Ловушка для провокатора

10.07.2019

Антон КРЫЛОВ, журналист

Владимир Путин считает, что вводить санкции в отношении Грузии не стоит из уважения к ее народу. Президент РФ подчеркнул, что антироссийские настроения в этой стране раздуваются людьми, которые просто не знают истории. Ранее Госдума порекомендовала правительству список ограничительных мер для асимметричного ответа на выходку телеведущего, оскорбившего российского лидера и граждан нашей страны. Гендиректор «Рустави‑2» солидаризировался с подчиненным. Не слишком категоричной выглядела поначалу и реакция Саломе Зурабишвили. Однако после появления думской инициативы (депутаты назвали ее своеобразной «черной меткой» Тбилиси) президент Грузии сменила тон и призвала не поддаваться на провокации, которые устраивают «радикальные силы».

Выходка журналиста между тем является не только нарушением профессиональных и этических норм. Я бы назвал ее настоящим информационным терроризмом — ​СМИ отнеслись к ней в подавляющем большинстве резко отрицательно, но вместе с тем и растиражировали новость, сделав из никому не известного «нечто» мейнстрим. Собственно, это и подметил Путин: «Много чести — ​возбуждать против таких уголовные дела».

Действительно, терроризм — ​преступление, невозможное без свободной прессы. И в СССР его не существовало во многом потому, что отморозкам не имело смысла взрывать и убивать, раз об этом не рассказывали в СМИ. Единственный в советской истории теракт произошел в московском метро в 1977 году, но широкие массы узнали о нем лишь в конце 80-х. Академик Сахаров, кстати, спустя 12 лет в интервью журналу «Огонек» заявил: «Начинать надо… с полного демонтажа имперской структуры. Только так можно решить национальную проблему в малых империях, которыми по существу являются союзные республики — ​например, Грузия, включающая в свой состав Абхазию, Осетию и другие национальные образования».

В итоге свою «имперскую структуру» Грузия демонтировала сама. Не было никаких «спровоцированных извне» восстаний или референдумов, организованных «под сенью дружеских штыков». Тбилиси напал на соседей и получил адекватный вооруженный отпор. Москва вмешалась лишь однажды, эвакуировав Эдуарда Шеварднадзе (по его же собственной просьбе) из окруженного абхазами Сухума.

В 90-е никакой поддержки от России непризнанные республики не получали. Южной Осетии чем могла помогала Северная, но следует откровенно признать, что основной статьей дохода тогда была контрабанда. Абхазия пыталась зарабатывать на мандаринах и туристах. Экономическая помощь отколовшимся от Грузии регионам началась только в XXI веке. Официальное признание Абхазии и Южной Осетии — ​опять-таки вина исключительно Тбилиси. Если бы не убийство российских миротворцев в 2008 году, позиция Москвы по этим территориям не отличалась бы от нынешнего отношения к Приднестровью и Карабаху.

Однако в Грузии выросло целое поколение, которое свято верит в обратное. Они, эти дети пропаганды нового века, полагают, что Россия в начале 90-х отхватила у них исконные исторические земли. Что накачивала их оружием. Что в 2008-м коварно напала на Грузию, но под давлением европейских лидеров остановилась в Гори, не пошла на Тбилиси. Ну и вообще, что 20 процентов территории оккупировано Кремлем. Спорить с «верующим» — ​бессмысленное дело. Он не воспринимает фактов, противоречащих его убеждениям. «Верую, ибо абсурдно». Но религия в идеале несет спокойствие и уверенность, а мантры о российской оккупации — ​ненависть, злобу и деградацию. И тут Грузия очень схожа с Украиной.

Первая являлась, пожалуй, самой богатой советской республикой, вторая — ​более чем зажиточной. Пока жители Центральной России с грустью наблюдали исчезновение продуктов из магазинов и ездили в Москву на «колбасных электричках», у грузин и украинцев имелась вкусная еда и возможность заработать, сбывая излишки в РСФСР. Неудивительно, что им виделось, будто с обретением независимости они заживут еще богаче. Реальность оказалась иной: в условиях открытых границ единственным конкурентоспособным товаром из Грузии и Украины стали гастарбайтеры. Во многом именно поэтому сегодняшние Киев и Тбилиси демонстрируют показательное единодушие в русофобии: когда некого винить кроме самих себя, проще и удобнее свалить все на «москалей».

И зачастую при таких обиженных раскладах оружием трусливых, бедных и глупых становится терроризм. Выросшее в условиях деградации поколение грузин и украинцев, чье сознание усиленно забивалось русофобскими штампами, неизбежно должно было прийти к нему, и оно пришло. Пока, к счастью, только к информационному. Матерная тирада телеведущего «Рустави‑2» — ​логичное развитие бранных лозунгов на грузинских митингах и украинских антипутинских кричалок, которыми в самостийной не брезгуют даже министры. Ведь информационный террор, как и обычный, не предполагает тотальной войны. Нужна разовая громкая акция, а дальше в дело вступят так называемые «новые медиа», потом подтянутся и традиционные СМИ…

Терроризм прежде всего необходимо лишить публичности. При этом диалога с террористами быть не может, что и подтвердила неудачная попытка организации телемоста Москва — ​Киев. Украинским журналистам пригрозили уже вполне осязаемым физическим воздействием, и те логично отказались рисковать собственной жизнью и жизнями родных. Да, информационный терроризм не столь кровожаден, как традиционный. Но, проникая в сознание, он становится основой для реальных злодеяний. А потому его надо и пресекать, и карать.

Сейчас уже очевидно, что грузинские провокаторы надеялись совсем на другой — ​разрушительный, разъединительный — ​эффект. Реакция Владимира Путина спутала им все планы, но вместе с тем у России, благодаря позиции депутатского корпуса, остается «отложенное право» на ответный торгово-экономический ход. Сильный всегда будет на два шага впереди, слабому же придется выучить преподанный урок, если он, конечно, хочет в дальнейшем устоять на ногах.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть