Дед Калаш и совесть

16.01.2014

Сергей ЛЕСКОВ, обозреватель «Культуры»

Стало известно, что под занавес жизни великий оружейный конструктор Михаил Калашников написал письмо патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу. Послание носило личный характер. Теперь оно опубликовано.

«Моя душевная боль нестерпима, один и тот же неразрешимый вопрос: коль мой автомат лишал людей жизни, стало быть и я, Михайло Калашников, девяноста три года от роду, сын крестьянки, христианин и православный по вере своей, повинен в смерти людей, пусть даже врага?.. — вопрошает конструктор. — Добро и зло живут, соседствуют, борются и, что самое страшное, смиряются друг с другом в душах людей — вот к чему я пришел на закате своей земной жизни. Получается какой-то вечный двигатель, который я так хотел изобрести в молодые годы…»

Легендарный автомат АК-47 — самое распространенное стрелковое оружие в мире и один из самых узнаваемых российских брендов. В отличие от многих изобретений, имеющих двойное применение, автомат Калашникова — образец сугубо военной техники. Конечно, не было бы АК-47, его место заняли бы другие автоматы. Легче легкого успокоить совесть соображением, что ты, дескать, изящно решил сложную задачу. Но Калашников был неординарен не только в технической области.

Тема ответственности ученого за свое изобретение является ключевой для нашей эпохи. Пусть большинство предпочитает не мотать себе нервы сомнениями, в теологических трудах появилось понятие новых смертных грехов, связанных со спорными последствиями прогресса.

Калашников убедил власти Ижевска, что уже выделенный бюджет лучше направить не на строительство музея его имени, а на воссоздание Свято-Михайловского собора, разрушенного в 1937 году. Храм высотой 67 метров был открыт в 2007-м, освятил и совершил первую литургию патриарх Алексий II. Таким образом, мысли, высказанные в письме, беспокоили конструктора давно, их можно считать сокровенными. В соответствии с духом времени в комментариях взахлеб обсасывается сам факт сенсационного послания, вопрос о правомерности скоропостижной публикации не поднимается, а о существе душевных мук старого конструктора вообще речи не идет.

Автомат АК-47 был создан с благородной целью защиты Отечества. В начале Великой Отечественной войны Красная Армия была вооружена отвратительно. Не получалось крушить храмы, сажать академиков и одновременно создавать эффективную экономику, требующую высокого духовного участия. Война с ее неимоверными жертвами отбросила в сторону бездарных руководителей и призвала по-настоящему талантливых людей, среди которых был и Калашников. Переоценить заслуги советских оружейников невозможно, их самозабвенный труд и талант спас миллионы жизней.

Не надо думать, что генерал-лейтенант Михаил Калашников этого не понимал. В конце концов, он вступил в ряды ВКП (б) в 1952 году и нет никаких признаков, что к концу жизни он разочаровался в коммунистических идеалах. Волновало старого оружейника совсем другое — бесконтрольное расползание его оружия по миру. Трудно подсчитать, скольким странам СССР отдал лицензию на производство автомата Калашникова. Чаще всего за гроши, лишь бы нам обещали, что оружие будет направлено против империалистов. В реальности АК-47 часто обзаводились террористы. АК-47 — до сих пор любимое оружие моджахедов «Аль-Каиды».

Есть люди, которых не волнует судьба их творений. Курт Воннегут в «Колыбели для кошки» рассказывает об ученом, который создал чудовищную бомбу и спокойно предался размышлениям над строением позвоночника черепахи. Но есть ученые, которые не могут успокоить совесть дежурно-валидольным лозунгом о роли политиков. Отец атомной бомбы Роберт Оппенгеймер после Хиросимы и Нагасаки стал противником атомной гонки и лишился допуска к работе. Изобретатель динамита Альфред Нобель, прочитав ошибочные некрологи по поводу своей кончины, где говорилось о «смерти чудовища», ужаснулся и учредил премию за достижения, которые идут на пользу человечества. Кстати, если бы Калашников имел хотя бы малейший доступ к доходам от продаж АК-47, он мог бы учредить премию, которая никаким Нобелям не снилась.

Покаянное письмо Калашникова — это зеркало, в котором мы можем увидеть собственный нерадужный портрет. Мы не понимаем терзаний конструктора. Не понимаем, почему до последних лет он жил в скромной квартирке на третьем этаже без лифта. В то же время удивляемся, почему уже несколько десятилетий у нас не получается создать новый российский бренд и сделать открытие на зависть миру. Зато мы умеем извлекать щедрые дивиденды из славных имен. Чего стоят предвыборные фото депутата от КПРФ Леонида Калашникова рядом с легендарным однофамильцем…

Совестливый человек обречен жить скромно. Совестливый человек обречен на непростые мысли на закате жизненного пути. Когда-то это было нормой, но для нас стало сенсацией.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть