Президент Немо

24.02.2014

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель Партии Великое Отечество

«Немо» — по-латыни «никто». Так именовал себя жюльверновский капитан, который, разумеется, только по имени был «никто», а никак не по своей героической сути. Куда хуже, когда происходит с точностью до наоборот: человек именуется разными громкими именами и титулами — президент, гарант Конституции и Верховный главнокомандующий,  — и при этом не выполняет присяги президента, не имеет мужества гарантировать соблюдения Конституции и даже не решается отдать приказ тем, кто готов его выполнить. Да, я, конечно же, о Викторе Януковиче. О «президенте Немо», сумевшем по ничтожеству духа превзойти даже недоброй памяти Александра Керенского, сдавшего без боя разваленную им Россию кучке революционеров. Теперь не повезло Украине: на историческом переломе во главе ее оказался свой «керенский». Так что нельзя исключать и повторения всех печальных последствий минувшего: гражданской войны, отсоединения окраин, иноземной интервенции, проблем с продовольствием и топливом, тотального бандитизма  и т.д.

Не стану перечислять все ошибки Януковича. Назову две главные. Во-первых, патологическое желание усидеть на двух стульях: остаться «своим» для России и сохранить припрятанные на Западе счета. А во-вторых, абсолютная непригодность на роль жесткого лидера в критических для страны условиях. Еще месяц-полтора назад все можно было решить одним-единственным приказом: «Разогнать майдан». Да, были бы жертвы, хотя и в разы меньшие, чем теперь. Да, пропали бы зарубежные счета и надолго закрылся бы въезд в Европу. Да, Запад клеймил бы его «диктатором»… Впрочем, клеймит и сейчас. Чем, к слову сказать, совершенно незаслуженно обижает всех диктаторов — как почивших, так и ныне здравствующих. Потому что ни одному уважающему себя диктатору даже самой развивающейся страны Янукович в подметки не годится.

Маленькое отступление. Вопреки распространенному стереотипу, я лично к слову «диктатор» отношусь спокойно. Древние римляне, когда стране было совсем худо, выбирали диктатора с неограниченными полномочиями — но на срок в полгода. Диктатура Фабия Максима спасла их в самый сложный момент Второй Пунической войны, когда союзники предавали, денег не было, а в легионы после ряда поражений от Ганнибала набирали  пацанов. Еще одним крайне симпатичным мне римским диктатором был Сулла — аристократ и воин, который подавил смуту в Риме, казнил смутьянов, а потом, отказавшись от пожизненного титула диктатора, вернул власть сенату и просто ушел пешком домой. 

Это я к тому, что тиран и диктатор — принципиально разные вещи. Тиран берет власть и держится за нее изо всех сил. Диктатор приходит к власти, служа некой великой цели, ради которой и пришел. Поскольку происходит это, как правило, в не лучшие для страны времена, диктатор зачастую вынужден применять крайне жесткие методы, за которые его, вполне возможно, будут проклинать после ухода. Он хирург, отсекающий пораженную гангреной конечность. Его проклинает ставший инвалидом пациент. Но при этом человек остается в живых, боль проходит, и поэтому десятилетия спустя о диктаторах, как правило, говорят значительно меньше гадостей, чем сразу после их смерти. 

Янукович мог совершить поступок, приказав разогнать майдан месяц назад. Да, через год он ушел бы, проклинаемый как «диктатор» и лишился всего припрятанного на Западе. Зато в историю родной Украины вошел бы как человек, который спас страну. Но Янукович поступил иначе — наихудшим способом из всех возможных. Чтобы решиться на поступок, человек у власти не должен быть «немо». А Янукович им был и остается. Кстати, вполне вероятно, что лет через десять Запад, получивший на Украине все, что хотел, многое забудет и станет смотреть на экс-президента более снисходительно. Но сама Украина ничего не забудет. Каждое грядущее бедствие будет отнесено на совесть Януковича. Причем обеими противоборствующими сторонами…

Сегодня на Украину больно смотреть. Революционный подъем скоро сменится постреволюционным похмельем. Тем более что маски сброшены, и победившим в Киеве «майдаунам», самозваное правительство которых вот-вот признает Запад, нет более нужды притворяться демократами. Киево-Печерскую лавру, правда, пока разграбить не дали, это было бы уж слишком в глазах западных «бабкодателей». Менее оголтелые перекрыли доступ рвущимся на грабеж более оголтелым и фактически взяли в заложники монахов. Якобы, чтобы «не вывезли святыни к москалям». Ясно, что не сегодня-завтра РПЦ попадет на Украине под запрет, и приходы окажутся перед вполне демократическим выбором: или перейти к униатам (как вариант, в УПЦ к филаретовцам), либо очистить помещения и идти вон, если не прибьют на месте. 

А Рада между тем еще один подарочек выдала — персонально русским: отменила закон, разрешающий русский язык в качестве «регионального» — в том числе и на территориях, где его считает родным абсолютное большинство населения. Запад довольно ухмыляется. Любопытно, как бы он прореагировал, если бы, например, в России запретили употребление любого другого языка, кроме русского?  Но «своему сукину сыну» можно всё! Никто слова не скажет, даже если завтра поутру новые хозяева Киева возродят на украинской территории печально известные концлагеря Терезин и Талергоф, где в начале Первой мировой австрийцы уничтожили несколько тысяч русин, нипочем не желавших считать себя украинцами…

В юго-восточных регионах это хорошо понимают, а потому самоорганизовываются и берут полноту ответственности на себя. Игнорируют периодически прорывающиеся законотворческие истерики Верховной Рады, всецело находящейся в воле «майдаунов». Формируют дружины. И это дает надежду. Причем, гораздо большую, чем запоздалые «я не уйду!» г-на Януковича. Идущая снизу самоорганизация возникла из понятного желания нормальных людей не дать «новым ющенкам», бандеровцам и массово всплывающей на волне любого мятежа гопоте разорить и разграбить свой дом. Тот общий дом, который создавали веками их предки — еще в те времена, когда ни о какой Украине в этих краях никто не слыхивал. Возможно, при этом выдвинутся новые лидеры — никак не связанные с олигархами и «братками», не имеющие счетов за рубежом, а значит, готовые работать на свой народ. Так, как не мог в принципе, да и не хотел работать все больше уходящий в политическое небытие «президент Немо».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть