Нефть горит, дроны летят

18.09.2019

Дмитрий ДРОБНИЦКИЙ, политолог

События на Аравийском полуострове заставили планету вздрогнуть. Случилось то, что раньше существовало лишь в расчетах кризисных аналитиков нефтегазового рынка. Профильная инфраструктура Саудовской Аравии подверглась атаке, в результате чего мировая добыча нефти упала на 5,7 млн баррелей в день, то есть примерно на 5 процентов. Это крупнейший глобальный кризис предложения углеводородов за последние 30 лет — ​с момента американской операции «Буря в пустыне» в Кувейте и Ираке.

Некоторые аналитики полагают, что по объему выпадающих поставок нынешнее снижение экспорта перекрывает показатели первого и второго нефтяных кризисов, связанных с арабским эмбарго 1973–74 гг. и паникой на рынке 1979-го, вызванной исламской революцией в Иране.

Никто даже толком не знает, что конкретно произошло. Общепринятой версией считается атака малоразмерных беспилотников. Ответственность за нападение взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы, которые уже шестой год ведут кровопролитную борьбу с силами, лояльными просаудовскому президенту Мансуру Хади, а также с войсками Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

По сути дела, это уже не гражданская война. Установившие контроль над большей частью территории хуситы сражаются с армиями захватчиков. При этом населенные пункты Йемена постоянно подвергаются ковровым бомбардировкам. Жертвы среди мирного населения ужасающи. В стране не хватает не только продовольствия и медикаментов, но и питьевой воды. Немудрено, что повстанцы вынашивали планы мести. Они-то, во всяком случае, бомбили не жилые дома и больницы, а вполне легитимные с военной точки зрения цели — ​объекты инфраструктуры.

Но в то, что хуситы смогли подготовить и провести столь выверенную атаку дронов на святая святых саудовской экономики, мало кто поверил. И шейхи, и Вашингтон возложили ответственность на Иран. МИД Исламской Республики официально отверг обвинение, однако его заявление было воспринято всеми как исключительно формальное отрицание. Дело, конечно, не в том, что беспилотники взлетели с ее территории (хотя и такие версии высказывались), а в том, что йеменский конфликт является полем прокси-войны между Эр-Риядом и Тегераном. Смертоносные летающие машины, скорее всего, действительно стартовали в полет мести из района, контролируемого повстанцами. Но не они столь убедительно показали зубы, а персы. Без наземной армии, флота и авиации.

Тем временем отреагировали рынки. Поначалу цена на биржевых торгах черным золотом взлетала на 20 процентов, но вскоре последовала коррекция, так что общее подорожание нефти пока не превышает 8 процентов. Пожалуй, этому в немалой степени способствовало распоряжение Дональда Трампа при необходимости распечатать нефтяные резервы США. Но не стоит забывать, что в 1991-м аналогичное заявление Джорджа Буша-старшего не успокоило трейдеров. Сегодня же аналитики осторожно прогнозируют среднесрочную «углеводородную инфляцию» на уровне 5–8 долларов за баррель. То есть ровно настолько, насколько они же считали нефть недооцененной примерно месяц назад.

Некоторые горячие головы в Вашингтоне предложили осуществить немедленную акцию возмездия. Так, сенатор Линдси Грэм, принявший эстафету от своего покойного друга Джона Маккейна, призвал разбомбить нефтяные объекты Ирана. Но Трамп ограничился грозным предупреждением: мол, США «заряжены и взведены» для ответа — ​но, как следует из интервью его помощницы телеканалу Fox News, хозяин Белого дома до сих пор не исключает путь переговоров.

Тридцать лет назад все было бы не так. Для атаки на соседские нефтепромыслы потребовалась бы мощная наземная группировка. Гремели бы барабаны войны. Цены на нефть взлетели бы до небес. А семья Аль-Саудов наслаждалась бы статусом верного союзника Запада в борьбе с «режимами-изгоями».

Сегодня события развиваются иначе. Начнем с того, что Эр-Рияд даже не требует «покарать агрессора». Аль-Сауды проиграли очередной этап прокси-войны с Ираном. Их эмиссаров вытеснили из Сирии и Ирака, их армию выставили на посмешище в ходе безуспешной и кровавой бойни в Йемене и на весь мир ославили как убийц, показав миру кадры уничтожения журналиста Хашогги. Саудовская Аравия поплатилась за свою самоуверенность. Еще вчера она была среди бенефициаров исхода «холодной войны», а сегодня — ​страной-неудачником. А Трамп не привык иметь дело с лузерами…

Но, похоже, главный итог инцидента в том, что весь мир увидел, насколько уязвима критическая инфраструктура человечества. Чтобы ощутимо поколебать глобальный энергетический сектор, хватило эскадрильи мини-дронов. Ни танков, ни артиллерии, ни крылатых ракет не понадобилось. Не то чтобы защита от подобных атак является архисложной задачей. Наши парни в сирийском Хмеймиме регулярно сбивают десятки беспилотных «камикадзе». Но то военная база. А что делать с гражданскими объектами, особенно если на них будут нацелены тысячи «игрушек»? Недаром министр энергетики РФ Александр Новак спешно распорядился проработать защиту отраслевых объектов от угроз нового типа.

Наконец, о нефти. Львиная ее доля, обрабатываемая на мощностях, которые были подвергнуты атаке дронов, предназначалась для Азии — ​Китая, Японии и Южной Кореи. Трамп честно написал в твиттере: «У нас там очень мало танкеров». США сегодня и правда экспортируют больше нефти и газа, чем импортируют. Для них переход на фактическую энергонезависимость — ​технический вопрос. Которым они сейчас и займутся. Незначительное повышение цен даже сыграет им на руку — ​сланцевые месторождения станут снова безубыточными.

Появление большого количества конспирологических версий инцидента в Саудовской Аравии не случайно. Людям вообще легче поверить в «хитроплан» Ротшильдов или рептилоидов, чем признать простую истину. Мир разительно изменился. И пора задуматься над тем, как жить и побеждать в нем.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть