Последнее лето детства

13.08.2019

Алексей КОЛОБРОДОВ, литературный критик

Протестный смотр строя и — ​особенно — ​песни, пусть большинство участников санкционированного митинга на проспекте Сахарова и плоховато ее расслышали, продемонстрировал свежие методы оппозиционного рекрутинга и его вполне осязаемые пределы.

Прежде всего — ​географический. Бенефициары протестов твердо решили ограничиться Москвой (именно там власть и, разумеется, деньги); все разговоры о всероссийском разрастании «движа» — ​болтовня пустая и циничная. Конечно, столичный обком всегда готов спеть пропагандистскую песнь безумству храбрых провинциалов, ринувшихся на улицы городов замкадья «за нашу и вашу свободу», но никакой организационной, юридической и — ​что оппозиционного греха таить — ​финансовой поддержки, за песней не последует. Отбросим также версию о московских волнениях как инструменте понижения политических акций Сергея Собянина — ​просто чтобы не углубляться в бездоказательную конспирологию. Нет смысла также поминать выборы в Мосгордуму, о которых, похоже, в митинговом пылу забыли и сами недопущенные кандидаты.

Сделана ставка не на молодежь даже, а на подростков, чьи ютуб-кумиры Юрий Дудь и рэпер Face, были предъявлены в качестве хедлайнеров. Выбор едва ли случаен: про Дудя вдруг заговорили, будто именно он — ​созревшая, долгожданная и во множестве отношений идеальная альтернатива Алексею Навальному. Рэпер же Face символизирует (вы же слышали его треки, видели клипы?.. ну, скажем, «Бургер») чаемое понижение уровня движения — ​интеллектуального, эстетического и, так сказать, общечеловеческого… Видимо, предполагается, что отныне в оппозиции не станет места дискуссиям и прочей рефлексии. Всё должно быть определенным и примитивным, как творчество упомянутого рэпера.

Тут, впрочем, наблюдается одно социологическое противоречие: на разрешенном митинге с Дудем и Face преобладали люди возраста 35–40 лет и около того. Однако объяснить загадку довольно просто: лояльные взрослые либералы — ​они для солидности и, натурально, количества. Тинейджеры с их радикализмом, абстрактным желанием взять всё и поменять, сектантским даже, а не партийным сознанием — ​для чего-то другого, возможно, более важного. И в таком раскладе разрешенный митинг 10 августа смотрится массовой производственной гимнастикой, музыкальной паузой между раундами жестких противостояний.

Идеологический конструкт для подобных огненных дел собран и реализуется — ​горячечная ненависть к «ментам». ОМОНу и Росгвардии. Вообще правоохранителям.

Слов нет, жесткое «винтилово» способно возмутить любого нормального человека и гражданина. Эмпатия, да и за державу обидно — ​неужели иных средств у нее, спокойной и могущественной, уже не осталось? Или просчеты и ошибки властных технологов должны смываться карамазовской слезой ребенка, пусть даже речь идет о столичных мажорах? Однако есть вещи, объективно противоположные нашим чувствам добрым — ​тот же закон больших чисел. Который гласит, что если, с одной стороны, при таких акциях неизбежно известное количество провокаторов, с другой — ​столь же неизменно им будут противостоять слишком ретивые исполнители, да и попросту люди, получающие физическое удовольствие и моральное удовлетворение от насилия. Когда краеугольным камнем протестного движения становится ненависть, под ним обязательно заструится кровь — ​и это только вопрос времени. Явно недалекого.

И вот тут мне хотелось бы поделиться наблюдением, которого пока не встречал в щедрых обсуждениях московских протестов — ​как от «либеральных», так и «охранительных» мыслителей. Относиться к нему можно как угодно, но я уверен, что к объективной реальности в нем отношения больше, чем у вместе взятых романтических протестных идеологем.

Концепция «антимент», как цементирующая протесты, на поверхностный взгляд, вполне недурна. Что-то есть в ней подпольное, нечаевское и в то же время цепляющее самую широкую аудиторию. Смотрю, и либеральные блогеры в соцсетях уже весело рубят фишку: вытаскивая сведения о массовых избиениях и даже убийствах городовых и околоточных в революционном Петрограде 1917 года. Из разных, чаще сомнительных, исторических источников. Лайки, перепосты, восторги… Прямые призывы тоже, как мы убедились, наличествуют.

Неолиберальные идеи большинству населения откровенно чужды, о промайданных настроениях и размышлять нечего, а вот нелюбовь, мягко говоря, к правоохранителям — ​тут да, прямо-таки синоним подлинной народности, момент долгожданной консолидации.

На самом деле — ​это миф. Нельзя строить политические концепции, исходя из формата «Радио Шансон» и дворово-криминальных преданий. Очередное тотальное непонимание того, как устроена социальная структура нашего общества, особенно в провинции. Стереотип о том, что в каждой российской семье кто-нибудь, да отсидел, сидит или привлекался, давно уступает место вполне объективному параметру — ​хорошо, пусть не в каждой, но в огромном количестве отечественных семей есть люди, служившие и служащие в самых разных органах правопорядка. Через условно полицейскую службу прошли сотни тысяч молодых, крепких мужчин, до сих пор сохранивших соответствующие навыки и ментальность. Это дивизии, корпуса и армии.

Феномену есть простое объяснение — ​в 90-е и нулевые, на периферии, в голодных моногородах и депрессивных областных центрах, поступить на службу в органы (зачастую с командировками в Чечню и другие горячие точки) — ​означало не только выжить самому, но и прокормить близких, а может и не очень, родственников. Оно, кстати, и сегодня во многом так — ​хотя вопрос уже не стоит с такой гамлетовской полярностью. Я ни в коем случае не берусь говорить, что русская провинция в последние десятилетия обрела полицейскую ментальность (так же как пресловутое криминальное сознание широких народных масс — ​легенда и глубокое преувеличение), но заказчиков и лидеров протеста я попросил бы данный социальный феномен учитывать. Хотя бы из соображений безопасности.

Пока еще противопоставить себя, юного и романтичного бунтаря, злым «ментам» — ​не значит оппонировать всей России. Впрочем, протестное время летит стремительно, и скоро может получиться именно так.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть