Собирая большую страну

15.06.2019

Николай ФИГУРОВСКИЙ, политолог

Минтруд направил в правительство РФ для срочного согласования пакет документов, предусматривающих перечисление российских пенсий трудовым мигрантам из стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС), поработавшим в нашей стране и уехавшим на родину. Данное известие встретили у нас неоднозначно, что вполне объяснимо. Пенсионная тема нынче воспринимается обществом весьма болезненно и с оттенком ревности.

Даже чисто гуманитарный по содержанию и глубоко гуманный по сути указ президента о предоставлении российских паспортов гражданам многострадальных Луганской и Донецкой народных республик немедленно вызвал меркантильные разговоры: «Вот сейчас-то они все примут наше подданство, получат пенсию и уж тогда заживут!» Экономисты предоставили расчеты: даже если все пожилые жители ЛДНР разом станут россиянами, это увеличит расходы ПФР всего на один процент. Но, как пел Высоцкий, «а люди все ворчали и ворчали, а люди справедливости хотят». Потребовалось специальное разъяснение властей: пенсии будут назначаться лишь тем гражданам Донбасса, кто переедет в РФ на постоянное место жительства. Послушав это, народ успокоился: то, что приехавшие к нам старики получают пенсию, расценивается как само собой разумеющееся еще с советских времен. И тут случилась новая незадача: оказывается, наши кровные денежки будут отсылать за границу, в страны Ближнего Зарубежья…

Сейчас на территории бывшего СССР действует Соглашение о гарантиях прав граждан государств — ​участников СНГ в области пенсионного обеспечения еще от 1992 года. Согласно документу, где человек зарегистрирован, там ему и пенсию платят. Или не платят, как на Донбассе. Украина не выходила из данного акта, просто в Киеве после известных событий решили его не выполнять.

Но, с другой стороны, СНГ уже вещь довольно виртуальная, а Евразийский экономический союз — ​объединение новое и достаточно перспективное. Сегодня в него входят пять бывших советских республик и еще несколько приглядываются (как, между прочим, и «настоящие» иностранцы — ​Монголия, Египет и т. д.). В отличие от СНГ, про которое мало кто понял до конца, что же имели в виду создатели, ЕАЭС сразу задекларировал проведение скоординированной, согласованной или единой экономической политики «четырех свобод»: свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы в рамках Таможенного союза. А свобода движения рабсилы подразумевает и то, что патент на трудоустройство в России гражданам Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии можно не покупать.

Это дает возможность нанимать мигрантов из четырех дружественных стран без особых формальностей. Предприниматели знают, что для привлечения «в штат» или «на договор» иностранца, нужно потратить массу времени и сил, а тут все просто. «Четыре свободы» — ​великое дело.

Но раз принять мигранта из ЕАЭС легко, то и социальный налог в Пенсионный фонд за него уплатить несложно: будь любезен, 22 процента от зарплаты переведи в ПФР. И вот тут возникает недопонимание: когда эти средства отчисляются у россиянина, они идут в его личную пенсионную «копилку», а если у граждан Киргизии или Казахстана? На сегодня теоретически считается, что именно благодаря этим взносам представитель другой страны ЕАЭС, переехавший в Россию на ПМЖ, сможет получать пенсию. А те, кто не переедет, что же? Выходит как минимум несправедливо.

Кстати, в отношении Белоруссии, с которой мы потихоньку пытаемся строить единое государство, вопрос решили еще в 1996 году без всякого общественного возмущения. Проработал человек всю жизнь в Смоленске, перебрался на заслуженный отдых в Беловежскую пущу и получает спокойно российскую пенсию. Что интересно, ее же (как правило, в дополнение к местной) с удовольствием берут и наши уже бывшие соотечественники, отправившиеся куда дальше Бреста или Бишкека — ​в Землю Обетованную или на Брайтонские пляжи, например. Хоть и принято ругать российские пенсии за маленький размер, но отказываться от них эмигранты не очень-то спешат. Что, впрочем, логично: люди создавали национальное богатство –имеют право.

Выходит, и грядущая выплата российских пенсий в других странах ЕАЭС — ​тоже тема по большому счету справедливая. Отдавая (лично или через работодателя) по 22 процента от зарплаты, люди помогают собирать деньги для перечислений здесь и сейчас, обретая право получить пенсионную долю потом.

К слову, опасения, будто выплаты бывшим трудовым мигрантам разрушат нашу пенсионную систему, неосновательны. Годовой бюджет ПФР — ​8,5 триллиона рублей. Дополнительные же расходы на выплату пенсий в страны ЕАЭС после ратификации нового договора — ​75 миллионов (еще 90 пойдут на экспорт пенсий нашим пожилым согражданам, переехавшим в страны Союза, это также зашивается в документ). Менее одной тысячной процента, тут и обсуждать нечего.

Дискутировать можно лишь об этическом аспекте: ну как же, от себя пенсии, согласно прошлогодней реформе, отодвигаем, «чужим» отдаем. Однако тут есть аргумент чисто идеологического характера. Очень часто добрым словом мы поминаем большую и сильную страну, не существующую уже почти три десятилетия, и с горечью говорим о катаклизмах, разбросавших людей, когда-то объединенных языком и культурой, по национальным «квартирам». Так вот, собирать новую формацию, привлекая граждан иных государств, следует не только гуманитарными, но и экономическими средствами, вместе с тем принимая на себя определенные моральные и материальные издержки, однако такова уж судьба страны-лидера.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть