Парковка рубль бережет

25.09.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

Писатель и депутат Госдумы Сергей Шаргунов обратился к московским властям с призывом смягчить режим городской платной парковки, придав ей некий гуманитарный акцент. В современном виде та, напомню, появилась в столице осенью 2012-го, поначалу только на Петровке и Каретном Ряду. Эксперимент оказался удачным и постепенно распространился на всю территорию в пределах Бульварного кольца, ну и далее — ​вплоть до замкадья. Даже в других областях, насмотревшись на такие успехи, стали вводить нечто подобное.

Правда, то, что для среднего субъекта ЦФО — ​весомейшая прибавка в казну, для Москвы — ​капля в золотом океане: 5 млрд рублей в год, четверть процента бюджета — ​их даже ни на что серьезное не потратишь (в итоге поступления от парковок отдали префектурам на спортплощадки и озеленение дворов). Но для столицы платный паркинг — ​вещь системная и градообразующая вовсе не из-за финансовых показателей.

Когда девять лет назад в такие же холодные дни, казалось, всесильный мэр Лужков внезапно стал обычным пенсионером, его преемнику Собянину тогдашний президент Медведев строго наказал: первым делом — ​бороться с невыносимыми столичными пробками. Количество автомобилей в Москве ежегодно росло; новых дорог, туннелей и эстакад посреди старой застройки не возведешь, а ввести платный въезд в городе, как в Лондоне, было невозможно технически и социально опасно. В общем, проблема пробок считалась нерешаемой.

Поэтому новые московские власти выбрали единственный возможный вариант: начать постепенно ограничивать практически бессистемную городскую логистику — ​изменением схем движения, выделенными полосами для общественного транспорта, видеокамерами, «выписывающими» штрафы нарушителям, и, главное, платными парковками. Спустя почти десятилетие очевидно, что задачу отчасти решить удалось: в час пик «кольца», конечно, встают, но центр худо-бедно едет. Уж точно лучше, чем при Лужкове, когда в Москве и родилась некая пародия на платную парковку.

Мы тогда вдруг страстно захотели быть как в Европе. По городу установили знаки платного паркинга, однако структуры его администрирования толком не создали, и собираемые средства исчезали невесть куда. Возле знаков бродили странного вида люди, непременно в камуфляже и с поясными кошельками. Не желавшим заплатить прозрачно намекали на то, что в отсутствие хозяина машину поцарапают, либо проколют колесо. Правда, уверенно предъявленное «парковщику» удостоверение с печатью (с журналистской аккредитацией, например) помогало избавиться от оплаты не хуже, чем государственные спецномера или мрачный бандитский взгляд из-за тонированных окон черной «бэхи»…

Сейчас в данном плане гораздо тяжелее. На сотрудника «Моспаркинга» давить бессмысленно: он решений не принимает, его работа — ​сфотографировать машину и отправить снимок. А где-то там, в глубинах ЦОДД, другой мало за что отвечающий господин нажмет кнопку оформления штрафа… Кому жаловаться или угрожать? Проще оплатить…

Меж тем столь удобную систему расчета за парковку, как в Москве, не сыскать. Человек, сидя в офисе или ресторане, продлевает стоянку через смартфон. Не надо, как во Флоренции или Вене, бежать к паркомату и засовывать в него наличные, если не успел уложиться в заранее оплаченное время. В продвинутых городах можно оплатить стоянку с помощью смс, но только с местной симки, причем еще и не всякой. Короче, за интернет-приложение властям уважение, но вот с самой парковкой есть перегибы.

Так, до прошлого декабря по воскресеньям плата не взималась. Но столичный центр стал для автовладельцев настолько популярен, что на части улиц тариф подняли до запредельных даже для Европы высот в пять евро за час и отменили «воскресные льготы». Да, посетителей бутиков «Золотой мили» и крутых ресторанов и тысяча рублей в час не смутит, а мест на Петровке или Пятницкой не найти по-прежнему. Но! Скажем, в Замоскворечье исконно сконцентрировано множество храмов. Патриархальный купеческий мир Кадашей с Пыжами не мыслился без православных церквей. Уцелевшие в советский период и возродившиеся в 90-е, они собирают сегодня множество прихожан, являясь центрами духовной культуры.

Идут в храмы и пожилые люди, испытывающие проблемы с передвижением, да и зачастую небогатые. После введения платной парковки возможность приезжать на своем старом автомобильчике хотя бы на воскресные службы для таких прихожан зачастую была спасением. Но теперь количество парковочных мест возле храмов резко ограничили, а 380 рублей в час для солидной части паствы вещь просто неподъемная.

Очевидно, что надо искать выход, к чему и призывает Шаргунов, чей отец, протоиерей Александр, служит в храме Святителя Николая в Пыжах и видит ситуацию своими глазами. Городская логистика — ​дело нужное, но необходимо учитывать и гуманитарный фактор. По крайней мере в районах расположения социальных, культовых, медицинских учреждений.

Безусловно, сторонники тотального парковочного обустройства резонно заметят: мол, разреши бесплатную парковку у церкви или больницы — ​и туда немедленно устремятся автовладельцы, желающие сэкономить. Но в Европе, откуда хорошо бы брать лучшее, а не худшее, придумано немало способов именно для таких случаев. Например, парковочные пятна только для резидентов даже не районов, а отдельных кварталов. Или ограничения длительности бесплатной стоянки: под стекло кладется картонный макет «парковочных часов», на котором выставляется время начала. Через час-полтора надо уезжать, перемещаться на платное место — ​иначе штраф. В общем, есть масса идей, как разобраться с парковкой, было бы желание.

За десятилетие мы привыкли к жестким правилам городской жизни. Но корректировать их в соответствии с реальными нуждами граждан — ​единственно правильно. Сохранение же духовной культуры имеет много порой неожиданных аспектов. Перефразируя некогда популярный фильм — ​нужны ли будут парковки, которые не ведут к Храму?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть