Фанни Каплан повесят

08.02.2013

Михаил ЩИПАНОВ, обозреватель «Культуры»

ЕВРЕЙСКАЯ ОБЩИНА Крыма решила увековечить ярких представителей древнего народа, которые имели хоть какое-то отношение к курортному полуострову. В принципе, такая инициатива не вызвала бы особого интереса, поскольку Крым — территория, хранящая воспоминания о многих исторических событиях и множестве народов, внесших свой вклад в развитие сменявших там друг друга цивилизаций. А потому памятные доски в честь работавших в краю магнолий композитора Дунаевского или художника Левитана были бы восприняты, как должное. Но появление в почетном списке Фанни Каплан вызвало недоумение отнюдь не только в среде фанатичных поклонников Владимира Ленина.

Думаю, не надо напоминать о том, чем прославилась эта близорукая и внешне очень нескладная эсерка. Достаточно посетить площадь перед бывшим заводом Михельсона (ныне имени Владимира Ильича) и прочитать надпись на прямоугольнике кроваво-красного гранита. Буквы уже выцвели и частично осыпались, но разобрать, что на этом месте было совершено злодейское покушение на вождя мирового пролетариата, еще можно.

Весьма характерно, что на этом месте собирались поставить монумент самому Ульянову-Ленину. Но в итоге статую водрузили на постамент в ста метрах от знака, который злые языки и прозвали памятником самой Фанни. И вот теперь возникла идея в ее честь повесить памятную доску на стене одного из симферопольских домов (улица Пушкина, 2). Правда, насколько можно судить, сами инициаторы такого увековечивания готовы были воздать Фанни должное отнюдь не по причине исторического выстрела, а как бы по совокупности революционной деятельности.

Вызвав таким образом из небытия тень Каплан, в Крыму вновь вернули нас к весьма спорным и постоянно меняющимся оценкам исторических деяний. Долгое время все помнили хрестоматийную версию, увековеченную в фильме «Ленин в 1918 году». Два выстрела террористки, возмущенные пролетарии задерживают Каплан. Известно краткое сообщение в «Известиях» от 4 сентября 1918 года о том, что «вчера по постановлению ВЧК расстреляна стрелявшая в тов. Ленина правая эсерка Фанни Ройд (она же Каплан)». А затем, если верить коменданту Кремля Павлу Малькову, ее тело было сожжено в смоляной бочке.

Но перестройка нанесла удар и по этой истории. Заговорили о том, что на Каплан, которая и в двух шагах-то ничего не видела, просто удобно оказалось повесить это преступление. Во-первых, эсерка. Во-вторых, оказалась не в нужное время не в нужном месте. А на самом деле выстрелы в Ильича отражали обострившуюся борьбу за власть в среде большевистского руководства. Не случайно-де и Свердлов, возможный преемник Ленина, вскоре погиб при странных обстоятельствах: мол, вот кто стоял за заговором. А для кого-то подслеповатая революционерка вообще стала нашей Шарлоттой Корде. Мы же, известное дело, страна с крайне непредсказуемым прошлым.

Затем вокруг личности то ли террористки, то ли героини борьбы с диктатурой наступило затишье. И вот — новый повод перетряхнуть наши представления о том событии и личности самой Каплан. Понятно, что вешать доску в честь столь противоречивой фигуры, вокруг которой не может быть общественного консенсуса, — вещь крайне рискованная. Власти Симферополя устанут отчищать кусок мрамора от краски или восстанавливать его после очередного покушения левых. Есть проблемы, которые все равно придется оставить на суд последующих поколений, когда, будем надеяться, исторические страсти и противоречия сгладятся. И история окажется менее политизированной, менее партийной. К таким вопросам, без сомнения, относится и предложение захоронить тело Ленина на Волковом кладбище. Когда факты можно будет анализировать без оглядки на «толпы болельщиков», готовых принять только близкую себе трактовку, а все остальное встретить свистом и топотом.

Время памятных досок в честь Фанни Каплан явно не пришло. Да и вряд ли придет. Крым был домом или прибежищем для многих куда более ярких и однозначных личностей. Кстати, в том же общинном списке претендентов на увековечивание фигурирует и некая Софья Гинзбург, народница, участвовавшая в подготовке покушения на Александра Третьего, а затем скрывавшаяся в Севастополе. Не исключаю, что ненавистники Каплан к ней-то могли бы отнестись куда лояльнее. Но все это лишний раз свидетельствует о том, насколько внимательно надо подходить к темам и личностям, способным еще больше усугубить раскол в возбужденном постсоветском обществе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть