Стремление поглумиться и опошлить как святые таинства вроде венчания, так и сакральные для любого русского, даже не вполне религиозного, места — ​в данном случае, храм Вознесения Господня, где венчался Пушкин, бывал на службах Суворов, где отпевали Щепкина и Ермолову. Обо всем этом сказано, и практически все это понимают.

Но были обозначены в свежем «Бесогоне» и прочие моменты, причем требующие от верующего человека, да еще и консервативных воззрений, определенного мужества. В первую очередь внутреннего — ​не перед окружающими, а перед самим собой. Речь о роли нашей Православной церкви, оказавшейся при свадьбе Собчак и Богомолова не только жертвой, но и — ​даже говорить такое не хочется — ​в определенном роде соучастницей. Иерархи РПЦ сначала сквозь пальцы посмотрели на сам факт венчания многократно, публично, подчеркнуто и тяжелейшим образом грешных людей, да еще и на венчание в непростом храме, где, как верно подметил Михалков, обывателю еще надо постараться, чтобы получить право на какое-либо таинство. Затем же, когда все обернулось омерзительным фарсом, комментарии официальных спикеров, при общем признании ошибки, были весьма невразумительными. Религиозный человек может разочароваться в светских властях, но Церковь и священноначалие — ​для него оплот мировоззренческой стабильности, ибо если и с ними что-то не так, и ты это вдруг осознаешь, то кому же верить вообще? Поэтому призыв к обществу честно и открыто поговорить с Церковью и о Церкви, конечно, заслуживает уважения.

Но, конечно, социуму не худо бы посмотреть и на себя в зеркало. Да, Церковь призвана в идеале быть не слепком с общества, а его ориентиром, поводырем, указателем в сторону должного на нелегком пути от сущего. И все-таки очень во многом она именно слепок, а люди в рясе — ​в массе своей те же, что и без рясы. Последние же не только венчаются, но и крестят детей, абсолютно не понимая сути таинства, да еще и могут возмутиться, если батюшка на предварительной беседе спросит про знание Евангелия, — «мы ребенка крестить хотим, причем тут это».

Те, кто посознательнее и все-таки понимает связь между первым и вторым, затем, когда дети подрастают, отстаивают их право на школьное обучение ОПК в спорах с антиклерикалами. Но при этом не контрастирует ли православная насыщенность образования с атмосферой вне школьных стен, и особенно с телевизионно-медийной картинкой, где собчаковское детище даже не самый разнузданный продукт? Чем в школе слушать проповеди, рассаживаясь, к слову, на уроках по классово-имущественному признаку, затем по телевизору смотреть «Дом‑2», а в довершение наблюдать в интернете за тем, как новоявленная чета разъезжает в катафалке и танцует нечто несусветное под аплодисменты высокопоставленных чиновников — ​лучше уж ценностно усредненный вариант с меньшими контрастами.

В конце программы Михалков упомянул «Бесов» Достоевского — ​суть отсылки предельно понятна. Радикально-нигилистическая угроза ведь по-настоящему страшна для общества, где прежние устои размыты и остаются разве что в виде оболочки, обертки, да и ту мало кто всерьез воспринимает. Вспомните, как в «Солнечном ударе» Михалкова пытливый подросток лет за десять до революций 1917-го спрашивает мимолетного знакомца-офицера, точно ли существует Бог, но тот, занятый волнительным любовным приключением, отвечает невразумительно, вроде — ​есть много точек зрения. В результате подросток становится комиссаром и палачом того самого офицера.

Хочется верить, что сегодня любой сознательный родитель, да и вообще взрослый человек, на вопрос пытливого ребенка «а точно ли свадьба Собчак — ​гадость и пошлость, а не креативный перформанс?» ответит утвердительно и уверенно. Тем более, что нынешние нигилисты готовы ниспровергнуть Бога даже не ради строительства Царства Божиего на земле, а только ради «хайпа» и «лайка».


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть