Свежий номер

Оговорка по Батьке

07.11.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

В интервью казахстанской телекомпании Александр Лукашенко вспомнил битвы, прошедшие с 1812 по 1941 год по территории Белоруссии, и грустно резюмировал: «Это не наши были войны, тем не менее горя хлебнули». Хозяин Минска в очередной раз до невозможности удивил.

В русском языке выражение «это была не наша война» подразумевает страдательный залог: когда сражаются некие две стороны, и от чужой битвы мучается третья, непричастная. Никакого иного семантического смысла данное выражение не имеет. Поэтому заявление Лукашенко вызвало в общественном мнении оторопь.

Сейчас во многих странах становится модным ревизовать итоги Второй мировой. В Германии власти озабочены ростом неонацистских настроений, в странах Балтии проходят марши ветеранов Ваффен-СС, на Украине в годовщину освобождения от гитлеровской оккупации умудрились возле памятника погибшим красноармейцам выставить почетный караул в эсэсовских мундирах. Процессы поиска национальной идентичности в Европе приобретают босховские очертания.

Но Белоруссия!? Где во время Великой Отечественной погиб каждый третий, которая являлась непосредственной целью группы армий вермахта «Центр», где реализовывался людоедский план деславянизации с задачей создания генерального округа в составе рейхскомиссариата Остланд. Где развернулось самое грандиозное в истории всенародное партизанское движение. Это для нее была чужая война?..

Да, Лукашенко, если говорить словами Высоцкого, известный «краснобай и баламут». Интернет заполнен подборками его аляповатых выступлений по разным поводам. Но в интервью казахстанским друзьям случился явный «перегиб и парадокс»: для россиян и белорусов память о войне — ​вещь священная, и странное толкование ее устами главы государства не могло остаться незамеченным.

Оно и не осталось. Российский премьер Дмитрий Медведев выразил откровенное изумление: «Наши отцы и деды защищали нашу землю. Это не участие в чужих войнах!» Дипломированный историк Лукашенко никак не может не знать, что в страшном котле Великой Отечественной никаких специальных национальных разделений не делалось — ​это было страшное испытание для всех народов СССР.

Однако комментарий Медведева вызвал в Минске настоящую бурю эмоций. Пресс-секретарь белорусского президента Наталья Эйсмонт заявила, что слова ее патрона вырваны из контекста, искажены и вообще не так поняты: «Все предельно ясно: говоря об этом, президент имел в виду, что навоевались — ​и Беларусь, и Россия — ​хватит!» Далее госпожа не преминула упомянуть, что Москва ранее сама отрекалась от памяти войны, сообщила, что «сегодня наши страны погрязли в бесконечных переговорах по нефти, газу и даже продуктам питания», и указала, что эти-то вопросы и надо решать премьеру России, а не «вспоминать седые времена». Тут пазл «непонятого» выступления Лукашенко и сложился.

Конечно, президентскому пресс-секретарю отчитывать чужих премьеров не по протоколу, но спишем это на странные обычаи братской державы. Однако внезапный переход в выверенном комментарии от давних сражений к поставкам углеводородов и таможенным пошлинам — ​прямой намек. Чтобы Лукашенко не так поняли, он должен был изначально неверно выразиться. Но для Александра Григорьевича русский язык — ​родной, еще в советские времена будущий президент получил два высших образования и имеет гигантский опыт публичных выступлений. Он не мог допустить такой ошибки ни с грамматической, ни с политической точки зрения. Тем более, что затем Лукашенко повторил сомнительный тезис еще раз — ​уже на встрече с высшим генералитетом: «Мы навоевались, в чужих войнах мы всегда теряли больше, чем кто-либо, в этих войнах, начиная с Наполеона, свою экономику, своих людей, и я еще раз подчеркиваю: это были не наши войны». Не оговорился Батька…

Что ж, союзное государство, братский народ, отсутствие языковых, таможенных, понятийных барьеров — ​мы уже долгие годы стоим на пороге полноценной интеграции. России нужен такой друг и союзник, привычка жить в большой стране-семье или на худой конец в коммунальной квартире сохраняется в национальном менталитете.

Поэтому хорошему соседу разрешается и прощается очень многое. Например, строить экономику за счет реэкспорта российских углеводородов или сильно смахивающих на контрабанду поставок, мягко говоря, нехарактерных товаров (мем «белорусские креветки» не уходит из рунета уже многие годы). Пользоваться куда более льготными условиями, чем субъекты РФ. И при этом постоянно декларировать свою полную государственную независимость.

Однако внешние факторы заставляют Россию постепенно наводить порядок внутри собственного экономического пространства. Странно было бы ожидать, что для Белоруссии станут делать исключение. Но на каждую попытку закрыть ту или иную «черную дыру» в экспортно-импортных операциях следует асимметричный ответ Лукашенко — ​от угрозы возбудить уголовное дело на российского чиновника за клевету на белорусские продукты до обещания отказаться от российского газа; от открытия безвизового въезда для иностранных граждан (при свободной границе с нами) до совсем уж странного призыва «молиться на НАТО в Украине». Александр Григорьевич регулярно намекает, что позиция его страны может стать куда более прохладной по отношению к России.

Вот и «не наши войны» — ​это совсем не о Великой Отечественной. Дело в том, что в 2020 году наступает завершающая стадия налогового маневра в российской нефтеперерабатывающей отрасли. Если не вдаваться в экономические детали, то Белоруссия потеряет возможность реэкспорта нашего «черного золота»; покупать углеводороды дешево — ​перепродавать на Запад дорого. Общий объем потерь бюджета для Минска — ​под 60 миллиардов рублей, деньги огромные. Ответом на жалобы Белоруссии стало предложение более тесной интеграции в рамках Союзного государства: своим поможем, а чужие могут закупать нефть и по европейским ценам. Скорее всего, именно эта коллизия и явилась причиной того, что белорусский лидер внезапно стал очень странно толковать историю Отечества, ею своего рода приторговывая…

Выступления Александра Григорьевича — ​часть большой и не очень чистой политики. Президента уже не поняли в России. Есть предположение, что не поддержат его и в собственной стране. Лукашенко стоит остановиться. Потому что это уж точно — ​не его война, однако она, впрочем, грозит иными конфликтами.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел