Свежий номер

Горький урок Нарьян-Мара

04.11.2019

Станислав СМАГИН, публицист

Нарьян-Мар, о котором пел Кола Бельды, редко попадает в поле зрения российских обывателей. А ведь достойные поводы есть — ​в этом году, например, административный центр Ненецкого округа отмечает 90-летие. Увы, в юбилейную пору поводом для внимания федеральных СМИ стало жутчайшее преступление, самое страшное за здешний почти век: даже праздничные мероприятия, намеченные на 4 ноября, отменены — ​«городок не велик и не мал, у Печоры у реки» погрузился в глубокий траур.

В последний день октября 36-летний мужчина ворвался в детский садик «Сказка». Он нанес ножевые ранения шестилетнему мальчику — ​ребенок умер сразу. Вскоре появились кадры допроса преступника, явно находившегося в неадекватном состоянии. Подонок бормочет, что прочел в некоей книге заклинание, обещавшее ему счастье, достаток и вечную жизнь… после убийства какого-нибудь малыша. В полиции говорят, мужчина нигде не работал, давно злоупотреблял алкоголем и даже состоял на учете у нарколога, но многие детали, включая поведение на допросе, наводят на подозрение, что и без иных веществ, изменяющих сознание, не обошлось.

Иногда приходится слышать, что у нас полицейское, пронизанное слежкой и надзором государство. Вот только на деле как получается: в нужное время и там, где жизненно важно, надзора и слежки нет вовсе. Много, например, рассуждают о безопасности школ, но куда меньше об охране детских садов. Хотя самые маленькие наши сограждане беззащитны совсем, насколько это возможно вообще. В «Сказке», правда, охрана была. Но чоповец дистанционно открыл дверь злодею, приняв того за родителя кого-то из ребят. По-моему, подобная служебная несостоятельность граничит с соучастием… Убийственная, непростительная халатность.

Сейчас, безусловно, грядет централизованное усиление безопасности детских садов. Во многих, кстати, в последние дни это происходит стихийно, в виде реакции на беду в Нарьян-Маре. Речь, в том числе, идет о том, чтобы отныне пап и мам допускать внутрь садиков строго по паспорту. Близких родственников — ​по паспорту и доверенности от родителей. Однако не менее важно, чтобы и персонал — ​воспитательниц, нянечек, уборщиков, наконец, охранников — ​набирали не по остаточному принципу, а лучших или хотя бы достойных. Вопрос безопасности детских воспитательных и учебных учреждений должен вновь прозвучать и быть рассмотренным на самом высоком государственном уровне.

Однако проблема шире, чем кажется на первый взгляд. Дело не только «в качестве» работников школ и детсадов, надежных замках и видеокамерах по периметру. Год назад страна тяжело переживала трагедию в керченском колледже, где подросток взорвал и расстрелял более двадцати однокашников. Сколько тогда, по горячим следам, шумели о борьбе с распространением «спайсов» и «солей»! И действительно, бьющей по глазам рекламы — ​типа надписей на асфальте и стенах — ​стало меньше. Но сама проблема не исчезла, просто дилеры стали хитрее, с головой ушли в соцсети. Там же, кстати, можно устроиться и на «работу» закладчиком. Однако реклама наркотиков по-прежнему встречается на зданиях рядом с детскими садиками и школами.

Конечно, правоохранители не сидят сложа руки, но, боюсь, их возможности не совсем соответствуют масштабам национального бедствия. Я отнюдь не призываю взять за пример филиппинского президента Дутерте, который, вступая в должность, намекнул, что у полиции отныне будет негласная лицензия на убийство наркоторговцев, а гражданские активисты смогут их линчевать прямо на месте преступления. Но некая подвижка в сторону решительности необходима. Символично и крайне важно, что буквально на днях Владимир Путин распорядился увеличить ответственность за пропаганду наркотиков в интернете. Список поручений главы государства профильным ведомствам, прежде всего МВД и Роскомнадзору, внушает оптимизм.

Впрочем, у нас имеются проблемы не только с наркодилерами. Хронические алкоголики и наркозависимые опасны тем, что годами существуют бок о бок с нами, являясь миной замедленного действия. В советское время безнадежных прятали в больницу, остальные находились под плотным контролем участковых. Нынче же контроль явно запаздывает. Факт нахождения убийцы из Нарьян-Мара на учете — ​вопиющий пример отношения по принципу «ни то, ни се». Отследить, что человек наркологически неблагополучен, отследили, а что он уже по сути превратился в чокнутого чернокнижника, в чудовище, нет.

Да, основные претензии надо адресовать сотрудникам рокового детского сада, но и со всего общества следует спросить за равнодушие. Многие ли из нас, увидев откровенно преступную надпись, остановятся, чтобы стереть или позвонить в полицию? Многие ли, заметив на улице человека, находящегося под кайфом, потратят пару минут, чтобы выяснить причину? А многих ли волнует безработный с рождения и пьющий по-свински сосед за стенкой, если он не горланит песни в три часа ночи?

Ужас убийства в «Сказке» в том, что Нарьян-Мар — ​совсем небольшой городок, даром что столица округа. Люди здесь, по идее, должны знать друг друга, быть особо вовлеченными в жизнь окружающих. Но, видимо, атомизация и атрофия социальных тканей дошли до предела, и убийцу никто не остановил ни на страшном пути к содеянному, ни на пороге детского садика. Какой-то особый зловещий символизм есть в этой подробности — ​«сотрудник охранного агентства дистанционно открыл дверь». Продвинутая техника у нас появилась вместе со страшной дистанцией между людьми.

Быть патриотом, гражданином и человеком — ​не значит постоянно и пафосно вещать о патриотизме, гражданственности и человечности. Порой для этого достаточно не полениться и не постесняться действовать, увидев, как твой сосед, да просто человек на улице, очень странно себя ведет. Возможно, тем самым спасешь не только его, но и еще чью-то жизнь.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел