Кабала святош из ВТО

23.02.2013

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук

Не так давно в ходе так называемых гайдаровских чтений представители ВТО вновь высказали ряд претензий в адрес России — и налог на утилизацию автомобилей им не по нраву, и финансовая политика не симпатична. А буквально на днях за океаном просто в истерике зашлись по поводу нашего отказа потреблять их мясо с гормоном роста рактопамином. И это притом, что в ЕС такое мясо под запретом. Но нас, видимо, рассматривают в качестве рынка второго сорта.

В связи с этим меня удивляют продолжающиеся споры по поводу последствий вступления России в ВТО. О чем тут спорить, я не понимаю. Система правил этой организации крайне сложна, ведение торговых споров бессмысленно, поскольку выиграть их могут только вполне определенные силы, и наша страна к ним не относится. Спрашивают: отчего это вы столь категорично выступаете против членства России в ВТО? При этом нередко ссылаются на пример Китая. Мол, эта держава получила от вступления во Всемирную торговую организацию немало преференций. Но сравнение Китая и России в данном случае абсолютно неправомерно. Китай вел переговоры о вступлении в ВТО больше десяти лет и одновременно занимался масштабной модернизацией своей экономики, развитием производственного сектора, в том числе выпуском высокотехнологичного оборудования.

А наши либералы ограничились исключительно пиаром, рекламой, но не модернизацией. В нынешних условиях модернизация становится проблематичной. Любое новое производство следует оберегать, всячески защищать. Нам следовало усиливать протекционизм и, таким образом, поддерживать возрождение индустрии: это единственный путь защиты экономики. Мы пошли по другому пути.

Придут ли к нам высокие технологии теперь? Нет, для этого страна должна производить товары. В экономике действует четкое правило: приходят либо товары, либо инвестиции. Если мы резко облегчили доступ товаров на наш рынок, какой смысл вкладывать в него средства инвесторам? Нам было бы выгодно вступление в ВТО, коль скоро Россия производила бы высокотехнологичную продукцию гражданского назначения — вот здесь без помощи этой организации выйти на зарубежные рынки очень непросто. Но мы не производим на экспорт такие товары, даже себя данной техникой не можем обеспечить.

Сторонники членства России в ВТО говорят, что будут снижаться цены на импортные товары. Верно, будут. Только дивиденды от этого получат импортеры, а никак не потребители. И потом, на второй стадии процесса завоевания российского рынка иностранные производители непременно поднимут цены, как только добьются ликвидации местных конкурентов. Отдельные импортеры уже заметно выиграли: вырос, например, ввоз в Россию живых свиней, подержанных автомобилей. А что делать в этой ситуации отечественным производителям?

Посмотрите: наши ключевые — сырьевые — отрасли вроде бы правилами Всемирной торговой организации не регулируются. Однако в этой сфере позволено предъявлять различного рода претензии. Ну, например, тарифы на электроэнергию в России устанавливает государство, и они ниже, чем на Западе. Представьте, что западные производители алюминия пожалуются на условия, которые противоречат равноправной конкуренции.

У российского бизнеса вообще нет никакой подготовки к работе в системе ВТО. Нет соответствующим образом подготовленных юристов, нет грамотных маркетологов. Конечно, эта организация позволяет подавать жалобы в суд, только суд ВТО в высшей степени неравноправен. Фактически, там действует принцип презумпции виновности, и обвиняющая сторона в этом суде не станет утруждать себя доказательствами. В свое время Джордж Стиглер, американский экономист, лауреат Нобелевской премии, обнаружил, что развивающиеся страны споры в таком суде почти не выигрывают.

Пока западные компании ограничиваются статьями в газетах и устными укорами нас в том, что Россия не выполняет правил ВТО. А через годик мы станем получать юридические иски и нести очень серьезные потери. Раньше мы урегулировали споры на основе национального законодательства, теперь это придется делать по правилам законодательства международного. Согласно нашей Конституции, эти последние имеют приоритет над национальными.

Таковы первые последствия вступления России в ВТО на кабальных условиях. Мы уже говорили, что рядовой потребитель от снижения импортных цен ничего не выиграет — преимущество получат торговые монополии. Вспомните: несколько лет назад резко вырос импорт в Россию сухого молока из Белоруссии. Как следствие — закупочная цена на молоко снизилась с 12 до 6 рублей. Но в магазинах его стоимость, напротив, выросла. То же самое мы будем наблюдать и теперь.

Сегодня российскому бизнесу выгоднее развернуть производство за границей и затем продавать товары в России. Например, тракторы предпочитают собирать в Канаде, а затем реализовывать их в нашей стране. Вот и получается: цель ВТО — чтобы Россия ничего не производила. А нам нужна такая перспектива?

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть