Судьба Севастополя

14.07.2019

Игорь ШАТРОВ, политолог

Уже второго губернатора «съели» севастопольцы. Так, по крайней мере, сейчас говорят в городе-герое некоторые особо рьяные местные политики. Не принял гордый Севастополь в качестве градоначальника опытного вице-адмирала Сергея Меняйло. Не задержался и молодой технократ Дмитрий Овсянников. И если первый избирался только законодательным собранием, то второй даже успел пройти горнило прямых выборов, получил мандат доверия большинства горожан, но быстро расстался с электоральным авансом и заработал высокий антирейтинг.

У нового президентского назначенца Михаила Развожаева есть опыт кризисного губернаторского менеджмента. Когда в ходе выборов Республика Хакасия осталась, по сути, без власти (подал в отставку, отказавшись от участия во втором туре, действующий глава Виктор Зимин), Развожаева также назначили врио. Он не имел права участвовать в борьбе за пост руководителя региона и был направлен в Абакан, исключительно чтобы в период избирательной кампании, совпавшей с подготовкой отопительного сезона, в республике не наступил коллапс. С задачей Михаил Владимирович справился настолько успешно, что, по мнению экспертов, если бы фамилия Развожаева значилась в бюллетене, победа была бы неизбежной.

В Севастополе нынче отчасти похожая ситуация. Приближаются выборы в заксобрание, а низкий рейтинг Овсянникова отрицательно сказывался на позициях кандидатов от партии власти. И на поверхности лежит первоочередная задача Развожаева — ​охладить страсти на время гонки. Несомненно, опыт Хакасии тут придется как нельзя кстати. Но в перспективе цель может стать и более глобальной — ​примирить наконец враждующие лагеря.

С данной миссией его предшественникам справиться так и не удалось. Говорят, виной всему «фактор Чалого». Но так ли это? И как вышло, что с первых дней возвращения в родную гавань Севастополь отметился на политическом поле незатихающими конфликтами? Скандалы, откровенная вражда между заксобранием и губернаторами даже несколько смутили остальную Россию. Накал страстей отчасти снизился с уходом Алексея Чалого в отставку с поста спикера городского парламента. Это случилось еще при Сергее Меняйло, но проблемы не решило.

Напомню, после возвращения в Россию Севастополь получил статус отдельного субъекта Федерации. При этом Чалому, как он сам заявлял, было предложено стать губернатором города. Понятно, что президент рассчитывал на максимально конструктивное сотрудничество. Но сначала Чалый добровольно отказался нести личную ответственность за целый регион, не согласившись стать его главой. А затем и вовсе началась бесконечная война с губернаторами. Однако, может, дело не только в Чалом, а в том, что просто не по Сеньке шапка?

На мой взгляд, Севастополь — ​не регион, а муниципалитет. Другой масштаб, другой уровень задач и у исполнительной власти, и у депутатского корпуса, другая, наконец, налогооблагаемая база. Да, в России есть субъекты с небольшим по численности населением. Например, в Ненецком АО проживает чуть более 40 тысяч человек. Но надо ли объяснять, какая бюджетная обеспеченность у автономного округа, живущего за счет добычи полезных ископаемых? Севастополь, конечно, далеко не в этом ряду, а спрос с первого лица здесь — ​как с главы полноценного региона. Но нужен ли севастопольцам градоначальник, именуемый «губернатором», и горсовет с солидным названием «законодательное собрание»? Жители-то прежде всего недовольны коммунальными проблемами и ценами.

А еще, правда, недовольны засильем приезжих — ​во власти и просто на улицах. Транспондер «свой-чужой» в Севастополе включен постоянно. Не так, как в курортных зонах, где местные готовы раствориться в госте, чтобы его обаять. Да, это южное лукавство, преследующее корыстную цель: оно есть и в российском Крыму. Но этого нет в Севастополе. Там тоже рады гостям, но по-иному. Точно в Санкт-Петербурге. Как коренной петербуржец, рискну утверждать: мы любим, чтобы нам отдавали дань уважения за то, что мы петербуржцы. Севастополец также примеряет на себя великие заслуги города русской славы перед Родиной. Особая каста, порода людей сложилась в Севастополе (он и сам особенный: база Черноморского флота, духовно-культурный исток, цивилизационный центр) — ​если Развожаев это учтет, у него все получится.

Именно восстановления уважительного отношения к себе, помимо прочего, жаждали севастопольцы, когда голосовали за воссоединение с Россией. Еще летом 2014 года, в первые месяцы присутствия в новом правовом поле, группа депутатов заксобрания выходила с инициативой о придании городу-герою статуса закрытого административно-территориального образования (ЗАТО). Тогда идея не нашла поддержки. Но не этого ли продолжают ждать севастопольцы? Североморск, Александровск, Вилючинск, Заозерск, Островной, Фокино и Видяево — ​военно-морские базы Северного и Тихоокеанского флотов России — ​именно ЗАТО.

Их в России вообще более сорока. И это уже не те наглухо закрытые, как в СССР, «почтовые ящики». В них просто действует особый режим пребывания приезжих, тщательнее контролируется использование земли и недвижимости; наконец, они целевым образом получают дополнительные средства из федерального и регионального бюджетов (в частности, согласно статье 7 Закона РФ «О закрытом административно-территориальном образовании»). Для севастопольцев это означает повышенный уровень обеспечения и социальной защиты, а также гарантии занятости и льготы в оплате труда и многое другое из того, чего городу-герою сегодня реально не хватает.

Если предположить подобное развитие событий, то вполне резонно, что и мэром ЗАТО горожане изберут местного. Но не из тех, кто уже откровенно утомил их бесконечными конфликтами, а из новой генерации севастопольцев. Тех, кто от и до, с младых лет, знает городские проблемы и способен их эффективно решать.

Республика Крым, ЗАТО Городской округ Севастополь. Как вам такой адрес?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть